Я представляла, что под землю мы будем спускаться по ступеням какой-нибудь вспомогательной постройки. Но мы спустились в тоннель через обычный круглый уличный люк.

Маршрут начался со встречи у станции метро. Не считая гида, нас было только трое: мужчина по имени Павел, его 12-летняя дочь Полина и я. Нашим гидом был Кирилл, который принес нашу экипировку в своем рюкзаке.

Я забронировала экскурсию по интернету, заметив рекламу, которая появилась среди новостей в Facebook. О месте встречи гид сообщил нам в тот же день в смс-сообщении.

В небольшом сквере Кирилл раздал нам защитные сапоги высотой до колена, фонари на лоб и строительные перчатки. Затем он достал из рюкзака железный предмет, которым открыл защитный люк и указал на небольшое отверстие в земле.

«Я покажу вам, как сюда спускаться», — сказал он и сел на край люка.

Я была абсолютно уверена, что даже не пролезу через него. Я пожалела о той сумме, которую заплатила за экскурсию. Но никаких проблем не возникло: я спустилась под землю, словно какой-то ремонтный рабочий!

Внизу было очень влажно, а из-за позавчерашних дождей в реке было много воды. Дно местами было грязное, и в больших сапогах надо было двигаться осторожно.

Я ожидала, что будет плохой запах, но чувствовалась только затхлость, напоминающая подвальную. Сначала очки запотевали от водяного пара, но потом все стало вполне хорошо. Было тяжело делать фотографии, потому что там был сильный туман.


Выбор места строительства московского Кремля у реки Неглинной имел важное значение. Кремль был возведен между рекой Москвой и Неглинной. Первые свидетельства о строительстве укреплений относятся уже к IX веку.

Кроме того, «кремль» означает укрепления внутри города, и их можно найти и в других городах.

Неглинную изначально хотели убрать под землю из-за того, что она не защищала Кремль от врага, а мешала городу расширяться на запад.

Строительство над рекой проходило в несколько этапов и при использовании разных материалов. Сейчас река течет по тоннелю под Москвой восемь километров.

Мы, участники экскурсии, спустились под землю рядом с улицей Цветной бульвар, и прошли до отеля Метрополь в центре. Путь в одну сторону составил примерно два с половиной километра.

Когда мы шли по воде, а Кирилл рассказывал нам о разных видах кирпича и истории строительства, меня охватил ужас.

А если тут есть крысы? Именно тогда Кирилл сказал, что в этих тоннелях даже мышей нет, поскольку здесь нечем питаться. В соседних же тоннелях, где проходит канализация, много тонкохвостых с блестящей шкурой.

Правда, я увидела большое противное животное — очень большого таракана. Он даже не вызвал отвращения, я чувствовала себя гостем в его доме.

В одной точке тоннеля был водопад. Тоннель продолжался на более низком уровне, и нужно было спускаться вниз по пандусу, держась за веревку, прикрепленную к потолку. Во время спуска мои сапоги набрали много воды, и идти в конце экскурсии было очень тяжело.

Я очень удивилась, когда Кирилл рассказал, что в Москве течет целых 80 рек, скрытых под улицами. В свое время этот мегаполис был расположен в настоящей системе водоемов.

Знакомство с Неглинной не было случайной идеей, которая пришла мне в голову. Река, идущая под землей, всегда привлекала меня с тех пор, как несколько десятилетий назад я прочла книгу Владимира Гиляровского «Москва и москвичи» 1926 года.

В книге он пишет о загрязненности реки и о ее плохом влиянии на здоровье человека. Основываясь на его работе, реку начали очищать, и значительную ее часть спрятали под землю.

Во время нашего подземного пути мы сталкивались с низкими участками, и вдруг перед нами оказался отрезок высотой всего 80-90 сантиметров. Я признала, что это не для меня. Я прошла бы через него только на четвереньках, а на дне было так много воды, что я бы на такое не решилась.

Коллектор реки Неглинки в Москве


Остальные прошли через тоннель, чтобы что-то посмотреть, и вернулись в более высокий отрезок тоннеля.

Такой маршрут нельзя пройти в дождливую погоду. Даже небольшой дождь так наполняет тоннель, что передвигаться по нему становится опасно для жизни.

За трехчасовую прогулку я успела представить себе разные ужасные картины. Что если на улице начнется дождь? Московские проливные дожди могут быть очень сильными.

«Если замечаешь, что уровень воды в тоннеле поднимается, нужно максимально быстро выбраться наверх. В тоннеле много люков, через которые можно подняться», — рассказал Кирилл.

Я с подозрением осмотрела лесенки и маленькие люки, через которые надо было бы спасаться. К счастью, в тот вечер дождя не было.

В конце пути мы шли довольно медленно. Было очень тяжело пробираться по воде, особенно в больших сапогах на ногах. К счастью, часть пути мы прошли по узкому «тротуару», который проходил по краю тоннеля.

В конце Кирилл остановился и указал на потолок. Мы были в другом месте, не в том, откуда мы спустились. Кирилл забрался наверх по редким железным ступеням и начал поднимать крышку люка.

Я посмотрела на стену и на дневной свет, идущий через отверстие наверху. Я была уверена, что никогда не выберусь. Я уже представляла, как пожарная команда или какая-нибудь спасательная группа меня бы спасала. Наверное, меня бы прикрепили к каким-нибудь узким носилкам и подняли наверх через люк?

Оказалось, что я довольно способная альпинистка. Правда, я не могла отдышаться, когда выбралась на траву из люка.

Наверное, прохожим казалось странным, что люк в траве приподнялся, и из отверстия вылезли грязные, потные люди с довольными улыбками!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.