Баир Иринчеев собирается отпраздновать 100-летие Финляндии переводом «Неизвестного солдата» на русский язык.

По мнению Баира Иринчеева, о наступлении Советского Союза на Карельском перешейке летом 1944 года существует два больших мифа. Один — финский, другой — российский.

«Согласно финской мифологии, Сталин хотел захватить всю Финляндию в 1944 году, и, хотя Финляндия утратила Выборг, после победы в оборонительной борьбе он не смог заполучить всю Финляндию», — говорит Иринчеев.

«Это неправильная логика и финский миф, что Советский Союз якобы заключил с Финляндией сепаратный мир потому, что СССР понес такие серьезные потери».



Книга Иринчеева «Сражения на Карельском перешейке летом 1944 года глазами русских» появилась на финском языке.

На русском языке презентация книги состоялась на книжной ярмарке в Санкт-Петербурге весной 2015 года. Первое издание тиражом в тысячу экземпляров было распродано в России полностью.

Баир Иринчеев пока не известен широкой аудитории, хотя две его книги по истории уже были переведены на финский язык.

Теперь он занимается очень масштабным проектом: Иринчеев собирается перевести «Неизвестного солдата» Вяйнё Линны (Tuntematon sotilas, Väinö Linna) на русский язык к столетию независимости Финляндии.

«Она была переведена на русский, если я не ошибаюсь, в 1990 году, была издана в Петрозаводске. Если говорить дипломатично, то перевод, по моему мнению, не самый хороший», — говорит Иринчеев.

«Сразу заметно, что переводчик не понял, что, например, значит Ukko-Pekka (модель солдатских винтовок), verikauha (фуражка), korohoro (гранатомет) — термины, которыми тогда пользовались финские солдаты».

Иринчеев называет «Неизвестного солдата» грандиозным произведением. У него есть свое небольшое издательство, которое выпустит новую версию «Неизвестного солдата» на русском языке.

«В России можно недорого издавать книги»

Иринчеев называет себя «любителем истории, коллекционером и изредка — писателем». Он зарабатывает на хлеб тем, что возит туристов из Санкт-Петербурга по историческим маршрутам на Карельский полуостров и в Выборг.

Военная история Финляндии увлекла его еще в детском возрасте, когда он путешествовал по Карельскому перешейку. У его семьи была и все еще есть дача в поселке Кирилловское, который раньше входил в финскую волость Муолаа.

«Кирилловское находится рядом с линией Маннергейма, и поэтому у меня появился интерес к Зимней войне. В Советском Союзе не было принято много говорить о Зимней войне. В школьных учебниках о Зимней войне было всего два-три предложения», — рассказывает Иринчеев.

«Было похоже, что рядом с нашей дачей велись масштабные военные действия, и здесь точно жили не только русские. Так я увлекся этой темой».

Иринчеев рассказывает, как в Советском Союзе активно пытались забыть войны с Финляндией. После 1970-х о них ничего не говорили.

«В Советском Союзе войны были забыты в связи с хорошими добрососедскими отношениями».

Иринчеев начал изучать финский язык в 2000 году, когда поехал в рамках студенческого обмена учиться в Школу бизнеса Университета Аалто.

«В то же время я начал изучать военные архивы Финляндии. Так я и „пропал“ в Финляндии».

У Иринчеева в Хельсинки семья: финская жена и двое детей. Он ведет кочевой образ жизни между Финляндией и Россией, поскольку три года назад основал собственный военный музей в Выборге, который недавно переехал в новые помещения.

«Военный музей требует много времени, хотя важно помнить, что нужно проводить больше времени и дома с детьми. Когда я вхожу в дом, первое, что меня спрашивает мой сын — когда ты опять уедешь», — смеется Иринчеев.

В Военном музее Карельского перешейка − пара тысяч экспонатов, которые Иринчеев собрал в своих поездках на места сражений.

«Я начал собирать предметы 15-16 лет назад. Тогда в лесах было много военного мусора, например, шлемов, металлических печек, частей бункеров и танков».

Теперь количество военного мусора заметно сократилось. Причина этому — то, что жители Петербурга и Выборга ищут их с металлоискателями и сдают на металлолом.

В голосе Иринчеева всегда звучит воодушевление, когда он начинает говорить об истории. Он говорит и о Аньяльском союзе, и о старых шведских генералах.

Иринчеев объективно оценивает исторические события. Он говорит, что считает очевидным то, что у Советского Союза не было никакого права требовать от Финляндии чего-либо перед Зимней войной.

«Супердержава берет то, что хочет, к сожалению. Политика супердержавы продолжается и сейчас», — говорит он.

«Я патриот и в то же время понимаю обеспокоенность страны-соседа. Я всегда подчеркиваю, что в каждой стране люди — это люди. Всем надо платить по счетам, ходить на работу и воспитывать детей. У каждого человека только одна жизнь. Ее было бы хорошо потратить на что-нибудь полезное, а не, например, на троллинг в сети».

Как Иринчеев обосновывает свое утверждение о том, что победа в оборонительном сражении на Карельском перешейке — миф?

«Я не утверждаю, что Финляндия не достигла победы в оборонительной войне, я говорю о том, что у Советского Союза не было планов по захвату всей Финляндии».

Иринчеев говорит, что у Сталина летом 1944 года в рамках наступления было три цели: выйти на линию Котка-Коувола, разбить армию Финляндии и принудить Финляндию к миру. Из всего этого он преуспел только в последнем, но это и была конечная цель.

Иринчеев напоминает, что руководитель СССР Иосиф Сталин сказал на Тегеранской конференции в 1943 году президенту США Франклину Рузвельту и премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю, что он не хочет присоединять Финляндию к СССР.

К тому же условия мира, которые Сталин предлагал Финляндии, на момент объявления перемирия в феврале-марте 1944 года не изменились по сравнению с окончательными условиями, предложенными осенью.

По мнению Иринчеева, в мифе о победе в оборонительной войне нет ничего исключительного или даже предосудительного.

«У каждого народа должен быть свой эпос о том, как все произошло».

В чем же заключается российский миф о лете 1944 года?

«Официальная точка зрения заключалась в том, что 20 июня 1944 года Выборг был освобожден, и на башне крепости был красный флаг. После этого были лишь мелкие перестрелки, в августе было заключено перемирие, и на этом все закончилось».

В российских мифах нет места крупным сражениям после захвата Выборга при Тали-Ихантала, в Барышево, Вуосалми и у Выборгского залива, где финны остановили продвижение Красной армии.

«Так поступал Советский Союз. Если операция проходила хорошо, о ней рассказывали, если нет, то не нужно было никому об этом сообщать, даже в научной литературе».

Иринчеев признается, что сейчас он работает над вторым важным переводческим проектом. Он начинает переводить на русский язык самое известное собрание стихотворений финского поэта и переводчика Юрьё Юльхя (Yrjö Jylhä) «Чистилище» (Kiirastuli), которое появилось после окончания Зимней войны в период перемирия.

В своих стихах Юльхя рассказывает о своем опыте в сражениях у реки Бурная, в которых он был ротным командиром.

«„Чистилище“ Юрьё Юльхи никогда не переводили на русский. Перевод стихов — совсем другое дело», − рассуждает он.

«Два стихотворения я уже перевел. Моя цель — перевести все „Чистилище“ и, конечно, зачитать их рядом с полем боя в Соловьево».

По словам Иринчеева, сейчас нужно торопиться, успеть до того, как на берегу реки Бурная появятся дачи и прибрежные отели.

Какая книга у Баира Иринчеева следующая?

«Следующая книга — о Ладоге как поле боя в 1941-1944 годы. С этой темой связано много интересных историй».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.