Маленький автобус взбирается по узкой и извилистой дороге к Торибио (Toribío), и в форточки проникает резкий запах марихуаны. Ее посевы разбросаны по склону горы, некоторые даже подступают к самой дороге. Все подсвечены бессчетным количеством лампочек, ускоряющих процесс фотосинтеза. Индейцы, проживающие на севере Каука, выращивают это растение с незапамятных времен, однако сейчас производство упорядочено и ориентировано главным образом на внешние рынки.

В этой горной местности, изможденной многолетней войной и отсутствием внимания со стороны государства, многие стали рассматривать выращивание марихуаны как способ избежать бедности. Тем не менее, это незаконный способ. Сейчас, воспользовавшись новым законодательством, которое разрешает выращивание и продажу конопли в медицинских целях, 52 семьи индейцев племени наса, проживающих на севере Каука, основали свой сельхозкооператив Caucannabis. Объединившись, они надеются строгие и затратные требования колумбийского законодательства по выращиванию марихуаны. Данный проект является лишь примером многочисленных экономических инициатив, которые индейцами наса разрабатывали вот уже несколько лет.

Вследствие отсутствия инвестиций, инфраструктуры и экономической поддержки, индейцы сделали ставку на коллективный труд, солидарную экономику, основанную на бережном отношении к территории проживания. Их поддержали органы местного самоуправления и индейские советы. В результате присоединения к этой инициативе других культурных, медицинских и образовательных проектов, в этой забытой государством местности возникла целая сеть сельскохозяйственных и животноводческих кооперативов и объединений.

«Мы сказали, что, если государство нас не поддержит, то нам самим нужно изыскивать способы выживания на этой территории», завил Рикардо Гембуэль (Ricardo Gembuel), бывший мэр Хамбало (Jambaló), муниципального округа, находящегося в часе езды по грунтовой дороге на машине от Торибио. Ввиду того, что правительство не принимало каких-либо для обеспечения их права на землю на охраняемых территориях, с 70-х годов индейцы начали занимать усадьбы землевладельцев и совместно обрабатывать их угодья. «На нашу долю выпало закрепиться на этих землях и начать с нуля. Так были созданы коллективные наделы, на которых мы осуществляли наши коллективные и совместные проекты», рассказывает лидер индейцев.

Втянутые в войну

Помимо отсутствия государственного инвестирования и неравноправного раздела земель, индейские поселения на севере Каука стали главной зоной конфликта, раздиравшего Колумбию, начиная с 70-х годов прошлого века. Именно там 6-й Фронт повстанческой группировки Революционных Вооруженных Сил Колумбии (FARC) ежедневно вел изнурительные бои с правительственными войсками в течение последних двух десятилетий до тех пор, пока прошлым летом не было объявлено об окончательном прекращении огня. Политические и территориальные права колумбийских индейцев были окончательно закреплены в Конституции 1991 года после долгих лет борьбы и захватов их земель. И все же мир в Кауку так и не пришел. По мере обострения конфликта на своей территории индейцы наса оказались втянутыми в войну между государством и повстанцами.

Хотя некоторые индейцы и вступили в ряды FARC, политические организации и большая часть населения старались придерживаться нейтральной позиции. Ввиду разгула насилия в этой местности, индейские племена ответили созданием Индейской гвардии, состоявшей из мужчин и женщин, вооруженных всего лишь деревянными палками. «В 2001 году, когда военизированные формирования постоянно совершали убийства, власти призвали некоторых из нас создать Индейскую гвардию», рассказывает Хосе Альберто Камачо (José Albero Camacho), координатор гвардии, представлявший индейские поселения северной части Кауки.

Это привело к немалым трениям с обеими вооруженными сторонами, которые в равной степени обвиняли индейцев наса и Индейскую гвардию в сотрудничестве с врагами или военизированными формированиями, присутствие которых было не особенно заметно ни в Торибио, ни в Хамбало. В 1996 году Марден Бетанкур (Marden Betancourt) был застрелен на улицах Хамбало повстанцами из другой группировки — Армии Национального Освобождения. Он был первым градоначальником, избранным индейской партией, а повстанцы обвинили его в сотрудничестве с военизированными формированиями.


В более поздние времена, когда президентом стал Альваро Урибе, государство попыталось вооружить индейцев с тем, чтобы они выступили против FARC. После гибели нескольких из них от рук повстанцев, которые в военном отношении были значительно лучше подготовлены, Индейский региональный совет Кауки (CRIC) выступил против того, чтобы правительство вооружало индейцев наса. Официальный представитель CRIC по этому вопросу, в настоящее время являющийся мэром Торибио, Альсибиадес Эскуэ (Alcibíades Escué), тогда был задержан и также обвинен в сотрудничестве с военизированными формированиями, однако в итоге оправдан ввиду отсутствия доказательств.

«В эти дни CRIC проводил подготовку к общенациональному маршу индейцев», рассказывает Альсибиадес Эскуэ, избранный мэром в 2015 году от Альтернативного индейского социального движения. «Правительство Урибе и его прокуратура распорядились арестовать меня, поскольку подумали, что таким образом смогут предотвратить марш», продолжает мэр, имея в виду шествие индейцев в 2004 году в знак протеста против Договора о свободной торговле, переговоры о подписании которого велись в то время с США.

Солидарная экономика

Изможденная 50 годами войны, эта земля стала одним из мест с самыми высокими показателями бедности и неравенства в стране, считают эксперты Национального статистического управления (DANE). Тем не менее, параллельно здесь стали возникать многочисленные экономические инициативы, чему способствовали мирные переговоры и прекращение боевых действий.

Индейские советы, которые начиная с 1991 года получают государственные средства в качестве автономной правительственной организации, профинансировали и поддержали экономические проекты, направленные на обеспечение продовольственной автономии индейцев племени наса.


Кроме того, все инициативы соответствуют мировоззрению индейцев и основываются на бережном отношении к земле и природе. «Община решает на собрании, какие производства развивать на своей территории, чтобы укрепить собственную экономику», подчеркивает Висенте Кимбоа (Vicente Quimboa), секретарь мэрии Хамбало по вопросам развития. «Группы людей выносят свои проекты на общее собрание, которое и принимает решение о предоставлении им средства», добавляет Кимбоа.

Индейский кооператив в Сумбико, насчитывающий 129 членов, стал одним из самых устойчивых проектов в данной местности. Он насчитывает более 50 лет, столько же, сколько конфликт между FARC и государственной властью. Он объединяет семь кооперативных предприятий, от бензоколонки до ассоциации производителей агавы. «Мы не похожи на другие кооперативы, которые стремятся лишь к получению прибыли», говорит Луис Эрнандо (Luis Hernando), секретарь правления. «В соответствии с нашим Уставом, 20% нашей прибыли направляется на финансирование образовательных центров индейской общины».

В нескольких километрах отсюда, в зоне Loma Gorda несколько индейских семей объединились с целью создания рыбоводческого хозяйства. «Мы начали работать всего лишь год тому назад. Мы обратили внимание на то, что люди в нашей местности с удовольствием едят форель, поэтому решили создать свой рыбозавод, посмотреть, что из этого получится», рассказывает Хулио Медина (Julio Medina), председатель ассоциации из восьми семей, которые основали рыбоводческое хозяйство. В нескольких метрах возводится новое здание фабрики молочных продуктов, которой совместно управляют 60 семей. Фабрика имеет собственных коров, которые пасутся на близлежащих лугах.

Финансирование является главной проблемой, с которой сталкиваются подобные экономические проекты в самом начале их реализации. Ввиду отсутствия государственных ресурсов, пожертвования от НПО и природная смекалка подсказывают правильные решения. Индейские оборотные фонды позволяют обеспечить ротацию общественных фондов в различных семьях и таким образом сэкономить средства. «Здесь [в Хамбало] нескольким семьям дают в пользование различных домашних животных сроком на пять лет, чтобы они смогли получить от них прибыль и запустить свои собственные производственные проекты. Затем скот передают в пользование другим семьям еще на пять лет», поясняет секретарь мэрии Хамбало Висенте Кимбоа.


А в Торибио находится одно из самых успешных индейских предприятий в регионе — завод по производству соков и минеральной воды в бутылках Fxize, что на языке индейцев наса означает «холодная». Он стал образцом успешной работы, в том числе и благодаря повышению профессиональной квалификации управленческих кадров. Находясь в ведении индейских советов, это предприятие в качестве одного из главных условий ставит использование сырья местных производителей. Вот уже пять лет как Ардвин Пинилья (Ardwin Pinilla) вернулся в родные края —на север Кауки- из Боготы, где обучался. Получив диплом по профессии управление компаниями, сейчас он использует свои знания в работе на заводе по производству соков и минеральной воды. «Несколько лет тому назад начался подбор квалифицированных управленцев, и благодаря этому в последние годы Fxize выросла. Сейчас на ее долю приходится 80% рынка прохладительных напитков данного региона», поясняет Пинилья.

Проект наса и неуверенность

Кооперативные проекты в экономической области — не единственная отличительная черта индейских поселений в Кауке. Индейские советы также занимаются вопросами управления здравоохранения и образования. «Мы ставим задачу не только каждодневно сидеть за учебниками, но и бывать на природе, изучать наши целебные растения, как и когда их нужно сажать, когда собирать», рассказывает Хуан Давид Сильва (Juan David Silva), координатор планов организации жизни индейцев в Хамбало. «Нам рассказывали, когда в наши земли прибыл Христофор Колумб, который непонятно что сделал, или про Симона Боливара, но ничего не говорят о деяниях наших вождей, таких как Хуан Тама (Juan Tama)», продолжает Сильва, касаясь системы образования, в рамках которой также преподается родной язык индейцев наса йюве.

С другой стороны, классическая медицина — или западная, как ее называют индейцы — сочетается с гомеопатическими средствами, основанными на старинных рецептах, и даже с духовным врачеванием, которое осуществляют старцы. «Когда человек болен, если старцы видят, что его болезнь нуждается в классическом лечении, его отправляют в больницу, а если в больнице никакого недуга не обнаруживают, тогда уже им занимаются старцы», поясняет Рафаэль Куэтиа (Rafael Cuetia), бывший индейский губернатор Хамбало.

Жизнь индейцев племени наса проистекает в крайне неблагоприятных условиях, в бедности, а иногда и сопровождается боевыми действиями. И все же, солидарность и взаимовыручка индейцев помогли осуществить ряд проектов, на которые они возлагали все свои надежды на мир. «После референдума у нас на душе остался очень тяжелый осадок», считает Ирне Конда (Irne Conda), возглавляющая индейский совет Хамбало. «Но община и индейцы всегда проявляли настойчивость. Мы боремся за мир и будем бороться за него и в будущем».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.