«Россия распространит свои ошибки на весь мир». Эта фраза, произнесенная сто лет назад Фатимской Богоматерью, может послужить ключом для понимания духовных, культурных и социально-политических проблем современности, начиная с коммунизма и заканчивая моральной революцией на Западе, а также современной реакцией на эту революцию, которая приняла форму антилиберальных, но одновременно враждебных католичеству национальных или альтернативно-правых движений.

 

Ошибки России. Эти слова ассоциируются в первую очередь с двумя явлениями: православием и коммунизмом. Да, православие — ошибка России, ведь это раскольническая религия. Но о нем ли говорила Богоматерь, явившись в Фатиме? Простому светскому человеку сложно высказывать по этому поводу категорические суждения. Распространилось ли, однако, православие на весь мир? Скорее, нет.

 

В таком случае будет логично направить наше внимание на другую российскую ошибку: коммунизм. Последнее явление Богоматери произошло 13 октября 1917 года. Через 11 дней началась Октябрьская революция, которая позже разлилась по огромной части земного шара.

 

С какой точки зрения коммунизм был ошибкой? С каждой! Эта идеология полностью противоречит принципам католицизма и опирающейся на них цивилизации. Она не чтит Бога, а разрушает религию, преследует и убивает верующих. Она не уважает невинные жизни, а устраивает массовые убийства. Она не отказывается от вожделения вещей ближних, а распаляет алчность масс. Она не запрещает кражи, а отрицает понятие собственности. Она не чтит доброе имя ближнего, а выводит очернительство на государственный уровень.

 

У современного человека СССР ассоциируется, скорее, с аскетичной или даже пуританской моралью. В самом начале, дело, однако, обстояло иначе. В число ошибок России следует включить также преобразования в сексуальной сфере. Как пишет в своей статье под названием «Большевистская сексуальная революция» Мирослав Шумило (Mirosław Szumiło), изначально в Советском Союзе воцарилась настоящая свободная любовь. 16 декабря 1917 года появился декрет, позволявший расторгнуть брак, даже если супруги просто не сошлись характерами. Достаточно было обратиться в суд. В свою очередь, Семейный кодекс 1926 года позволял развестись, отправив открытку в ЗАГС.

 

Советская феминистка Александра Коллонтай воспевала психологическое и экономическое освобождение женщин. Она объявляла, что удовлетворить сексуальные потребности должно быть так же просто, как выпить стакан воды. Комсомол на первом своем съезде принял постановление об обязанности удовлетворять половые потребности товарищей по организации. Советская версия свободной любви принимала порой еще более гротескные формы, достаточно вспомнить, например, Декрет об обобществлении женщин. Преобладало убеждение, что брак или даже чувства как таковые — это пережитки буржуазного прошлого.

 

«Жизнь современной молодежи — это революционный отказ от сексуальных отношений, опиравшихся на идею частной собственности», — писала газета «Правда» в 1925 году. «Девушку, которая отказывается от половых отношений, молодежь считает не только буржуйкой, но и человеком, который отказывается от своей юности ради идеалов прошлого, бережет себя для мужа-собственника».

 

Сексуальные отношения связаны с появлением на свет детей. А они при случайных и беспорядочных связях оказываются ненужными. Так что свободная любовь идет в паре с абортами, что можно было наблюдать и в большевистской России. Как пишет Мирослав Шумило, согласно декрету от 18 ноября 1920 года каждая женщина получила право на детоубийство, достаточно было обратиться в больницу. В этом плане Россия оказалась мировым флагманом. Тех детей, которым удалось избежать бойни, национализировали. Этому служило массовое строительство яслей. «Разбивая семейный очаг, мы наносим решающий удар по буржуазному строю», — гласил лозунг 1920-х годов.

 

А что с гомосексуализмом? На начальном этапе большевизма его тоже узаконили. Отказ от политики свободной любви начался в конце 1920-х и окончательно закрепился в следующем десятилетии. Причины была прагматичными: борьба с демографическим кризисом и сохранение здоровья общества. В 1936 году аборты запретили, а процедуру развода сделали более сложной. Советский Союз больше не возвращался к сексуальной революции первых лет своего существования. Однако он вдохновил ее «идеалами» Запад. Свою роль сыграла в этом марксистская идеология и, по всей видимости, советская агентура.

 

Культурная революция на Западе

 

Когда советские власти постепенно усмиряли самые яркие проявления моральной революции, итальянский коммунист Антонио Грамши (Antonio Gramsci) писал свои «Тюремные тетради». Он делал вывод, что Запад не может принять марксистскую революцию из-за своих христианских корней, а поэтому первым делом следует уничтожить христианскую культуру. Заняться этим должны были не рабочие, а представители преступного сообщества, этнических меньшинств и женщины. Мыслитель призывал к долгому маршу, призванному изменить школы, СМИ, Церкви, общественные организации и в первую очередь семьи. К похожим выводам пришел в Венгрии Дьёрдь Лукач (Geirg Lukacs). Позднее ему удалось заняться их внедрением на посту министра культуры.

 

В свою очередь, в 1923 году он вместе с, в частности, Теодором Адорно (Theodor Adorno) и Гербертом Маркузе (Herbert Marcuse) основал Франкфуртскую школу. Своей целью она видела проведение марксистской революции в сфере культуры. «Заслугой» Маркузе стало присоединение к новому пролетариату сексуальных меньшинств. Ключевым элементом культурной революции выступало сексуальное «освобождение». Следовало еще заклеймить врага. Здесь, как отмечает на страницах American Thinker Линда Кимбол (Linda Kimball), свою роль сыграла концепция Адорно об авторитарной личности. В 1950 году он «открыл», что христианство и традиционная семья ведут к расизму и фашизму. Отсюда всего один шаг к тому, чтобы назвать людей, которые живут в духе традиций, опасными или даже психически нездоровыми.

 

Культурный марксизм породил политкорректность — новую форму цензуры и автоцензуры, которая заставляет человека контролировать себя на каждом шагу. В этом видна дьявольская попытка найти замену христианству. Учение Католической церкви говорит, что человек должен следить не только за своими поступками, но также за помыслами и словами. Политкорректность в качестве новой религии тоже склоняет к самоконтролю, но не для того, чтобы придерживаться десяти заповедей, а для того, чтобы избежать новых грехов, в частности, «элитаризма», «сексизма» и «дискриминации». Между тем многие из этих «грехов» — это просто нормальные традиционные убеждения.

 

В паре с политкорректностью идет мультикультурализм. Западный человек старается не смотреть свысока на представителей других культур и не оскорблять их. Такая безграничная толерантность ведет к появлению масс беженцев. Хаос и насилие, которые несет с собой политика мультикультурализма, создают почву для радикальных настроений и чувства неуверенности в завтрашнем дне.

 

Состояние современного Запада, его семьи, культуры, различных институтов и государственных структур — это пожарище, оставшееся после увенчавшейся успехом культурной революции. Итальянский автор Марчелло Венециани (Marcello Veneziani) пишет, что западные общества воплотили у себя суть марксизма. Они пришли к «радикальному атеизму и материализму, интернационализму и избавлению от корней, главенству прагматизма и смерти философии, ведущей роли промышленности и глобальному управлению природой(…), а также к проявляющемуся в гомогенизации равенству». В свою очередь, умерший в 1989 году философ Аугусто Дель Ноче (Augusto de Noce) говорил, что марксизм потерпел поражение на Востоке, но стал реальностью на Западе, и произошло это даже без полного (пока) отказа от частной собственности.

 

Процессом, который привел к такому положению вещей, управляли как зараженные марксистской бациллой «интеллектуалы», так и советская разведка. Как рассказал в опубликованном в интернете интервью бывший пропагандист КГБ, а позднее — критик коммунизма Юрий Безменов, шпионаж составлял лишь 15% от деятельности советских секретных служб. 85% усилий было направлено на идеологическую трансформацию. Эта психологическая война была призвана «изменить взгляд на действительность», чтобы люди, подвергшиеся ее воздействию, утратили способность осознавать реальные интересы своих стран. «Идеология марксизма-ленинизма накачивается в головы, по крайней мере, трех поколений американских студентов, не будучи оспариваемой или уравновешенной американскими ценностями, американским патриотизмом, — объяснял Безменов. — Результат вы можете видеть. Люди, получившие высшее образование в 1960-х, теперь занимают ответственные посты в правительстве, бизнесе, средствах массовой информации, системе образования. Они запрограммированы, чтобы думать и реагировать на определенные стимулы в определенном виде. Вы не можете изменить их образ мыслей, даже если вы представите им всю информацию и доказательства. Другими словами, для этих людей процесс деморализации завершен и необратим».

 

Когда страной управляют представители культурного марксизма, она становится подвержена кризисам и дестабилизации. Неудивительно, что Запад умирает: в демографическом, культурном и политическом плане. Орды мигрантов-мусульман ввергают оазис спокойствия в гоббсовское естественное состояние человеческого рода. В некогда цветущих предместьях больших городов жизнь становится «опасной, жестокой и короткой». Однако появляется реакция…

 

Ошибки России 3.0

 

Хотя левые элиты, говоря откровенно, уже безнадежны, простые люди начали просыпаться от летаргического сна. Решение британцев о выходе из Евросоюза или американцев — об избрании Дональда Трампа говорят о том, что люди устали от либерально-демократического хаоса и опасений перед его последствиями.

 

В Голландии рейтинги возглавляет антииммигрантская Партия свободы Герта Вилдерса (Geert Wilders). Националистка Марин Ле Пен занимает второе место в предвыборных опросах во Франции. «Альтернативу для Германии» с близкими к нацизму идеями поддерживают больше 8% немцев. Усиление квазиправого фронта можно наблюдать и в других странах. Эти тренды и силы объединяет негативное отношение к глобализации, мультикультурализму и другим ценностям фукиямовского мира «конца истории». Но можно ли назвать это настоящей христианской контрреволюцией? Вряд ли. В этой антилиберальной реакции отчетливо звучат националистические и коллективистские ноты. Протест против прогрессивных элит часто перерождается в популизм и культ «простого человека», противоречащий принципу иерархичности. Сохраняя пропорции явлений, современную антилиберальную реакцию можно сравнить с фашизмом 1930-х годов.

Католики. Дни молодежи в Польше

У разнообразных квазиправых сил есть еще одна общая черта: симпатии к Москве. В 2014 году Россия пригласила представителей «Национального фронта» и Австрийской партии свободы, а также националистов из Фландрии и Белу Ковача (Béla Kovács) из движения «За лучшую Венгрию» наблюдать за проведением крымского референдума, напоминает в своей статье «Путинизм и европейские ультраправые» Алина Полякова. Москва хотела таким образом узаконить аннексию. 22 марта 2015 года члены некоторых европейских партий правого толка отправились в Петербург на политический съезд с участием Путина. В 2014 году, в свою очередь, оказалось, что «Национальный фронт» получил от Первого чешско-российского банка кредит в 9 миллионов рублей.

 

Русофилия видна также в том, как голосует основанная Ле Пен фракция Европарламента «Европа наций и свобод». В положительном ключе высказываются о Путине Роберто Фиоре (Roberto Fiore) из итальянской партии «Новая сила», Найджел Фарадж (Nigel Farage) из британской Партии независимости Соединенного Королевства и сам Дональд Трамп. ФБР и ЦРУ полагают, что своей победой на выборах он обязан российскому вмешательству.

 

Так что Россия не только вдохновляет, но и цинично поддерживает современные квазиправые силы. Но может ли она служить образцом сама? Во многих отношениях эта страна действительно сохраняет больше приверженности традиционным ценностям, чем «прогнивший Запад». Это касается, в частности, вопроса гомосексуализма или реализма в международной политике. Не будем, однако, делать поспешных выводов.

 

Российское общество страдает от морального разложения. По данным председателя Союза педиатров России Александра Баранова, в стране проводится 3-4 миллиона абортов в год. Россияне сохраняют верность советским символам, что мы видим, например, на военных парадах или слышим в мелодии российского гимна. Влиятельные российские мыслители проповедуют антикатолицизм и коллективизм, а одновременно благосклонно высказываются о язычестве.

 

Отказываясь от «классического» и «культурного» марксизма, Запад бросается в объятия Москвы. Из одних «ошибок России» вырастают новые: они сближаются с правдой, но от этого становятся еще более опасными. Надеждой на освобождение из западни борющихся друг с другом ложных идей остается прозвучавшее там же, в Фатиме, пророчество о торжестве Непорочного Сердца Богородицы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.