Художественный руководитель кубанской фолк-группы «Маруся» Павел Челахов сидел на совете атаманов Новороссийского района и выслушивал оскорбления. «На „Минуте славы“ выступали? Ну и валите в свою Московию, вам тут не Россия. Вы че здесь забыли?»

Присутствующие в выражениях не стеснялись: «Посмотрим, как ты будешь пищать, когда тебя на органы пустят». Каждый из атаманов поднимал руку, выступал и в конце выступления спрашивал: «Любо?» «Любо!» — хором отвечали казаки.

Челахов пришел на совет, чтобы обсудить выступление группы в Новороссийске. Казаки требовали отменить концерт — они обвиняли группу в глумлении над своими традициями. Артисты «Маруси» исполняют народные песни в традиционных казачьих нарядах, хотя не имеют на это права, считают атаманы Новороссийского района.

Казаки нападают на артистов, потому что участники группы — темнокожие, уверен Челахов. В «Марусе» играют и поют студенты-африканцы.

Кубанские казаки нередко становятся героями скандальных историй. Незадолго до истории с «Марусей» отличились казаки из Анапы, встретившие оппозиционера Алексея Навального с его сторонниками из Фонда борьбы с коррупцией в местном аэропорту. Активистов облили молоком, завязалась потасовка.

Стоявшие неподалеку полицейские не пытались помешать казакам, рассказывала пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш.

На счету кубанских казаков еще несколько иницидентов — отмена выставки Марата Гельмана в 2012 году, нападение на американскую группу Bloodhound Gang в 2013 году, избиение участниц российской панк-группы Pussy Riot в 2014 году.

В случаях с Pussy Riot и Навальным казаки каким-то образом загодя узнали о том, когда и где появятся их «жертвы».

«Откуда у них информация о вылете Навального из Анапы? Он бы мог из Краснодара вылететь, из Геленджика. Естественно, информацию эту „спустили“. И о въезде, и о выезде, это однозначно», — говорит член регионального совета краснодарского «Яблока» Владислав Грязнов. По его мнению, казаки выполняют «теневые задачи», которые полиция не может выполнять по закону.

© AP Photo, Dmitry Slaboda/Anapa Today via AP
Российский оппозиционер Алексей Навальный и его сторонники после стычки с казаками


Адвокат Pussy Riot Александр Попков считает, что есть «как минимум молчаливое согласие властей». Он вспоминает, как правоохранительные органы под разными предлогами несколько раз задерживали участниц Pussy Riot, которые в феврале 2014 года приехали в Сочи на четыре дня. При этом в день избиения за ними ходили только казаки, не было ни одного полицейского.

«Аналогичная ситуация и у Навального: за ними следят-следят-следят, а потом в какой-то момент нет никаких полицейских, одни казаки в большом количестве», — говорит Попков.

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков направил запрос в МВД по поводу инцидента с Навальным. Он получил ответ, что Анапский районный суд привлек к ответственности за мелкое хулиганство двоих мужчин, которые не являются казаками.

Также в Анапский районный суд направлены материалы доследственной проверки в отношении десяти казаков, среди которых — атаман городских казаков Анапы Сергей Бурлуцкий и его заместитель Николай Нестеренко.

В инциденте с Pussy Riot тоже был замешан атаман — Николай Куц, возглавляющий городских казаков Сочи, однако его к ответственности никто не привлекал.

Совесть народная

«Он должен в тюрьме сидеть, почему власть его не сажает? Я же сказал на весь мир — это Куц Николай Петрович. Почему меня до сих пор не допросили под протокол?!» — возмущается сочинский правозащитник Григорий Учкуров, который в 2014 году узнал казаков, избивавших Pussy Riot.

Учкуров — сам потомственный казак; правда, после случая с Pussy Riot в наказание за «предательство» его исключили из казачьего общества. Он хранит все удостоверения, наградные документы, военный билет, где в отдельной графе указано — «казак».

• В Кубанском казачьем войске состоят 45 тысяч казаков. Вместе с семьями число казаков достигает 150 тысяч человек. Руководство войска считает, что казаков должно быть 1-2,5 миллиона. Для сравнения, население Кубани — 5,5 миллиона человек.

Представители казачества состояли в дружинах еще в 90-х годах, рассказывает Учкуров. Эти отношения регулировались договором между атаманом и начальником УВД Краснодарского края.

Тогда казаки за свое дежурство получали по 115 рублей. В рейды выходили по вечерам — в пятницу, субботу и воскресенье. «Полиция всегда смотрела на нас, как солдат на вошь. Мы им красть и воровать не давали», — вспоминает он, пока мы едем по Сочи на его «Ладе». Учкуров лихо лавирует в потоке маршруток и машин.

От 36-градусной жары спасаемся в тени раскидистого дерева на незаконченной стройке. Казак показывает рапорт, сохранившийся еще с 1997 года. «Когда были напряги с милицейским руководством, я говорил: «Я не подчиняюсь вам, я подчиняюсь своему руководству — атаману Всекубанского казачьего войска», — рассказывает он.

С 2005 года включенные в государственный реестр казаки не просто состоят в дружинах, а несут государственную службу, за которую получают деньги. Сейчас зарплата составляет 25 тысяч рублей, работают казаки около 190 часов в месяц. Решение властей поставить казаков на службу обрадовало Учкурова, потому что «наконец-то появились средства».

Он думал, что казаки будут своего рода контролерами. «Мы совесть народная, мы должны защищать интересы народа и полицию, помогать ей, а если не будет работать, то в зад ее толкать, чтобы она качественно служила народу, а не бандитам», — описывает он свое понимание казачьей службы.

На деле же «служивые» казаки просто стали еще одной государственной структурой, причем надзорные полномочия им никто не предоставил. В Краснодарском крае было создано государственное казенное учреждение «Казаки Кубани», которое подчиняется администрации региона. ГКУ по сути стало проводником бюджетных средств, направляемых казачеству. В штате учреждения числятся несколько сотен человек, в том числе атаманы всех районных казачьих обществ.

«Казаков Кубани» возглавляет Николай Перваков — первый заместитель атамана Кубанского казачьего войска (ККВ). Должность атамана ККВ с 2008 года занимает замгубернатора края Николай Долуда (он отказался общаться с Русской службой Би-би-си).

Парад, посвященный 23-й годовщине реабилитации народов Северного Кавказа и казачества


После назначения Долуды атаманом Кубанское казачье войско утратило самостоятельность и стало фактически структурным подразделением администрации, считает независимый краснодарский депутат Игорь Коломийцев. Власти «прикормили казаков» и поставили своего «смотрящего», добавляет он. «Сам Долуда — уважаемый человек, ничего против него сказать не могу, но он к казачеству имеет такое же отношение, как я, наверное, к балету Большого театра», — говорит Коломийцев.

По его словам, сейчас казачество — это «опричиники», которых власть может бросать на разные авантюры, при это заявляя, что казаки — самостоятельное сообщество.

В 2012 году тогдашний губернатор Кубани Александр Ткачев говорил об этом открыто. На коллегии местного ГУ МВД он предложил привлекать казачьи дружины к борьбе с незаконной миграцией, так как полиция сильно ограничена в своих действиях «демократией и гражданским обществом». «То, что нельзя вам, казаку можно», — говорил Ткачев.

Учкуров вспоминает, что после создания государственной структуры все казачие дружинники начали писать заявления на перевод в эту организацию, но сочинский атаман Куц его на службу не взял (это случилось до избиения Pussy Riot).

«Мне атаман заявил: «Ты, Григорий, слишком принципиальный. У тебя проблемы с головой, а у меня из-за тебя с руководством райотдела проблемы. Ты вечно [полицейским] замечания делаешь, умничаешь», — пересказывает казак свою беседу с Куцем.

• В Краснодарском крае постоянно служат около 1,5 тысяч казаков-дружинников. В 2014 году при их участии было пресечено и раскрыто 380 преступлений, выявлено около 82 тысяч административных правонарушений, задержано 166 человек, находившихся в розыске.

Без рекомендации атамана на службу не попасть. По словам Учкурова, когда за патрулирование начали платить деньги, у атаманов появилась власть, и некоторые из них берут только сговорчивых. Строптивых людей со своим мнением в казачестве все меньше, делает вывод казак.



«Но нельзя говорить, что все холуи, — добавляет он, — в казачестве очень много достойных людей».

Учкуров рассказывает о своей правозащитной деятельности, о российских полицейских и судьях: одни выписывают штрафы ни за что, а другие отказываются приобщить к делу ключевые доказательства.

Иногда он говорит спокойно, иногда яростно начинает сыпать оскорблениями в адрес представителей власти, поступающих, по его мнению, неправильно и несправедливо. Правозащитник допускает, что у него уже профессиональная деформация личности и «черти в голове», он готов «бросаться» на судей и прокуроров и «зубами грызть». При этом большинство людей «проходят мимо и делают вид, что ничего не замечают».

«Новые люди»

Казачьи традиции сильны на Кубани, как нигде в России, но на первый взгляд это незаметно.

По улицам Краснодара вечером гуляет молодежь в коротких юбках и шортах, много велосипедистов, из уличных громкоговорителей слышится европейская поп-музыка. Чтобы встретить казака в форме, просто гуляя по городу, надо сильно постараться. Правда, дружинников в кубанках легко можно найти на вокзалах.

Парад, посвященный 23-й годовщине реабилитации народов Северного Кавказа и казачества


Еще в столице края каждое воскресенье в полдень проходит церемония «Час славы Кубани». Почетный караул ККВ — конная и пешая группы — в парадной форме в сопровождении духового оркестра проходит по главной улице города — Красной. Казаки заступают на посты у памятника Екатерине Второй и памятника 200-летия ККВ.

Возрождение репрессированного казачества начали в 1989 году историки местного университета. Несколько единомышленников, в том числе будущий атаман Владимир Громов, создали Казачий клуб. Через некоторое время он преобразовался в Кубанскую казачью раду, а затем — во Всекубанское казачье войско и ККВ.

В дальнейшем руководство кубанского казачества постоянно подчеркивало, что казаки не мыслят себя вне российского государства, но при этом хотят, чтобы власть не вмешивалась в их внутренние дела.

• Расходы бюджета Краснодарского края по госпрограмме «Казачество Кубани» в 2014-2016 годах составили 3,1 миллиарда рублей. На организацию службы казаков потрачено 1,8 миллиарда, на кадетские казачьи корпуса — 730 миллионов, на деятельность ГКУ «Казаки Кубани» — 458 миллиона, на военно-патриотическое воспитание — 64 миллиона рублей.

Громов был атаманом кубанских казаков целых 17 лет — с 1990 года до начала 2008 года. Сейчас он депутат в законодательном собрании Краснодарского края. Громов пользуется большим авторитетом среди жителей края, к нему часто обращаются за советом, называя его «батько».

У атамана есть «Твиттер», куда он пишет про международный заговор против России, Новороссию и необразованность современной молодежи. Громов в своих твитах жалуется, что сейчас стало много «пришедших в казачество» (стать казаком может любой православный россиянин, кандидатуру которого одобрит сход казачьего общества).

По его мнению, «пришедшие» часто рассматривают казачество как «коммерческий проект», идут в казачьи общества только ради зарплаты и потом «работают казаками». Сам он относится к государственной службе казаков скептически. «Сущность казачества не в образе „служения“, а в психологии свободного человека, способности отстоять традиции, принципы, культуру», — пишет Громов.

Он признает большую роль властей в возрождении казачества, но при этом критикует чиновников за отношение к казакам как к дружинникам, тогда как этнокультурное возрождение утратило приоритетный статус. Кубанское войско постепенно встраивается в государственную систему, писал Громов в 2011 году. При этом атаманы, получив чиновничьи посты, потеряли способность отстаивать интересы казаков, а у самих казаков «никаких самостоятельных инициатив».

Депутат ценит авторитет, который войско зарабатывало 20 лет. Действия казаков, размахивающих нагайками, подрывают его, считает Громов.

Осуждает он и нападение на Навального в Анапе: по его мнению, казакам «рекомендовали» или «посоветовали» встретить оппозиционера в аэропорту. Спикер заксобрания Владимир Бекетов на одном из заседаний раскритиковал Громова, который, по мнению спикера, обвиняет казаков, не разобравшись.

Громов после нагоняя своего мнения не поменял. «Меня очень тревожит всякая оплошность, допущенная казаками. И я поэтому высказываю свою точку зрения. Нравится она кому-то или не нравится», — объясняет казак. Если Навальный нарушил закон, то пусть этим занимаются правоохранительные органы, добавляет он.

Бывший атаман-депутат работает в просторном кабинете, который располагается в величественном здании заксобрания с дверями высотой в два человеческих роста. Разговаривает Громов доброжелательно и тихо, часто шутит и хитро улыбается в седую бороду.

• У Кубанского казачьего войска есть дочерняя компания «Частное охранное предприятие ККВ Пластуны». В 2013 году она выиграла госконтракты на сумму в 13 миллионов рублей. В 2014 году сумма госконтрактов выросла до 71 миллионов рублей, а в 2015 году — до 99 миллионов рублей.

«В последнее время произошла смена, пришли новые люди, которые уже не знают того пути, который мы проделали, — объясняет бывший атаман. — Они не знают тех усилий, которые приняты были для того, чтобы авторитет казачества был высок. Очень жаль, но мало читают. А раз мало читают, мало знают. А поэтому такие бывают ляпсусы».

Фолк-группа «Маруся» Громову нравится, а новороссийские казаки, которые хотели запретить концерт, просто не подумали, считает он. По словам бывшего атамана, распространение казачьей культуры должно только приветствоваться.

Худруку «Маруси» Челахову казаки обещали устроить то же самое, что и Навальному в Анапе. За три дня до концерта ему позвонили и сказали, что на построении казаков прозвучал приказ организовать «специальную миссию». Для этого казакам сказали собраться в камуфляже с нагайками перед городским театром Новочеркасска в день концерта «Маруси».

Концерт состоялся и прошел без происшествий. Причем на него пришел местный атаман, жал руку и уверял, что очень сожалеет, говорит Челахов. Правда, артисты пережили сильный стресс.

«Я пять лет учил их любить песню, Кубань, этих людей, — рассказывает он. — А тут получается, эти же люди, о которых мы поем, нас там ждут с нагайками. Я нисколько не кривлю душой, плакали ребята».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.