Чемпионат Европы по футболу, только что закончившийся во Франции, стал на самом деле чемпионатом болельщиков. С чисто футбольной точки зрения, чиновники из УЕФА могли бы устроить его намного лучше. Однако если заглянуть в будущее, то следующий турнир не обещает чего-то лучшего.

Анхель Мария Вильяр (Angel Maria Villar) глубоко вздохнул и начал свою речь. Вице-президент Европейского футбольного союза поблагодарил президента Франции Франсуа Олланда, правительство страны, волонтеров, полицию, военных, весь французский народ, руководство стадионов и своих коллег из УЕФА. Еще он положительно отозвался о новой технологии, распознающей пересечение мячом линии ворот. Хотя она и не пригодилась во время турнира, восторга Вильяра по поводу нее нельзя было не заметить.

66-летний вице-президент УЕФА на официальной пресс-конференции по поводу закрытия чемпионата Европы обратился ко всем, кто был в той или иной степени причастен к его организации, со словами благодарности «за этот финальный турнир, ставший большим успехом». По словам Вильяра, он увидел «великолепные выступления игроков и арбитров. Кроме того, он выразил «восхищение таким большим количеством болельщиков, съехавшихся со всей Европы», и добавил, что у него «по-прежнему бегут мурашки при воспоминаниях о каждой из 51 состоявшейся игры». Однако отчего мурашки — от страха? Или от досады? О каком, вообще, турнире говорил баск?

Если оставить за скобками болельщиков, то об этом континентальном соревновании мало что можно сказать. Был восхитительный гол Джердана Шакири (Xherdan Shaqiri), была победа Исландии над Англией, была захватывающая серия пенальти после встречи Италия-Германия. А что еще?

О развитии футбола говорить не приходится

Завершившийся чемпионат Европы не принес ничего нового, с точки зрения знаний об игровой тактике. Сказать, что он оказался полезен в плане развития этого вида спорта, нельзя — скорее даже наоборот. Лишь немногие из 24 команд стремились играть по-настоящему креативно. После турнира во Франции даже люди, проявляющие интерес к футболу лишь раз в два года, знают, что бывает, когда встречаются две команды, делающие ставку на контратаки. Усталость игроков и раздутый на целых восемь команд состав участников сделали свое дело — турнир вышел скучным и невыразительным. Многие футболисты были не то что на грани истощения, а уже за гранью. У них на спинах были написаны фамилии «Ибрагимович», «Мюллер», «Стерлинг» или «Левандовски», но все эти суперзвезды были лишь бледной тенью самих себя. Но по-другому и быть не могло, если вспомнить, что некоторые из них за минувший сезон успели провести по 70 матчей.

К тому же спортсменам трудно найти мотивацию, если они знают, что даже после двух поражений на групповом этапе все равно можно пройти в следующий круг. «Успех малых федераций доказывает, что уровень европейского футбола растет и что увеличение числа участников турнира до 24-х стало большим успехом» — именно так интерпретируют события последних недель в УЕФА.

Пение исландских болельщиков было восхитительно

Хотя болельщики из Северной Ирландии, Венгрии, Исландии, Ирландии или Уэльса были в восторге от того, что их командам удалось добраться до игр «на вылет», нейтральные болельщики откровенно скучали, глядя на невыразительные действия большинства игроков на поле.

Гораздо больше интересных моментов происходило за пределами «поляны» — например, своеобразное «ухание» исландских болельщиков на трибунах и в «фанатских зонах» за пределами стадионов. Или вид французского младенца, засыпавшего под песнопения ирландских болельщиков. Или валлийский фаны, которым аплодировали их бельгийские «коллеги» после выхода их команды в полуфинал. Или поведение французов, которым в последние месяцы перед турниром пришлось столкнуться с терроризмом, забастовками и финансовым кризисом и которые вновь ощутили вкус к жизни лишь после полуфинальной победы их команды над сборной Германии.

Евро-2016 стал чемпионатом болельщиков. Именно они привлекали к себе наибольшее внимание. Сначала в отрицательном смысле. Разрушительная сила, с которой российские хулиганы в первую неделю турнира обрушились на десятки тысяч английских фанатов в Марселе, заставила опасаться, что французские города на четыре долгие недели погрузятся в пучину хаоса, что в ходе беспорядков пострадают многие люди, и что это в итоге будет означать конец классического «болельщицкого туризма».

«Взаимопонимание народов» в действии

Однако вместо этого болельщики в массе своей доказали, что взаимопонимание народов является реальностью, а не мифом. Уже в ночь после игры их команд фанаты из Англии и России, приехавшие именно смотреть футбол, гуляли вместе и демонстративно братались.

Этот дух в последующие дни подхватили и болельщики из других стран. Ирландцы, исландцы, валлийцы, бельгийцы, североирландцы и шведы показали, как можно активно поддерживать любимую команду, не применяя при этом насилие и уважая болельщиков противоположной стороны.

Во времена брексита и правого популизма они доказали, что европейцам можно и нужно жить и действовать вместе. И тот факт, что сотня-другая немецких фанатов в ходе четвертьфинала скандировала лозунги вроде «***ные итальянцы!», конечно, возмутителен и не поддается никакому логическому объяснению.

Болельщики привезли во Францию хорошее настроение

Но, к счастью, главный лейтмотив турнира пропели совсем другие болельщики. Примечательно, кстати, что самая навязчивая мелодия Евро-2016 прославляла игрока, который с событиями на поле имел так же мало общего, как мало общего имеют французские поезда и расписание. Хотя песню в честь Уилла Григга (Will Grigg) пели на всех десяти стадионах чемпионата Европы, сам он не провел на поле ни одной минуты.

Если у завершившегося турнира, гимн которого сыграл Дэвид Гетта (David Guetta), отнять болельщиков и тем самым последнюю каплю креативности и страсти, то он него не останется вообще ничего. Но разве это нормально?

Однако следующий чемпионат Европы через четыре года пройдет в разных странах: игры примут Санкт-Петербург, Глазго и Бильбао, Рим, Бухарест и Мюнхен. В общей сложности это будут 13 городов — то есть турнир будет разбросан по всему континенту. Однако скажите, пожалуйста: кто пойдет в Баку смотреть, скажем, на сборную Ирландии, а в Дублине, допустим, на команду Румынии, а где-нибудь в Риме, например, на игру Норвегии? Кто, кроме их собственных болельщиков, сопровождающих любимую команду везде и всюду?

Во Франции, как и в ходе предыдущих чемпионатов Европы, именно они на протяжении четырех недель создавали всеобщие чувство, настроение и атмосферу. Они сидели на центральных улицах и площадях Бордо и Лилля, Тулузы и Лиона. Они наводняли фан-зоны в Сент-Этьенне и Ницце и наполняли праздником парижский Монмартр. Они ездили на поездах и автомобилях через всю страну, открывая для себя Францию и воодушевляя местных жителей.

Мало надежд в отношении следующего континентального турнира

Через четыре года все это будет невозможно. Потому что расстояние, например, между Дублином и Баку составляет более пяти тысяч километров. Следующий чемпионат Европы болельщики проведут в самолетах или — и это намного более вероятный вариант — дома, перед телевизором.

Для УЕФА, которому турнир во Франции принес 1,93 миллиарда евро доходов и чистую прибыль в размере более 800 миллионов евро, это обещает прекрасную возможность представить свой продукт во всей телегеничной красе. И в этом смысле благодарность Вильяра в подтрибунных помещениях стадиона Stade de France была, наверное, абсолютно искренней: «Я хочу поблагодарить и вас, наших друзей из СМИ. Мы знаем, насколько вы нас уважаете. Вы показали этот турнир сотням миллионов болельщиков так, что у них было ощущение, что они присутствовали здесь по-настоящему».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.