Лунд, Швеция — Внимание было огромно, теплота и хорошее настроение очевидны, а стремление к единству между двумя церквями не вызывало никаких сомнений. Но после прошедшего вчера на юге Швеции исторического католическо-лютеранского мероприятия в честь Реформации стоит спросить: изменилось ли что-то после него?

Конечно, сам факт встречи — это уже важнейшая новость.


Выступая вчера вечером перед журналистами, генеральный секретарь Всемирной лютеранской федерации Мартин Юнге (Martin Junge) явно увидел в ней событие исторического значения. Сам факт того, что папа римский приехал, чтобы отметить годовщину «Виттенбергской Реформации» в том самом городе, где была основана Всемирная лютеранская федерация, стал «знаковой вехой», заявил он.

По словам лютеранского архиепископа Уппсалы и главы Церкви Швеции Антье Якелен (Antje Jackelen), которая стала первой женщиной на этом посту, после этого дня ее переполняют эмоции, так как она увидела, что диалог, который «вначале мог показаться скучным и утомительным, способен принести свои плоды».

Швейцарский кардинал Курт Кох (Kurt Koch), отвечающий в Ватикане за диалог на тему христианского единства, также назвал прошедшее мероприятие «новым началом», которое доказывает, что отношения между лютеранами и католиками перешли от «конфликта к единению».


Однако о вчерашней встрече можно сказать и по-другому. В основном она была посвящена рекламированию и восхвалению того пути, который уже пройден, а не открытию новых дорог.

После новаторской совместной декларации, которая была принята в 1999 году, не было никаких существенных прорывов в диалоге между католиками и лютеранами. А идущие переговоры о церкви, литургии и пастырстве выявили не только общность позиций, но и многочисленные разногласия между двумя церквями.

И хотя надо признать справедливость вчерашнего заявления папы и Юнге о том, что объединяющих моментов у двух церквей больше, чем разногласий, то, что их разъединяет, очень трудноразрешимо.

Возьмем в качестве примера рукоположенное служение. Обе церкви согласны с тем, что духовенство имеет божественное происхождение, что оно создает и укрепляет христианскую общину и церковь словом божьим и таинством причастия, и что принятие сана неповторимо.

Однако католики считают, что принятие духовного сана — это священный обет, а лютеране так не думают. Католики считают принципиальной разницу между паствой и иерархическим духовенством, видя в этом не только различие в сане, но и сущностное отличие; а лютеране часто говорят о том, что между рукоположенным служением и служением крещеных верующих разницы нет.

Эти различия касаются не только богословских взглядов. Они глубже, и затрагивают догматические и доктринальные разногласия.

Юнге и Кох вчера говорили о возобновлении и продолжении диалога по этим и другим вопросам; но от их выступлений не сложилось впечатление, что они верят в существенные перемены, а в их ответах можно было прочесть важные моменты напряженности, особенно в нравственной сфере.

Многие лютеранские церкви не только одобряют закрепление однополых браков в нормах гражданского права, но и сами заключают браки однополых пар. А в Швеции лютеране считают аборт правом человека.

Якелин вчера говорила о «грехах алчности и экономической несправедливости», отметив, что они оказывают гораздо большее воздействие на благосостояние человека, нежели, как она выразилась, «последствия сексуального поведения». Однако Кох особо выделил «биоэтические проблемы, вопросы о начале и конце жизни, а также тему брачного союза и пола», заявив, что все это вызывает серьезную напряженность в отношениях церквей.

По его словам, очень важно обсуждать эти нравственные вопросы в рамках диалога о сближении церквей, «однако не только ради церквей, но и ради общества», ибо «когда церкви не могут говорить о самых важных вопросах жизни и общества, голос христиан в этом обществе становится все слабее».

Напряженность также очень четко проявилась во время мучительной подготовки к сегодняшней совместной мессе со шведской католической общиной. Франциск заявил журналу иезуитов Signum, что он сначала не хотел служить мессу, дабы не нарушить экуменический характер своего визита, но потом передумал, поняв пастырскую важность такого поступка. Однако такой ответ отнюдь не свидетельствует о наличии закулисной напряженности в Швеции.

Источники рассказали Crux, что Якелин оказала мощное давление на Франциска, чтобы тот не служил мессу, утверждая, что это узкоконфессиональный поступок, подрывающий экуменический характер визита. Однако католическая церковь Швеции и правительство хотели, чтобы папа принял участие в службе, и в итоге они взяли верх.

В центре всех этих разногласий литургия. Многие лютеране считают, что теологических различий больше нет, и не понимают, почему тесное общение и совместная служба невозможны. Но Кох вчера вечером ясно дал понять, что по мнению католической церкви, общая литургия — «это наглядный признак церковного объединения», а следовательно, до нее пока очень далеко (он этого не сказал, но и так было понятно).

При этом на вчерашних торжествах были два момента, которые сдвинули ситуацию с мертвой точки — хотя надо признать, что движение началось еще задолго до этого.

Первое: партнер в смешанном браке, не являющийся католиком, получил разрешение на причастие во время службы.

Юнге вчера вечером подтвердил, что тот раздел совместного заявления, где говорится о «людях, живущих вместе всю свою жизнь, но не могущих ощутить спасительное присутствие Господа за столом святого причастия», относится к смешанным бракам.

По его словам, очень важно, что в заявлении упомянута ситуация с «супружескими парами разной религиозной принадлежности», и что в нем «признаются пастырские проблемы, вызванные такой ситуацией».

Кох добавил, что вопрос «эвхаристического гостеприимства в случае со смешанными браками — это пастырский вопрос», требующий, как он выразился, «хороших решений в этой очень трудной проблеме». По его словам, «очень трудно дать универсальный ответ на все случаи», так как это во многом «дело местной церкви».

Утверждение и открытие пастырского пространства — это важный вывод из вчерашнего совместного заявления, хотя в нем не было новых общих принципов, о которых в своем интервью Crux говорил епископ Уильям Кенни (William Kenney). Второй вывод касается так называемого «экуменизма милосердия».

Эту фразу произнес сопровождающий папу в поездке пресвитерианский экуменист из Аргентины Марсело Фигероа (Marcelo Figueroa), вместе с которым кардинал Хорхе Марио Бергольо (ныне папа римский Франциск) и раввин Абрам Скорка (Abraham Skorka) записали в Буэнос-Айресе более 30 передач о Библии.

Недавно папа римский Франциск назначил Фигероа «редактором по контенту» местного аргентинского издания ватиканской газеты Osservatore Romano, которое начнет выходить в ближайшее время, став первым в своем роде. Содержание этого издания будет ориентировано на Аргентину, и Фигероа говорит, что оно будет иметь «межрелигиозный и экуменический характер».

По его словам, Франциск считает, что диалог о сближении церквей должен идти по двум направлениям. Это узкая «улица» теологического и институционального диалога и гораздо более широкий «проспект» совместной работы христиан, несущих божье милосердие страдающему миру.

Франциск считает второе направление более актуальным, говорит Фигероа. Это связано с усилением миграции, с торговлей людьми и прочими симптомами «одноразовой культуры», как выражается папа.

Он четко указывает на то, что «экуменизм милосердия» не означает отказ от призывов к единству, а напротив, является ответом на них, причем таким ответом, где в центр ставится Иисус Христос.

Достаточно взглянуть на Евангелие, говорит Фигероа. «У самаритян и иудеев были серьезные теологические различия в религиозном мировоззрении и институтах, но всякий раз, когда Иисус показывал, как надо помогать бедным, он ставил в пример самаритян. Они не могли сойтись на теологической основе, но могли сблизиться, помогая бедным».

Богословский диалог — это очень хорошо, говорит Фигероа, но «если церкви утратят свою любовь к Христу во плоти, в помощи бедным, все эти прекрасные теологические документы лишатся смысла».

Церкви могут не соглашаться, в том числе, по вопросам этики, но это не должно мешать им действовать вместе в том состоянии, которое Франциск называет «примиренным разнообразием».

Фигероа считает, что вчерашнее соглашение о более тесном сотрудничестве между Всемирной лютеранской федерацией и Международной конфедерацией католических благотворительных организаций «Каритас интернационалис» — это не призыв игнорировать различия между церквями, а стремление поставить в самый центр Христа, несмотря на имеющиеся разногласия.

Со временем, говорит он, многие существующие между ними противоречия можно будет устранить; но будут и такие, разрешить которые не удастся никогда. Но по крайней мере, они вместе ответят на зов Христа и поставят его в самый центр.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.