«Какое же это потрясающее чувство, когда твоя исследовательская работа начинает продвигаться», − глубоко вздыхает Хейди Руотсалайнен (Heidi Ruotsalainen, 31 год).

«Систему разведки тяжело изучать. Утеряно много данных, или же изначально все было продумано таким образом, чтобы посторонние не могли заполучить ту или иную информацию».

Руотсалайнен пишет диссертацию по вопросам военной истории в Национальном университете обороны Финляндии (Maanpuolustuskorkeakoulu, MPKK). Объектом ее исследования является система военных атташе в 1918-1939 годы.

«Я изучаю этот вопрос со времени обретения Финляндией независимости до начала войн».

Военный атташе — офицер, который работает в представительстве своей страны, поддерживает связь с военными силами своей страны и отвечает за военные вопросы представительства.

Половину своей рабочей недели Руотсалайнен проводит в Национальном архиве Финляндии. Вторую половину она проводит в Сантахамине.

«Когда-то я пообещала мужу, что выходные у меня будут свободными, но я плохо держу это обещание».

Руотсалайнен задумывается, когда ее спрашивают, почему ее так сильно заинтересовала именно военная история.

«Это тяжело объяснить. Меня всегда очень сильно интересовала история и военная история. Я интересовалась этими вопросами еще будучи ребенком».

Одной из искр, которая разожгла ее интерес, был живший по соседству с бабушкой и дедушкой бывший диверсант, а позже — агент НАТО Лаури Солехмайнен (Lauri Solehmainen), который оставил ей в наследство много материалов. Так появилась дипломная работа для Университета Восточной Финляндии, а позже — книга «Агент холодной войны» (Kylmän sodan agentti, 2013).

«Вероятно, так я и начала увлекаться военной историей. Это меня очень заинтересовало».

Руотсалайнен рассказывает, что ее дедушка участвовал в войне. Он любил говорить с маленькой девочкой о войне и о том, что происходило на фронте.

«Такая вот у нас была дружба. Наверное, поэтому я выросла такой странной», − смеется она.

«А еще в детстве я любила лазить по деревьям и бегать по лесам».

Руотсалайнен не служила в армии. Позже она пожалела о том, что не пошла в армию, поскольку так ей бы было легче понимать жизнь военных.

«Думаю, мне бы понравилось».

Гражданские могут проходить обучение в Национальном университете обороны Финляндии с 2012 года. Сейчас 93 человека претендуют на докторскую степень. В их числе как гражданские, так и военные.

− Каково Вам учиться и проводить исследования в Национальном университете обороны Финляндии?

«Это похоже на сон наяву. Сначала я немного сомневалась, каково мне будет в таком окружении, но мне очень нравится. Особенно то, что я могу заниматься только одним делом. Раньше мне приходилось и преподавать, и писать».

По словам Руотсалайнен, военной историей в Университете обороны занимаются 20 исследователей, которые раз в месяц встречаются на семинаре. Она является единственной девушкой и гражданским человеком, кто занимается вопросами военной истории.

«Для девушки, которая занимается подобными вопросами, это задача одинокого волка. Сейчас у меня мало учебы. Мое собственное исследование занимает все мое время».

Руотсалайнен исследует, как в только что ставшей независимой Финляндии была создана система военных атташе. Смогли ли они заметить надвигающийся кризис 1930-х?

«Я еще не настолько далеко продвинулась в этом вопросе, чтобы глубоко в нем разобраться на основании всех источников. Я бы сказала, что, конечно, что-то подобное уже тогда намечалось. У меня такое впечатление».

Руотсалайнен считает, что финская система военных атташе могла быть изначально построена по российскому образцу.

Основанием для такого мнения является то, что систему создал руководитель генштаба Оскар Энкель (Oscar Enckell), который сделал себе замечательную карьеру в российской армии, в том числе в разведке и на посту военного атташе.

Особенно интересным объектом для исследования являются военные атташе, работавшие в Москве. Например, известно, что в 1936-1938 годах они руководили шпионской сетью, деятельность которой почему-то была приостановлена. Причиной могло быть, например, усиление работы контрразведки Советского Союза.



«Я пыталась разобраться, что же заставило шпионскую сеть прекратить свою работу в то время, когда она была необходима сильнее всего. Военные атташе находились в Москве под пристальным вниманием. Это было тяжело психологически».

Руотсалайнен написала в соавторстве с Матти Косоненом (Matti Kosonen) книгу «Женщины агентурной школы» (Agenttikoulun naiset) о школе разведки, действовавшей в Петрозаводске во время Советско-финской войны 1941-1944 годов («Войны-продолжения»). Роль женщин ранее не была изучена достаточно подробно.

В школе разведки Петрозаводска, или Подразделении Раски, обучали агентов, которых затем отправляли в СССР.

Агентов вербовали среди военнопленных, взятых финнами. Школой руководил майор Рейно Раски (Reino Raski).

В школе шпионов примерно десять женщин выполняли задачи переводчиков, связистов и переписчиков документов. Большая часть из них были лоттами(Девушки из военизированной националистической организации, прим. ред.).

«Типичная лотта довольно хорошо владела языками, очевидно, имела среднее образование и принадлежала к высшим слоям среднего класса», − говорит Руотсалайнен.

Лотты имели ясное представление о том, что происходило в школе агентов и вообще в разведке, поскольку они переписывали доклады диверсантов и другие секретные документы.

«Захватить лотту было бы для врага огромным успехом. Поэтому женщин учили стрелять из нескольких типов оружия. Лотты должны были уметь защитить себя», − говорит Руотсалайнен.

«Я иногда задумываюсь: понимали ли эти юные девушки, в какой рискованной ситуации они находились?»

Школа разведки в Петрозаводске была важным объектом для вражеской разведки. Красная армия планировала ее уничтожение. Руотсалайнен напоминает, что женщинам надо было решать, как действовать, если они попадут в плен.

«Каждой лотте нужно было решить для себя заранее, что делать в такой ситуации: совершить самоубийство или же попасть в плен живой. Наверное, они были настолько молоды, что не боялись и не думали о том, что может произойти что-то плохое».

− Получали ли лотты признание за свою работу?

«Думаю, что в этом подразделении женщины наверняка получали благодарность и признание за проделанную работу, но иногда и взбучку. Однако в послевоенные годы акцент был сделан на роль мужчин. Наверное, потому, что тогда женщины не хотели ни о чем рассказывать».

Школа разведки в Петрозаводске была уникальным местом, в котором работали профессионалы.

«В Подразделении Раски проходили обучение военные, и заводить отношения с девушками было запрещено на любом уровне», − говорит Руотсалайнен.

«Конечно, рождалась дружба и любовь и все, что в такой обстановке могло родиться».

По образованию Руотсалайнен — историк и учитель, работающий с детьми с особенностями развития. В данный момент она находится в отпуске за свой счет и не работает преподавателем.

«Мне нравится преподавать и очень нравятся дети. С ними очень интересно. Я занималась со своими учениками с их первого класса, а в следующем году они пойдут уже в шестой класс», − говорит она.

«Я уверена, у них все будет хорошо. Детям с особенностями развития учеба дается нелегко. Здорово замечать, когда у них что-то начинает получаться».

Руотсалайнен признается, что, хотя в преподавании и есть свои интересные моменты, военная история сейчас интересует ее больше.

− Почему женщины не очень интересуются вопросами военной истории?

«Я не знаю. Мне кажется, это очень интересно. Я не странная, я вполне нормальная. Разве что родилась в Саво».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.