По мнению авторитетного финского военного историка, маршал Маннергейм был некомпетентным главнокомандующим.

Профессионализм маршала Маннергейма в качестве руководителя в военные годы был слабым, поскольку его образование было недостаточным. Его ошибочные расчеты в операции по захвату Восточной Карелии обошлись Финляндии слишком дорого.

С такой оценкой почетный профессор Мартти Туртола (Martti Turtola) выступил в книге «Маннергейм» (Mannerheim, издательство Tammi). Туртола, которого можно отнести к числу самых авторитетных финских историков, написал биографию маршала в очень критическом ключе. В конце работы он рассуждает над утверждением о том, что «только под руководством Маннергейма» Финляндия смогла выпутаться из Второй мировой.

«Стоит взглянуть на ситуацию наоборот. Финляндия смогла пройти через войну, несмотря на то, что Маннергейм управлял страной», — пишет Туртола.

В Зимней войне и Советско-финской войне 1941-1944 годов Маннергейм был главнокомандующим армии Финляндии.

«Неуверенность из-за отсутствия профессионализма»

По словам Туртолы, особенно на начальном этапе Зимней войны в действиях Маннергейма наблюдалось «серьезное замешательство, вызванное некомпетентностью». У Маннергейма не было образования штабного офицера. По мнению Туртолы, в качестве военного образования Маннергейма можно зачесть пару лет службы в кавалерийском училище Николая II в царской России. И еще он провел четыре года в кадетском училище в Хамине, «сравнимым с обычным училищем» — до того, как его выгнали.


Тем не менее, в российской армии Маннергейм стал генерал-лейтенантом, а в Финляндии получил звание маршала.

По словам Туртолы, он «судорожно уцепился» за ближайших офицеров, например, начальника Генерального штаба Эрика Хейнрика (Erik Heinrihch) и главного квартирмейстера Акселя Айро (Aksel Airo). Причина заключалась в неуверенности в своих военных навыках.

По мнению Туртолы, Маннергейм был центральной фигурой, когда принималось решение об участии Финляндии в войне на стороне Германии.

Восточная Карелия — большая ошибка

Большой ошибкой Маннергейма Туртола считает захват Восточной Карелии в годы Советско-финской войны 1941-1944 годов. По его словам, потери, которые при этом понесла Финляндия, составили больше, чем потери Зимней войны.

Маннергейм считал, что, если в конце военных действий финны возьмут Олонец, Советский Союз может согласиться на уступки территорий. После прорыва советскими войсками линии обороны на Карельском перешейке летом 1944 года финнам пришлось все же вывести войска из Восточной Карелии.

По мнению Туртолы, результатом попытки захватить Олонец стало ужасное разочарование. В Восточной Карелии было меньше финского населения, чем предполагалось. На это повлияли переселения и расстрелы, проводимые Сталиным. Мужчин трудоспособного возраста Красная армия забирала, и появился недостаток рабочей силы. Финляндии пришлось кормить гражданское население. По словам Туртолы, ответственность за то, что русских, проживающих на территории Восточной Карелии, отправляли в концлагеря, в конечном счете лежала на главнокомандующем.

Считалось, что от Восточной Карелии будет получена экономическая польза. Красная армия успела, тем не менее, вывезти технику и разрушить заводы. Энергия и ресурсы финской армии ушли на фортификацию карельских лесов вместо того, чтобы сосредоточиться на важнейших действиях на Карельском перешейке.

В книге также обсуждается пристрастие Маннергейма к алкоголю

Карл Густав Эмиль Маннергейм ежедневно выпивал несколько рюмок водки, пил красное вино, коньяк и виски. По словам историка, так он боролся со своей неуверенностью.

Туртола обращает внимание на то, что Маннергейм употреблял довольно много алкоголя по современным стандартам.

Маннергейм был известен своей привычкой выпивать за вторым завтраком одну рюмку, а за обедом — две большие рюмки. За обедом он мог также выпить красного вина и коньяка.

По вечерам маршал пил коктейль из виски с грогом.

«Важно отметить, что подобным образом маршал пил изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год», — пишет Туртола.

По его мнению, каждый сам для себя может решить, шла ли речь об алкоголизме или нет. В любом случае, в штабе маршал всегда был «немного под градусом». Туртола считает, что употребление алкоголя частично можно было объяснить тем, что главнокомандующего угнетало чувство неуверенности.

Корни привычки ежедневно пить крепкий алкоголь следует искать все же в молодости Маннергейма, когда он служил в российской кавалерии. Многие российские офицеры умерли от алкоголизма, но Маннергейм до подобной степени не напивался. Однако в молодости он бывал вспыльчив после выпивки.

Туртола считает, что в молодости употребление алкоголя могло быть связано с «одиночеством, сиротством и бедностью, которая привела к комплексу неполноценности». Отец Маннергейма обанкротился и бросил его мать, которая вскоре умерла. Будущий предводитель дворянства был на тот момент практически неимущим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.