Законопроект, в рамках которого планируется бороться с «пропагандой государства-агрессора» и оградить граждан от «распространения идеологии вражды», воспринимают скептически.


Украина собирается ввести новый закон, в рамках которого все импортируемые из России книги будут проверяться на наличие «антиукраинского» контента. Если таковой будет обнаружен, эти книги будут запрещены.


Законопроект, предлагающий «ограничить доступ иностранных печатных материалов с антиукраинским содержанием на украинский рынок», был одобрен ранее в сентябре украинским кабинетом министров, как сообщает Харьковская группа по защите прав человека.


В законопроекте предлагается, чтобы книги рассматривались на «экспертном совете» на предмет наличия в текстах «распространения или пропаганды структур государства-агрессора, а также их действий, при помощи которых создается положительный образ служащих государства-агрессора, сотрудников служб безопасности Советского Союза, оправдания или заявления о легитимности оккупации территории Украины», как указывают правозащитники. Замминистра Украины Вячеслав Кириленко заявил о своем твердом убеждении, что закон войдет в силу к концу года.


Данный законопроект последовал за запретом Украинским государственным комитетом теле- и радиовещания 38 опубликованных в России книг, целью которого было «оградить украинских граждан от использования методов информационной войны и дезинформации, распространения идеологии вражды, фашизма, ксенофобии и сепаратизма».


Галя Койнаш из Харьковской группы по защите прав человека сказала, что «безусловно, необходимы меры, чтобы противостоять распространению лжи, особенно в районах, находящихся в зоне российской оккупации или контролируемых прокремлевскими боевиками», добавляя, однако, что «неясно, как этот закон или предыдущие законодательные инициативы помогут достичь этой цели, при том, что он безусловно вызовет обвинения во введении цензуры на Украине».


«Любой запрет нужно рассматривать в контексте. Я действительно считаю это плохим решением, причем довольно бессмысленным. Однако ложь и пропаганда со стороны России, особенно со времен Евромайдана и вторжения в Крым, была разрушительной и непреодолимой», — рассказала Койнаш газете Guardian.

Койнаш выражает удовлетворение в связи с тем, что в законопроекте говорится именно о России («в него не включены книги, опубликованные, к примеру, в Великобритании, где высказывается критика в адрес Украины, исключение составляет только оккупированный Россией Крым»), но у нее возникает вопрос в связи с материалами, на которые он распространяется, учитывая, что речь идет только о печатных материалах, а также с «неясностью» формулировок.


«Есть одна достойная цель — противостоять ситуации, когда страна, ведущая скрытую войну против Украины, при этом легально продает книги, где идеологи и бойцы этой войны предлагают свой искаженный взгляд на то, почему Украина якобы не существует или не имеет права на существование», — рассказывает она, приводя в качестве примера Александра Дугина, призывавшего к «геноциду» украинцев в 2014 году, и советника Путина Сергея Глазьева.


Койнаш предупредила, что поскольку в законопроекте указаны именно книги массового импорта (физические лица смогут беспрепятственно провозить на Украину до 10 экземпляров), его неизбежно встретят обвинениями во введении цензуры. «Запрет нескольких оскорбительных книг, на мой взгляд, был бы гораздо более символическим и, возможно, контрпродуктивным, на одной чаше весов было бы возмущение цензурой, на другой – крайне скромные результаты. «Подействует это или нет, цель закона никак не связана с цензурой».


Британский переводчик с украинского Стив Комарницкий (Steve Komarnyckyj) считает, что запрет, скорее всего, не будет действовать.


«Я считаю, что можно запрещать материал, содержащий умышленную дезинформацию, где можно доказать фактическую недостоверность», — сказал он, имея в виду новостные сюжеты, основанные на ложных данных, например, когда в российских СМИ утверждалось, что гражданский самолет был сбит украинскими ВВС, в то время как расследование показало, что самолет был уничтожен из БУКа, привезенного из России.


Комарницкий, который недавно перевел на английский язык роман Олега Шинкаренко «Кагарлык», написанный в Facebook во время протестов на Майдане, считает, что такой запрет «откроет путь коррупции» и окажется «неэффективным».


«Большинство украинских и российских книг доступны в интернете (существует огромная проблема пиратства), поэтому запрет, скорее всего, не будет действовать. Украина должна обличить фальсификации и жалкие труды таких авторов, как Дугин, обличить методы и цели Путина. Пусть труды Дугина будут опубликованы и обличены: большинство украинцев достаточно умны, чтобы посмеяться над ним и его коллегами, — говорит он. — Покажите, что Украина выступает за свободу слова в самых тяжелых обстоятельствах».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.