Советский генерал Василий Петренко в военной форме и с орденом Ленина на груди медленно прогуливался по одной из улиц Иерусалима. Шел 1992 год, и он прибыл в Израиль, чтобы присутствовать на церемонии в память о жертвах Холокоста.


И тут Петренко заметил пожилого человека, медленно идущего ему навстречу. На нем была форма бойца Красной Армии. Ветеран подошел к советскому гостю, отдал честь и выпалил на русском языке: «Полковник Петренко, разрешите отрекомендоваться: рядовой Наум Вайнберг, 107-я дивизия».


Так почти полвека спустя вновь встретились два человека, участвовавшие в освобождении узников лагеря Освенцим 27 января 1945 года. В то время Петренко был одним из командиров наступления, организованного на территории Польши против нацистской машины смерти, из-за которой погибли около 1,1 миллиона человек. Из них более 90% были евреями.


Я вспомнил о Петренко в прошлую пятницу (27 января), в Международный день памяти жертв Холокоста. Эта дата была установлена ООН. Познакомиться с генералом мне довелось в 1990-е годы, когда я работал корреспондентов Folha в Москве, и между нами завязалась крепкая дружба. Генерал скончался в Москве в 2003 году в возрасте 91 года.


После нашего первого интервью я часто навещал его. Прилежно слушал его рассказы о Второй мировой войне и суждения о бурных днях распада советской империи.


Адрес у генерала Петренко был символичный: площадь Победы, дом 1. В том районе жили многие бывшие военнослужащие Красной Армии, и мой хозяин выделялся среди своих соседей завидной физической формой. В то время ему было 80, и он любил делиться секретом своего здоровья и долголетия. «55 лет с супругой!» — говорил он.


Во время Второй мировой войны Василий Петренко стал одним из самых молодых командиров Красной Армии. «Я многое повидал: как людей вешали и жгли, — признавался он в одном из своих интервью зарубежным СМИ. — Но и тогда я не был готов к Освенциму».


Несмотря на память о кровавых днях войны, генерал с особой теплотой вспоминает о двух своих сослуживцах. Петренко не уставал подчеркивать роль генерала Павла Курочкина, командующего 60-й армией, который по личной инициативе решил ускорить продвижение советских войск к Освенциму, чтобы положить конец зверствам нацистов.


Советский генерал также часто вспоминал о Семене Беспрозванном. «Это был еврейский боец моей дивизии, — рассказывал Петренко. — Он погиб, пытаясь прорваться к лагерю». Беспозванный был похоронен в Кракове, там же покоятся примерно сто военнослужащих дивизии под командованием Петренко.


Будучи одним из участников событий, которые навсегда останутся в истории XX века, Петренко нередко выражал озабоченность стремлениями ревизионистов умалить нацистские зверства. Он боролся с такого рода позицией своими книгами, интервью и лекциями.


В 1992 году, идя вместе с рядовым Наумом Вайнбергом по мостовой в Иерусалиме, он говорил именно о необходимости сохранения такого наследия, о необходимости борьбы с историческим ревизионизмом. И задача эта актуальна по сей день.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.