Говоря о Владимире Путине, следует отметить еще один способ, с помощью которого Россия причиняет ущерб американским интересам. Россия помогает вести войну с наркотиками. Фактически Россия агрессивнее всех прочих стран мира требует продолжать борьбу с наркотиками, обойдя даже такие государства, как Иран. Иран, к примеру, поддерживает такие вещи, как замена шприцов для героиновых наркоманов. Россия — нет. И жесткая позиция России в области борьбы с наркотиками вредит нам.

Контраст по сравнению с такой страной, как Иран, означает, что обычным социальным консерватизмом позицию России объяснить нельзя. Чтобы понять мотивы, следует поискать их в другом месте. Одним из возможных объяснений решимости России вести войну с наркотиками может быть прибыль, которую российские олигархи извлекают из нелегальной экономики, построенной на наркотиках. Вторая причина наверняка заключается в том, что Россия считает существующий современный запрет средством ослабить США, своего давнего геополитического соперника.

Каким образом Россия заставляет весь мир почувствовать свое влияние? Нынешний исполнительный директор Управления ООН по наркотикам и преступности — Юрий Федотов. Федотов был послом России в Великобритании, когда в Лондоне отравили полонием Александра Литвиненко. Как сообщал Сэмюэл Оукфорд (Samuel Oakford) в Vice, незадолго до смерти Литвиненко закончил доклад о предполагаемых связях Виктора Иванова, доверенного лица Путина, до недавнего времени руководившего службой по борьбе с наркотиками, с мафией Санкт-Петербурга в то время, когда эти группировки занимались контрабандой наркотиков. Сложная коррумпированная структура Москвы делает сложным установление реальной значимости подобных связей, но, как бы то ни было, Россия использовала свою роль в Управлении ООН по наркотикам и преступности и Совете безопасности ООН, чтобы блокировать реформу.


В апреле, впервые с 1988 года, Генеральная Ассамблея ООН провела специальное заседание, посвященное глобальной политике в области наркотиков. В последние десятилетия в Южной и Центральной Америке, в Европе и США сложились мощные движения, требующие реформ. Уругвай собирается впервые разрешить государственную торговлю марихуаной. В Мексике идет процесс смягчения законов о марихуане. Португалия легализовала марихуану и вывела использование прочих наркотиков из уголовной сферы, сделав его караемым штрафом административным правонарушением, одновременно продвигая политику снижения вреда, то есть добиваясь смягчения вреда от употребления наркотиков вместо полного прекращения употребления. Для реформаторов Генеральная Ассамблея должна была перенять язык снижения вреда, декриминализации и признания провала войны с наркотиками, включенного в протоколы ООН. Россия смогла блокировать эти усилия.

Пока отдельные страны продолжат идти своим путем и продвигать реформы на национальном уровне, сохранение на глобальном уровне языка запрета и сосредоточение усилий на уголовном преследовании — вместо стратегии по контролю за оборотом наркотиков в интересах общественного здоровья — замедлит эти преобразования. Внутренние обсуждения того, имеют ли смысл снижение вреда, декриминализация и легализация, будут разворачиваться на фоне международных протоколов, не поддерживающих эти инициативы.


Но что получает Россия благодаря своим действиям по замедлению усилий в сворачивании войны с наркотиками? Отчет аналитического центра Brookings Institution, подготовленный сотрудником Нью-Йоркского университета Марком Галеотти, описывает коррупцию в рядах российской Федеральной службы безопасности, а также склонность части русских считать выполнение международных норм инструментом по достижению региональной гегемонии, оценивая это через призму геополитики. Создание легальных клиник, где наркоманам дают метадон, нанесет удар по важному источнику доходов российской наркомафии, состоящей в коррупционных отношениях с силами безопасности, утверждает Оукфорд.

А как насчет геополитических ставок? Россия считает, что ее проблемы с героином были созданы намеренно, когда США дестабилизировали Афганистан. Но Россия также уверена, что война против наркотиков ведет к ослаблению США. Каждый год американцы всех рас тратят порядка сто миллиардов долларов на незаконное приобретение наркотиков. Как страна, мы также тратим примерно 100 миллиардов долларов на борьбу с преступлениями, связанными с наркотиками, а также из-за падения продуктивности из-за арестов. Наш оборонный бюджет, с другой стороны, составляет 600 миллиардов долларов. Если вы хотите сбить соперника с толку с помощью отвлечения внимания, то проект, осушающий его ресурсы в таком масштабе, покажется очень хорошей идеей.

© AP Photo, Fernando Vergara
Колумбийские полицейские во время конфискации партии кокаина


Затем следует учесть раскол в обществе, спровоцированный войной с наркотиками. Как правило, в заключении оказываются, в основном, афроамериканцы и выходцы из латиноамериканских стран, и против них же полиция, в основном, применяет насилие, хотя возможности по употреблению наркотиков одинаковы для белых, черных и латиноамериканцев. Комбинированное воздействие расовой диспропорциональности в числе заключенных и в полицейском насилии в последние годы привели в 2016 году к наиболее тяжелому кризису в межрасовых отношениях в стране.

Этот расовый раскол не просто угнетает и удручает. Это не просто материал, который эксплуатируют политики всех партий. Это также ослабляет нас, как страну. Любая страна, граждане которой находятся в напряженном конфликте и в противоречиях между собой, теряет возможности играть влиятельную роль в мире. То, что война с наркотиками делает с нами, — хорошая новость для России.


И стоит также помнить, что «закон и порядок» от Дональда Трампа дополнительно удвоит ставки. Говоря о могучей стене на мексиканской границе, Трамп утверждает, что она станет средством для пресечения потока наркотиков. Всякий раз, слыша, как толпа скандирует «Постройте стену», я не могу не вспомнить о многочисленных туннелях, прорытых контрабандистами под нашей границей. Стена Трампа поднимется вверх, сеть туннелей наркоторговцев уйдет глубже под землю.

На данный момент наша ситуация — кристально ясная. Война с наркотиками не решает наши проблемы ни с преступностью, ни с зависимостью от наркотических веществ. При этом она разрывает нашу социальную ткань и ослабляет нашу страну, в том числе в геополитическом порядке. Трамп и Путин занимают одну позицию в этом отношении. В отношении войны с наркотиками они объединены той политикой, которая ведет к ослаблению Америки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.