В России торжества по случаю Дня Победы с каждым годом становятся все более помпезными и зрелищными. За последние несколько лет культ «Великой Победы» превратился в квази-религию и в основную концепцию, способствующую объединению российского общества.

Победа Советского Союза во Второй мировой войне стала краеугольным камнем российской национальной идентичности, особенно в период правления Владимира Путина, и она активно эксплуатируется для мобилизации поддержки нынешнего политического режима в России. Память об этой победе используется для того, чтобы представить Россию как великую державу и оправдать ее претензии на особый статус в Европе. Любое возражение против мифа о победе во Второй мировой войне рассматривается как угроза господству России на постсоветском пространстве или как прямая угроза самому существованию российского государства.

Чтобы сохранить власть и мобилизовать поддержку российского населения, Путин стремится построить своеобразную неосоветскую империю и пытается внушить альтернативу западной модели. Режим Путина пытается создать целую идеологию вокруг концепции «особого пути», смешивая сталинизм и нео-евразийство с консервативными православными ценностями и русским национализмом. История и прошлое рассматриваются как символические ресурсы, являющиеся важными инструментами в процессе достижении политических целей и сохранения власти.

Культ «Великой Победы»

Культ победы в Великой Отечественной войне возник в эпоху Брежнева. До 1965 года 9 мая или День Победы даже не был государственным праздником. В то время победа в Великой Отечественной войне использовалась для того, чтобы придать законность коммунистической системе в Советском Союзе, а торжества на 9 мая обязательно включали в себя упоминания о ведущей роли Коммунистической партии в победе над нацизмом.

«Сегодня мы можем сказать, что Великая Отечественная война и наша победа в ней стали центральным событием не только советской, но и российской истории, — отметил Андрей Фурсов. — С 1941 по 1945 год российский народ, используя советский режим в качестве меча и щита, отстаивал свое право не только творить историю, но и продемонстрировать свое величие.

После распада Советского Союза Россия начала использовать Великую отечественную войну, чтобы сплотить постсоветское пространство. Режим Путина проявил особое рвение в продвижении идеи общей памяти граждан бывших советских республик. С одной стороны, Россия поделилась славой за одержанную победу над фашизмом с соседними странами, с другой — она сохранила за собой статус  главного победителя. В последнее время российская интерпретация Великой отечественной войны стала основываться на трех мифах: сила, страдание и освобождение.

Миф о силе

Миф о силе призван представить Россию и ее лидеров в качестве влиятельных игроков и пробудить чувство гордости, берущее свое начало в концепции «Великой державы». Концепция силы занимает чрезвычайно важное место в российском общественном сознании и помогает ее правителям оправдывать и узаконивать их действия. В сознании россиян сила имеет сакральное значение. С момента своего прихода к власти Путин пытался создать образ России как сверхдержавы. Он начал формулировать свою собственную версию российской истории, делая акцент на необходимости модернизировать страну и вернуть ей статус великой державы — и для достижения этих целей обязательно нужна «твердая рука».

Если говорить о россиянах, которые испытывают ностальгию по Советскому Союзу, то главная причина их сожалений о распаде страны заключается в том, что «люди больше не чувствуют, что они принадлежат к великой державе». В 2012 году в  ходе опроса, проведенного «Левада-центром», такой ответ выбрали 51% опрошенных (для сравнения в 1999 году так ответили 29%). Это чувство тесно связано в ощущениями дезориентации и унижения, характерными для 1990-х годов, и стремлением восстановить величие России, широко распространенным среди россиян. Именно поэтому одной из основ путинской идеологии стал образ России, «встающей с колен».

Миф о страдании

Страдание — это еще одна сторона мифа о силе и неотъемлемый элемент мифа о Великой отечественной войне. Согласно этому мифу, русскому народу пришлось заплатить огромную цену за «Великую Победу». Миф о страдании косвенно оправдывал потребность в новых жертвах. Основные аргументы в этом мифе сосредоточены вокруг необходимости защитить Иосифа Сталина, который выиграл войну и перестроил страну (что невозможно сделать без жертв). За последние несколько лет число россиян, считающих, что репрессии могут быть в политическом смысле необходимыми и в историческом смысле оправданными, выросло, тогда как число россиян, считающих сталинские репрессии неоправданными, уменьшилось.

Для большинства россиян самым важным моментом в оценке роли Сталина в российской истории стало то, что под его руководством Россия одержала победу во Второй мировой войне. В 2012 году почти 60% населения страны (66% в 2008 году) согласились с утверждением, что, несмотря на ошибки и недостатки, приписываемые Сталину, именно он привел Советский Союз к Победе. В то же время 66% (68% в 2008 году) согласились с тем, что Сталин был жестоким и беспощадным тираном, ответственным за гибель миллионов невинных людей. Согласно результатам опроса, проведенного «Левада-центром» в декабре 2015 года, 28% респондентов считают, что сталинский период принес России «больше хорошего, чем плохого», 45% ответили, что в сталинскую эпоху было как хорошее, так и плохое, и только 16% респондентов ответили, что тогда было «больше плохого, чем хорошего».

Такие результаты опросов общественного мнения являются отражением не только постсоветских настроений, характерных для большей части российского общества, но и того священного места, которое сила и государство занимает в массовом сознании. Сталин стал символом мощного государства и такой системы, в которой отдельный человек ничего не значит, а интересы государства всегда ставятся выше человеческой жизни.

Миф об освобождении

С начала 2000-х годов Россия стремилась играть более значительную роль в международной политике. Символический капитал победы над нацизмом в 1945 году активно использовался политической элитой страны для того, чтобы укрепить позиции России в Европе и восстановить ее контроль над ближним зарубежьем. По мнению Николая Копосова, реабилитация культа авторитарного государства требовала создания мифа о «солдате-освободителе» и реанимации истории о спасении мира от фашизма.

В последние несколько лет российские власти пытались реабилитировать пакт Молотова-Риббентропа 1939 года. Согласно секретному разделу этого пакта Восточная Европа была поделена на сферы влияния между нацистской Германией и Советским Союзом, однако в советской, а затем и в российской историографии предпринимались многочисленные попытки скрыть наличие или оправдать факт сотрудничества между СССР и Германией.

Бал задан вопрос: «Знаете ли вы, что в сентябре 1939 года Красная армия вторглась в Польшу и что вскоре после поражения Польши в Бресте прошел совместный парад советских и немецких военных?» Лишь немногие респонденты ответили на этот вопрос утвердительно. В 2014 году только 19% респондентов знали об этом (21% в 2010 году), а 63% не знали (56% в 2010 году). Кроме того, россияне в целом не считают Советский Союз агрессивным и экспансионистским государством. На вопрос «Можно ли сказать, что в 1940 году, до начала Великой отечественной войны, Советский Союз оккупировал Страны Балтии», только 20% респондентов ответили «да», тогда как отрицательный ответ дали 53%.

Воздействие на внешнюю политику России

Память о Второй мировой войне используется Кремлем для того, чтобы легитимировать режим и его внешнюю политику. Российская пропаганда активно использует советскую мифологию и концепции холодной войны, чтобы направлять дискуссии вокруг текущих событий на Украине. Путин оправдал оккупацию Крыма необходимостью защитить русских от «неонацистов» и «антисемитов». «Что нас беспокоит больше всего? Мы видим разгул неонацистов, националистов, антисемитов, который сейчас происходит в некоторых частях Украины, и в том числе в Киеве», — сказал Путин в беседе с журналистами 4 марта 2014 года.

Возрождение мифов и исторических концепций Советского Союза не было случайностью. То, что сейчас происходит в России, является в первую очередь свидетельством кризиса национальной идентичности. В советские времена идентичностью большинства россиян была идентичность «советских людей», а основополагающим мифом страны была Великая Октябрьская революция. Подобным образом победа в Великой Отечественной войне позже стала основополагающим мифом российского государства. Попытки вернуться к славному прошлому ради воссоединения нации, особенно в свете травмы и разочарований, связанных с распадом Советского Союза, вполне понятны. Идеализация советского прошлого, ассоциирующегося с такими фигурами, как Сталин и Брежнев, стала ответом на массовое разочарование 1990-х годов, тогда как победа в Великой отечественной войне — это одно из немногих исторических событий, которыми большинство россиян могут гордиться.

Алексей Полегкий — научный сотрудник Института международных исследований Вроцлавского университета и Отдела исследований политических коммуникаций Антверпенского университета. Он получил степень магистра философии в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко, а также стипендию имени Л. Киркланда и стипендию Фонда «Открытое общество». Полегкий публиковал статьи, посвященные посткоммунистическим трансформациям в Восточной Европе, европейской интеграции и формированию идентичности на постсоветском пространстве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.