Прошло 30 лет после аварии на Чернобыльской АЭС. Для человека это одно поколение. За это время жизнь человека полностью меняется. Однако для радиоактивного цезия-137, который является основным источником загрязнения, это один период полураспада. Остается еще половина. В начале апреля я посетил город Новозыбков на юго-западе России. Его население составляет 42 тысячи человек. Он находится недалеко от границы с Белоруссией. До ЧАЭС отсюда примерно 180 километров.

По площади гуляют родители с детьми, к Пасхе улицы украшены искусственными цветами. Тихий провинциальный город. Тем не менее борьба с невидимой глазу радиацией продолжается уже 30 лет.

«Я хочу, чтобы правительство отменило свои решения. Изначально нам обещали построить новый город, куда мы сможем переехать», — не скрывает своего гнева 77-летняя Наоми Грибич. Долгое время она работала на местном заводе. Сейчас Наоми — пенсионерка.

После аварии зоны загрязнения были разделены на четыре уровня. Новозыбков оказался на втором уровне, что означает, что его жителей необходимо эвакуировать. Тем не менее в октябре прошлого года правительство России пересмотрело первоначальные решения на основе последних данных о радиации. Статус Новозыбкова был изменен, теперь он звучит как «можно эвакуировать».

Уменьшение загрязнений — это замечательно, однако люди возмущены. Почему?

Сразу же после аварии был подготовлен план эвакуации и переноса города, однако этот проект потерпел неудачу. Масштаб был слишком большим. Украинский город Народичи был эвакуирован за два раза. Место переезда было подготовлено, но люди сами возвращались, поэтому город сохранился. При этом Новозыбков окружен бескрайними степями. Рядом нет больших городов, которые бы могли принять новых жителей.


В результате город остался. Жителям предоставили различные льготы: пособие для покупки нормальной еды, авансовые выплаты пенсий, снижение налогов и цен на лекарства, двойной отпуск…

Если сложить все это, получалось 20% от общего дохода.

Такая жизнь продолжалась 30 лет. Однако в результате пересмотра, сделанного в прошлом году, льготы отменят. По словам Грибич, ее девятитысячная пенсия уменьшится на 500 рублей.

Отмечается, что причина, по которой российские власти пересмотрели существующее положение, заключается в финансовых трудностях. Кроме того, можно говорить о том, что радиация от цезия уменьшилась наполовину, поскольку прошло 30 лет.

Снижается загрязнение, снижается и пособие. Можно сказать, что это совершенно естественно. По всей видимости, жители просто капризничают.

«Улучшения есть, но мы здесь живем с момента аварии, поэтому многие болеют», — говорит Грибич.

Зараженное место таковым и остается, даже если уровень радиации снижается вдвое. Прожитые 30 лет не изменить никак.

Для цезия 30 лет — период, за который радиация снижается наполовину. Еще через 30 лет она уменьшится на три четверти. По словам специалистов, загрязнение уменьшается в значительной степени через пять периодов полураспада. Через десять периодов она практически исчезает. В случае с цезием через пять периодов или 150 лет останется одна тридцать вторая радиации. Через десять периодов или 300 лет — одна тысячная.

Люди не могут победить спокойное течение времени радиации. Даже если подождать, за одну жизнь человека не наступит время, когда можно будет говорить о значительном снижении радиации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.