МИЧИГАН — Уэсли (Wesley) и Линда Фостер (Linda Foster) никогда не собирались голосовать за Трампа. Во вторник он одержал победу — в том числе, благодаря им.

Корреспонденты газеты встречались в этом году со многими из тех, кто собирался голосовать за Трампа. В материале собраны их объяснения: почему они выбрали Трампа своим следующим президентом.

Когда Aftenposten была в гостях у супружеской пары из Мичигана в начале октября, они вовсе не были уверены в том, что будут голосовать за республиканца. Они, в частности, очень негативно реагировали на его резкие высказывания.

«Помню, как моя соседка Салли выставила у себя на газоне табличку в пользу Трампа, а я ей сказала: “Что, подействовало? Я за него никогда голосовать не буду!”» — рассказывала 69-летняя Линда.

Период спада после финансового кризиса тяжело сказался на семье. 69-летний Уэсли лишился работы. А он проработал начальником отдела на крупном предприятии 36 лет. Пришлось побороться за право возвращения к трудовой деятельности: получил права водителя автобуса.

Их сын тоже лишился работы, ему пришлось переехать в подвальную квартиру в доме родителей. Сейчас он работает в Burger King.

Их беспокоил «багаж» Клинтон

Во вторник Уэсли и Линда отправились на его автобусе на избирательный участок. И там дали Дональду Трампу шанс. Кандидат от Республиканской партии — совершенно неожиданно — одержал победу в Мичигане, перевес составил только 0,3%.

«В конце концов, я просто не могла голосовать за Хиллари Клинтон. Она — коррумпированная и лживая. Мне и Трамп не нравится, но такого отягчающего “багажа” у него нет», — говорит Линда.


Фостер считает, что СМИ недооценили, насколько американцы не любят Клинтон.

«Самое главное для нас и многих из тех, кого мы знаем, — то, кто контролирует Конгресс и назначает судей Верховного суда. Это стало основной причиной, по которой мы выбрали Трампа. Эта страна катится вниз, а Клинтон тащила бы нас в эту пропасть еще глубже», — говорит Линда Фостер.

Сейчас семья Фостер надеется, что Трамп как бывший предприниматель даст региону возможность подняться, в которой он так сильно нуждается.

«В любом случае у него есть опыт как у бизнесмена. Я знаю, что некоторые автомобильные концерны уже пообещали инвестировать миллионы и расширить свои заводы здесь в Мичигане».

Лорен Сакко (Lauren Sacco), 29 лет, Хэзлтон (Hazleton), Пенсильвания

«В 2008 году я голосовала за Барака Обаму. Мне казалось, что он означает надежду и изменения. Я была молодая и «повелась». Но никаких изменений к лучшему он не осуществил. Вместо этого он сделал так, что держать такие маленькие магазинчики, как этот, стало сложнее», — говорит Лорен Сакко.


В этом году она проголосовала за Дональда Трампа.

Семейный ресторан Frankie’s, богатый традициями и известный своей пиццей, перешел к ней по наследству. Нет никаких сомнений в том, кому ресторан обязан своим именем, — фотографии Фрэнка Синатры на стенах повсюду.

Время ланча. Столики один за другим заполняются. Сакко здоровается со всеми, кто заходит.

«Мне нравится называть это место «Cheers without beers». Помните тот старый сериал? О баре, в котором все знают, как тебя зовут? Вот и у нас тут так же», — говорит она.

Сакко очень заботят традиции. Это непросто в небольшом городке, в котором за последние годы произошли громадные перемены. Исчезли рабочие места в угледобывающей и сталелитейной промышленности, многие уехали. В большой части их домов сейчас проживают испаноговорящие жители.

В 2000 году жители латиноамериканского происхождения составляли 4,9%. Десять лет спустя их стало 37%, если верить переписи населения. Сегодня, вероятно, их еще больше.

Хэзлтон, население которого составляет 25 тысяч человек, находится в той части Пенсильвании, которая с наибольшим энтузиазмом приветствовала Дональда Трампа во время выдвижения партийных кандидатов. Например, 77% республиканцев в Лузерне (Luzerne) проголосовали именно за него.

Статистики из fivethirtyeight.com до выборов подсчитали, что 34% избирателей Лузерна, проголосовавших в 2012 году за Обаму, на выборах в этом году перейдут на сторону Трампа, и что лишь 15% из тех, кто четыре года тому назад голосовал за Митта Ромни, отдадут в этом году свои голоса Хиллари Клинтон.

Отчасти поддержку Трампа можно объяснить тем, что представители рабочего класса, которые раньше были надежной опорой демократов, в этом году потянулись за Дональдом Трампом.

На выборах в Лузерне в этом году Трамп, в конце концов, получил 58,4% голосов, Клинтон получила 38,8%.

Дэн Леджер (Dan Leger), 50 лет, Джорджия

«С самого начала США означали возможности. Сюда приезжала одна группа иммигрантов за другой в поисках счастья и для того, чтобы убежать от кризисов у себя на родине», — говорит Леджер. Великий Картофельный голод в Ирландии произвел большое впечатление на юг страны после отмены рабства.

«А после падения Стены, здесь можно было зайти в магазин поздно вечером, и все, кто там работали — те, кто мыл полы, кто заполнял товарами прилавки, — все были русские. Сейчас все они разъехались, им удалось подняться и начать собственное дело».

Если надо будет разложить США на ингредиенты, то поймешь, что один-единственный общий ингредиент — это независимость. Именно поэтому многим нравится Дональд Трамп, считает Леджер, который до того, как стать гидом-историком, был полицейским и радиоведущим. Трамп ни от кого не зависит — и делает то, что сам хочет.

«Он говорит то, что многие чувствуют и думают. Хотя и без особого блеска говорит. Но он может достучаться до сердец простых людей, а простые люди страшно боятся впустить в страну опасных иммигрантов, которые могут оказаться террористами».

Филип Лайлз (Philip Liles), 62 года, Мичиган

У Лайлза и его жены Элизабет на лужайке перед домом сделанный специально плакат в поддержку Трампа. Он заплатил больше 2000 крон, чтобы его сделали.

«Удачное вложение денег. В Аткинсоне (Atkinson) это самый большой плакат», — говорит он и объясняет, почему захотел его изготовить.

«Работа! Работа! Работа! Вот, что нам нужно. И Трамп нам ее обеспечит».

Аткинсон — самое бедное графство в штате Джорджия. Степень бакалавра тут только у одного человека из десяти, именно здесь проживает больше всего в штате людей латиноамериканского происхождения, в основном, мексиканцев. На праймериз 65% проголосовало за Дональда Трампа. В США только два района, где Трампа поддержало больше избирателей.

Лайлз ведет автомобиль из города в поля, где большие комбайны убирают арахис. Машинами управляют с помощью спутника, стоят они несколько миллионов.

«Были времена, когда крестьянами были только бедняки, — вздыхает Лайлз. — Сейчас быть крестьянами могут позволить себе только самые богатые».

Мы проезжаем мимо старых полуразвалившихся бараков, где когда-то жили рабы, мимо хлопковых полей, где уже поспел урожай, он похож на снег. Сюда приехали мексиканцы, а дочери Лайлзов пришлось переехать в поисках работы в Атланту.

Цифры говорят, что безработица в графстве Аткинсон в 2009 году составляла более 20%. Сейчас она снизилась до 4,6%. Но Лайлз убежден в том, что США катятся в пропасть.

«Нам нужны перемены. Еще четыре года с такой политикой, как та, что проводит Обама, страна просто-напросто не переживет».

Джулия (Julie) и Майк Роуш (Mike Roush), Индиана

В этом небольшом городке на Среднем Западе дела идут сравнительно неплохо. Здесь свое производство в последние годы разместило несколько предприятий. Здесь делают реактивные моторы и собирают «Субару». Но тут тоже было заметно недовольство тем, что подъем в американской экономике идет так непросто.

Семья Роуш гордится тем, что поддерживали Трампа, и говорит, что разделяет точку зрения того народного движения, которое он создал.

«Люди очень злятся на правительство. Людей полтора десятилетия ничего не интересовало. Но все изменилось. Люди хотят голосовать. Люди хотят участвовать. Люди были готовы стоять в длинных очередях, чтобы отдать свой голос», — говорит Джулия.

Супруги, кроме того, активные сторонники того, чтобы людям оставляли большую часть их доходов, они выступают против разбазаривания денег на социальные выплаты.

Джулия Роуш считает, что злобный и резки тон предвыборной борьбы постепенно сойдет на нет.

— А как насчет резких высказываний Трампа, например, о женщинах?

– Иногда он ведет себя, как придурок. Но ничего не поделаешь, — говорит Майк Роуш. — Самое главное — не то, что он говорит, а то, что он собирается делать.

Сама она сначала относилась к Трампу скептически. Это он мужу нравился.

— Он говорил ужасные вещи. Мой муж тоже иногда бывает грубоват, но сердце у него золотое. Постепенно я убедилась в том, что и Трамп такой же, — говорит Джулия Роуш.

Cири Пёльс (Siri Poehls), Рон Хьюджес (Ron Hughes), Кен Уестбю (Ken Westby) и Джерри Джуррссон (Gerri Jurisson), Аризона

В то время как койоты крадутся мимо гнущихся под тяжестью плодов апельсиновых и лимонных деревьев, видных из окна гостиной, Пёльс приглашает на кофе, печенюшки и к дискуссии о Дональде Трампе, в которой помимо нее принимают участие трое ее соседей. Все сидящие за столом исключительно активны.

«Барак Обама пытается уничтожить все, что только возможно. Он хочет превратить США в социалистическое или коммунистическое государство. Но проблема не только в нем, проблема в системе. Вашингтон стал насквозь коррумпированным. Самое время отделаться от всех этих профессиональных политиков», — говорит Пёльс.

Во время беседы мы затрагиваем многие из пунктов, которые Трамп упоминает в своих предвыборных речах: иммиграцию, терроризм, ислам, законы об оружии, экономику, армию, дефицит в торговле с Китаем.

— Впервые нашелся человек, который говорит то, что сказать необходимо. Это делает «Дональда» очень привлекательным кандидатом. Кроме того он экономически независим, и это значит, что ему не нужно плясать под чужую дудку, — говорит Кен Уестбю, у него в жилах тоже течет норвежская кровь.

— Меня оскорбляет, когда я слышу, что Трампа поддерживают исключительно люди, не имеющие образования, — говорит соседка Джерри Джуриссон.

Ее поддерживает Рон Хьюджес, которого Сири Пёльс описывает как ее «вторую половинку», т.е. бой-френда.

— Мы его поддерживаем, потому что нам нужно что-то совершенно новое. Нынешняя молодежь – первое поколение, растущее в обществе, в котором у них условия хуже, чем были у их родителей. Виноват Вашингтон. Ситуация хуже некуда, — говорит он.

Карл Симс (Carl Sims), Кентукки

У Симса есть небольшой хутор, а так он работает на фабрике, которая выпускает бурбон, в Бардстоуне (Bardstown). Он много говорит о политике с друзьями и родственниками. А сам впервые в жизни собирается поддерживать кандидата в президенты от республиканцев.

— Жизнь сейчас неплохая, работу найти можно. Но, если я проголосую за Хиллари, она такой не будет, — говорит он.

— Отец воспитывал и меня, и моих братьев и сестер как демократов. И на президентских выборах я всегда голосовал за демократов. Но не в этом году, даже и речи быть не может. Даже отец не смог бы меня уговорить.

Рекламные заявления Хиллари Клинтон о том, что она в последние годы была сенатором и министром иностранных дел, отскакивают от него как об стенку горох.

— Там-то ее этой игре и научили, как и других, кто не любит работать и живет только на наши деньги, деньги налогоплательщиков. Раньше демократы всегда защищали таких, как мы, простых людей в обществе, а сейчас их интересует только то, как потратить наши денежки.

Вначале он говорит, что Хиллари — нечестная, а Трамп — довольно своеобразный. Но постепенно начинает отзываться о Трампе все более тепло.

— Он говорит то, что думает не то, что надо говорить, чтобы угодить всем этим политически корректным типам. И он хочет разрешить нам по-прежнему иметь оружие, это важно. Тут мы все охотники. Мне боевое оружие не нужно, но может, оно нужно тем, кто живет в больших городах, там и убийства, и разбой.

Пэтти Иверсон (Patty Iverson), 45 лет, Миннесота

«Я думаю, Трамп для нашей страны может сделать много хорошего, но иногда ему надо понимать, что надо заткнуться», — говорит Иверсон.

Агент по продаже недвижимости из Миннесоты находится в Колорадо, там она тренируется в условиях высокогорья перед 17-мильной велогонкой по пересеченной местности на высоте 3000 метров над уровнем моря.

Пэтти Иверсон приняла решение: она будет голосовать за Трампа, хотя у нее и есть кое-какие сомнения.

«Он все время что-то портит. Боюсь, что это может продолжаться. Поэтому нервничаю».

Иверсон говорит, что в вопросах экономической политики она республиканка, а в вопросах, касающихся ценностей, — либерал.

Она полагает, что демократов, в основном, волнует государственный сектор, что они не понимают значение той роли, которую играют в экономике независимые предприниматели.

«Нам нужны политики, которые понимали бы ценность того, что такие, как я, зарабатывают больше денег, но и тратят больше. Именно так и развивается экономика».
Если она чего-то в этой жизни не хочет, — так это помочь Клинтон оказаться в Белом доме.

«Трамп знает, что такое те, кто основывает свой собственный бизнес, что мы значим для экономики. Но проблема с ним заключается в том, что я не знаю, станет ли он сотрудничать с Конгрессом, не испортит ли он все еще больше».

Джейсон Ван Тейтенхове (Jason Van Tatenhove), Монтана

Ван Тейтенхове принадлежит к группе самопровозглашенных повстанцев, с которыми связаться довольно непросто. Как правило, они живут глубоко в лесах, и у них более чем достаточно плакатов, на которых написано «Вход воспрещен» и «Осторожно, злая собака».

В этой части Монтаны таких, как Ван Тейтенхове, особенно много. Федеральное правительство они считают помешавшимся на власти врагом конституции.

«Многие группы навешивают на нас ярлык «расисты» и «правые экстремисты». Хорошо, что вы говорите непосредственно с нами. Мы — люди, которые любят свободу, которые хотят защищать конституцию», — говорит он.

Ван Тейтенхове — член группы, именующей себя «Хранителями клятвы», это организация, в которую входят военные, полицейские и работники экстренных служб. Тейтенхове не может точно сказать, сколько в ней состоит человек, но говорит, что примерно 40 тысяч.

Название объясняется тем, что члены организации присягнули на верность конституции.

В ноябре он, вероятнее всего, будет голосовать за кандидата республиканцев, хотя и без особого энтузиазма. «Хранителям клятвы» трудно поддерживать кандидата, который призывает к военным преступлениям.

«Трамп может стать правоэкстремистским, фашистским диктатором», — говорит он.

Но это все равно лучше, чем Хиллари Клинтон, которая, как он опасается, может оказаться опасным коммунистом.

Я спрашиваю его, а не является монополия властей на применение насилия обычной в цивилизованных демократических государствах. Он качает головой.

«Мы – не типичная европейская страна, мы — повстанцы», — считает Ван Тейтенхове.

«Нашей традиции восстания более 200 лет, мы привыкли брать ответственность на себя. И это сослужило нам хорошую службу, все эти годы у нас был прогресс, благосостояние росло. Но сейчас это на грани вымирания», — говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.