Polonia Christiana: Как вы оцениваете современное состояние украинского национального, культурного и цивилизационного самосознания?

 

Мечислав Рыба: Современное украинское самосознание (в первую очередь в цивилизационном плане) отличается хаотичностью. В его формировании сталкиваются два течения: малопольская, то есть латинская (европейская) традиция и традиция восточная, туранская (азиатская). Если попытаться объединить все это в одно целое, сложно найти элементы, которые объединят все украинское сообщество.

 

Конечно, в украинской истории есть положительные элементы, на основе которых можно сформировать идентичность наших восточных соседей, однако их отодвигают на второй план: современная Украина обращается к самой мрачной своей традиции — ОУН-УПА (запрещенные в России организации, — прим. перев.). Это традиция, которую невозможно одобрить.

 

— Почему именно идеи ОУН-УПА оказались для украинцев столь привлекательными? Не стоило ли им опереться на греко-католическую традицию?

 

— С греко-католицизмом есть проблема, ведь в современном украинском обществе преобладают православные, вдобавок, они разделены на два течения, то есть Церковь Киевского и Московского патриархата. Греко-католики есть только на западе страны. Украинскую идентичность, конечно, можно выстроить в опоре на религию, однако, для этого нужно найти много положительных фигур, у которых были концепции создания общественных основ при помощи просвещения элит, развития культуры и так далее. Это должны быть такие люди, биография которых может послужить каждому украинцу примером для подражания.

 

Процесс формирования украинского самосознания нацелен на поиск элементов, которые отличают Украину от России и от Польши. У украинской националистской традиции никогда не было католического костяка, хотя многие ее представители воспитывались в греко-католических семьях. Кстати, сам Степан Бандера был сыном греко-католического священника. К сожалению, его идеология — это полная противоположность всем принципам католицизма, а «Декалог украинского националиста» во многих пунктах противоречит десяти заповедям христианства.

 

На Украине акцентируют важность борьбы ОУН-УПА с Советским Союзом, а одновременно стараются изъять из истории все совершенные преступления. Каждый, кто этим занимается, — просто лжец! Приведу пример: найдутся ли люди, которые готовы одобрить СС в качестве традиционной немецкой организации, поскольку она долгое время воевала на востоке с СССР? Готов ли кто-нибудь открыто заявить, что нужно забыть о лагерях смерти, убийствах на фронтах и геноциде, поскольку иначе невозможно сформировать самосознание современных немцев?

 

С Украиной история та же: если мы сейчас занимаем антироссийскую позицию, значит, нужно сказать, что УПА тоже занимала антироссийскую позицию. А то, что ее солдаты одновременно убили десятки тысяч поляков, нужно замолчать. Это путь в никуда. Хуже всего то, что в идеологии украинского национализма невозможно найти никаких положительных элементов.

 

Мученик Григорий Хомишин, который был епископом Станиславовской епархии, называл такого рода действия ересью, граничащей с сатанизмом. Он говорил, что отрицание мрачных страниц украинской истории — это самая большая трагедия украинского народа, которая уводит его на ложный путь. Конечно, следует поднять на украинские знамена как можно больше таких фигур, как епископ Хомишин и, опираясь на них, показывать те положительные элементы латинской цивилизации, которые до сих пор сохранились в некоторых сферах украинского общества. Путь, который предложил Хомишин, очень долог и сложен, но это единственный путь. Все попытки «срезать дорогу», как культ ОУН-УПА, заведут в тупик.

 

— Значит ли это, что формирование украинского самосознания в опоре на традицию ОУН-УПА бросает Украину в объятия туранской цивилизации, которую описал Феликс Конечный (Feliks Koneczny)?

 

— Можно так сказать. Идя путем ОУН-УПА, Украина становится азиатской цивилизацией в плане мышления и понимания мира. Военные и политические действия Украинской повстанческой армии и Организации Украинских Националистов были антироссийскими. Однако в ментальном и цивилизационном плане эти силы были близки к России и очень далеки от того, что мы называем сегодня культурой Запада. Поэтому можно смело выдвинуть тезис, что ОУН-УПА отрицали Россию, но одновременно распространяли на украинских землях российские ментальные, культурные и цивилизационные стандарты.

 

Мы часто слышим от украинцев, как они хотят стать частью Европы. Поставлю вопрос прямо: может ли присоединиться к латинскому миру страна, в менталитет населения которой настолько прочно въелись азиатские стандарты? Нет, не может! Скажу больше: чем сильнее будет стремление Украины стать «западной страной», тем чаще и тверже нужно будет показывать ей правду, например, о геноциде на Волыни. Только так можно окончательно низвергнуть миф ОУН-УПА и показать украинцам, что это тупиковый путь.

 

Напомню, что происходило в 1936 году, когда по делу о серии терактов в Варшаве и Львове судили Степана Бандеру. В вердикте польского суда говорилось прямо, что такие зверства, в частности, убийства украинцев, которые положительно относились к идее соглашения с Польшей, это не только антипольская, но и прежде всего антиукраинская деятельность. Похожую ситуацию мы наблюдаем сейчас. Лишь правда сможет спасти украинцев от попадания в ловушку постбандеровской традиции.


— Президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) недавно сказал, что сразу же после своего вступления в должность он начал переговоры с президентом Украины на тему правды о Волыни и деятельности ОУН-УПА. Пока никакого положительного ответа с украинской стороны не поступило. Какие средства мы можем использовать, чтобы удержать украинцев от «срезания дороги»? Как повернуть их на путь правды?

 

— Украинские политические элиты, которые сейчас управляют страной, как представляется, не имеют права ссылаться на традицию ОУН-УПА. Для многих украинцев эта традиция остается неизвестной, даже чуждой. Возможно, тот выбор, который сделало руководство Украины, имеет под собой какую-то рациональную основу, но это не отменяет того факта, что он в корне неверен.

 

На Украине, что бы ни говорилось, нет гражданского общества. Эта страна с олигархической структурой и глубокими экономическими проблемами. Продолжающееся падение уровня жизни — идеальный предлог для распространения националистической идеологии. Во всех проблемах простых людей можно обвинить Россию, которая ведет против Украины войну в Донбассе. Украинское общество получает четкий сигнал: нищета связана не с олигархизацией страны, а с войной. С кем мы воюем? С русскими! Кто убивает наших братьев? Русские!

 

Такого рода «дымовая завеса» скрывает серьезные ошибки и проблемы нынешних властей, однако стоит помнить, что это не только игра на эмоциях. Эта идеология постоянно проникает в пространство культуры, образования, СМИ и так далее, а в связи с этим ситуация приобретает опасные черты. Хуже всего то, что сейчас не видно какой-то общественной силы, которая бы хотела реально от этого отмежеваться.

 

Антибандеровские тенденции на Украине в последний раз были связаны с Партией регионов и президентом Виктором Януковичем. Проблема в том, что «политика идентичности» тех правящих элит опиралась на постсоветские элементы. Поэтому украинское самосознание продолжает блуждать между посткоммунизмом и постбандеризмом.

 

В это контексте видно, какую большую ценность представляют инициативы священника Игоря Пелехатого. Он обращается к самым славным аспектам украинской мысли и традиции, то есть, например, вспоминает о фигуре Григория Хомишина. Такие действия дают шансы на будущее. У такого будущего совсем иной облик, чем предлагают сегодня постбандеровцы.

 

— Может ли Польша помочь Украине преодолеть все те проблемы, о которых вы говорили: проблему постбандеровцев и поиска идентичности, экономический кризис, господство олигархов, войну с Россией?

 

— Важнейшая миссия Польши, которая затрагивающая более глубокие слои, чем геополитическая тактика, заключается в том, чтобы нести украинцам свет латинской цивилизации. В первую очередь она опирается на этику, а этика — на правду. Наша миссия в том, чтобы провозглашать правду! Я повторю: демонстрация правды и истинного обличья «наследия» ОУН-УПА времен Второй мировой войны выгодна самим украинцам. Своим молчанием мы вредим им, поскольку де-факто соглашаемся на распространение лжи.

 

В туранской цивилизации история — это не сфера правды, а область политического искусства, в которой создаются выгодные в политическом плане образы. Если кто-то пытается идти этим путем, пренебрегает источниками и фактами, пытается подчинить их политическим запросам, значит, он придерживается отнюдь не европейского или латинского (в цивилизационном плане) подхода.

 

Мы должны сыграть важную роль, в частности, показывая то, что в польско-украинских отношениях было и остается самым важным. Одна из таких фигур — это епископ Григорий Хомишин. Он был греко-католиком, но одновременно очень католическим человеком, вписывавшимся в то, что мы называем универсальностью Церкви. В отношениях с поляками он стоял на русской почве, но одновременно был открыт к правд и ко всему тому, что служит мирному сосуществованию народов и людей в обществе.

 

Такова наша задача, которую не сможет взять на себя никто другой. Замалчивание фактов — это своего рода ложь, которая способствует фальсификации истории. Сейчас тема преступлений ОУН-УПА все громче звучит в киноискусстве, выступлениях ученых и политиков, и то, что она поднимается, служит исключительно интересам украинцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.