Она пришла, чтобы полюбоваться северным сиянием. Это был февраль нынешнего года, и британка Джулия Бакли (Julia Buckley), редактор отдела путешествий крупной газеты The Independent, проделала весь путь до Тромсё, чтобы полюбоваться волшебным зеленым танцем в вечернем небе.


Когда началось шоу, один из группы опускает камеру. Это американец. Ура, думает Джулия Бакли, не только я любуюсь северным сиянием и не думаю о том, чтобы любой ценой делать снимки.


И тут этот человек начинает раздеваться. Снег по колено, а он делает пару шагов, расставляет ноги и поднимает вверх руки. «Вууухууу!» — ревет он, в то время как фотоаппараты щелкают и щелкают.


Лишь убедившись, что трюк запечатлен, он снова натягивает на себя свое тряпье.


Сначала пришла эпидемия «planking». Здесь речь идет о том, чтобы выкладывать в социальных сетях собственные снимки, на которых ты лежишь как доска. После этого появился вариант «naking» (нагота). Это в основном то же самое, только без одежды.


Ранее стало ясно, что «naking» получила свое продолжение — «Cheeky exploits», примерный перевод: «дерзкое нарушение». Ты должен по-прежнему оставаться голым. Но теперь необходимо, чтобы при этом вокруг тебя были люди. А ты предпочтительно должен находиться в каком-либо излюбленном туристами месте.


Но Джулия Бакли не смеется, когда речь заходит об этом. Вид бледного американца на фоне северного сияния заставил ее написать гневную статью. С момента ее публикации в апреле количество ознакомившихся с @cheekyexploits в Instagram выросло с 86 тысяч до головокружительных 266 тысяч.

 

Во время недавней поездки в Венецию директор отдела путешествий опять пришла в негодование. Она сидела на катере, скользящему по глади Канале Гранде. Так же, как и женщина средних лет, сидящая рядом.


«Но она смотрела не на Венецию! Она смотрела в свой телефон и играла с различными фильтрами Снэпчата! Многие выбирают поездки, исходя из того, какой потенциал это место имеет в Instagram»,- говорит Бакли с горечью.


Она считает, что мы снижаем значение выбранного места поездки до уровня того, как оно может сказать что-нибудь определенное о нас самих.


«Речь идет только о признании», — говорит Бакли, которая считает, что в cheeky exploits есть одна штука, не заметить которую невозможно — это бледные ягодицы.


«Когда такие белые люди, как я, разъезжают по миру, они не видят бόльшую часть всех проблем, с которыми сталкиваются небелые. Жители стран, которые мы посещаем, чувствуют потребность быть с нами любезными, потому что предполагают, что у нас есть деньги. Мне кажется, что это заставляет некоторых приезжих становиться ленивыми и наглыми.


Мы не изучаем язык, нас не волнуют особенности культуры. Мы делаем снимки там, где нам этого не следовало бы делать, потому что чувствуем свое превосходство. Когда ты раздеваешься, чтобы быть сфотографированным, ты становишься частью такого поведения».


Торстейн Кюллесё (Torstein Borsheim Kyllesø), 21 год, известный в Instagram как «Fettleif», несколько лет тому назад работал в аэропорту Ставангера. Около ленты транспортера для подачи багажа пассажиров висела фотография длинной в несколько метров голого мужчины на Кьерагболтен, круглом камне, зажатом между двух скал у Люсе-фиорда.


В следующий раз Торстейн сам пошел туда, разделся, нашел нужную точку равновесия на камне и велел сестре сфотографировать его.

 

Это стало началом.


«Теперь мои друзья ждут, что каждый раз, когда мы отправляемся в поход, я буду раздеваться», — говорит Кюллесё.


С хэштэгом #naking в Instagram только с весны этого года выложено несколько сотен снимков. Кюллесё можно видеть на нескольких из них. Во время пешей прогулки на Лофотенских островах в мае ему захотелось не только раздеться. Он уперся ладонями в камни и, задрав ноги вверх, сделал стойку на руках, балансируя перед камерой.


Он совершил еще десяток таких пеших прогулок, во время которых он, конечно, раздевался. Когда он вместе с отцом поднимался на Килиманджаро, он был не уверен, что это будет такая же прогулка. Но вот он при температуре минус 25 градусов стоял там на вершине Африки. Искушение стало слишком велико. и перед группой в 25 человек он спустил штаны и снял одежду, обнажившись также и выше пояса, что вызвало смех присутствующих. Это было то, чего он добивался.


«Мне всегда нравилось вызывать смех у людей. Для меня это просто веселое развлечение. То, что рядом люди, мне не мешает», — говорит Кюллесё.


— Что ты думаешь о тех, кому такие трюки не нравятся?


— Все происходит быстро, когда снимаешь и одеваешь одежду. Я думаю, людям можно потерпеть, это же просто весело.


Многие из тех, с кем встречались корреспонденты Magasinet (отдел Dagbladet, — прим. перев.), говорят то же самое. Naking — дело веселое. Чтобы что-то запомнилось, нужно чтобы это было немного сумасшедшим. Попробуйте этот тренд и почувствуйте адреналин в крови, когда стоите совершенно голым.


Одни заняты продвижением тренда любить естественное тело в природе, другие рассматривают naking как чувство свободы.


Но где все это начинается? Когда же норвежцы начали раздеваться во время прогулок? Точный ответ трудно найти, но мы можем вернуться назад в март 2012 года. В молодежном отделе Норвежского туристического объединения сидит группа молодежи. Они очень хотят «найти что-нибудь» в связи с 1 апреля. Что-нибудь веселое, что-нибудь, что может устроить небольшую заварушку. Что-нибудь, что сможет поднять несколько человек с дивана и заставить их отправиться на природу.


Результатом стала статья на сайте туристического объединения, где они поместили рекламу абсолютно нового предложения для членов объединения: «Молодежный отдел туристического объединения создает группу туристов-нудистов!» Молодые любители походов призвали людей в дни, когда стоит хорошая погода, снимать с себя одежду и отправляться на чистую природу абсолютно голыми.


«Идея возникла спонтанно и неожиданно», — говорит Ханс Кристиан Флоттен (Hans Kristian Flaatten) по телефону спустя пять лет. Он был одним из апрельских шутников, сидевших за столом в тот раз.


Спустя неделю им позвонили из VG и попросили рассказать подробнее об этих новых походах.

 

«Мы подумали, а знают ли люди, что это было просто шутка? Потому что это было воспринято очень буквально» — говорит Флоттен.


— Сразу после этого naking стал трендом. Разве теперь уже недостаточно просто подниматься на гору?


— Нет, почему же. Но если все остальные уже поднялись на гору, по которой ты идешь, то речь заходит о том, чтобы сделать это чуть больше личным, чуть больше уникальным.


Гора Селья торжественно царит над островом Сенья, возвышаясь на 639 метров над уровнем моря. Однажды в субботу в сентябре 2012 года на гору отправились подруги Фрэйдис Лаксо (Frøydis Laxaa), Кристине Салми Рунесен (Kristine Salmi Ronesen) и Марита Бьёрглунд (Marita Bjørglund), все трое прочитали объявление в местной газете.


Газета Troms Folkeblad предложила своим читателям прислать «самую смешную, бодрую или лучшую фотографию обнаженного тела» для снимка года.


Подруги пригласили с собой знакомого Фредрика Ульсена (Fredrik Olsen), который для этого похода взял с собой фотоаппарат. На вершине девушки сняли с себя все, кроме трусиков, выстроились с поднятыми руками — и раз! Фредрик увековечил их.


Если сегодня гуглить «naking», то снимок этих девушек появляется одним из первых. Это не так опасно, считает Фрейдис Лаксо. Это смешное событие, сохранившееся в памяти. «Мы получили много приятных отзывов от семьи, друзей и незнакомых. Не думаю, что кто-нибудь будет слишком задумываться, если обнаружит, что я снялась на этом фото много лет назад, — говорит Фрейдис. — Меня беспокоит не сама нагота. А нагота, которая мешает живущим в этих местах, вот с чем у меня проблемы».


«Спроси себя самого, хотел бы ты быть голым именно сейчас, если бы ты был один и у тебя не было бы смартфона? Если ответ будет "да", и ты находишься где-то, где это не считается плохим, то давай, делай. Если ответ будет "нет", то тебе, может быть, не следует этого делать», — говорит Джулия Бакли из газеты The Independent.


И давайте не будем забывать одну вещь. Если бы эти фотографии попок были фотографиями стариков, а не привлекательных молодых девушек, у нас не было бы вообще никакой дискуссии. Ведь совершенно ясно, что большинство из тех, кто скидывает одежду перед камерой, — это молодые и красивые. Тем не менее Джулия Бакли не верит, что это феномен поколения. Просто молодые лучше разбираются в социальных сетях, чем пожилые.


Если naking не является особенностью поколения, то может быть этой особенностью являются негативные отзывы о таких раздеваниях. Во всяком случае так считает Ханс Флоттен из туристического объединения: «Я думаю, каждое поколение считает, что следующее поколение занимается дурными и глупыми вещами. Это неизбежно. Новые поколения раздвигают границы, чтобы найти свое место в книгах истории».


Сам же хитроватый любитель походов извлекает пользу из встреч с теми, кто сталкивался с чем-то необычным во время походов в горы: «Нам в Норвегии повезло, у нас необычайно много квадратных километров, где можно побродить! Большинство отправляющихся в поход идут, чтобы встретиться с природой».


Одно дело — фотографировать себя обнаженного на природе для собственного альбома. Другое дело — выкладывать это в Instagram. Если человек занимается таким делом, то не слишком ли он занят собой? Ханс Кристиан Флоттен так не думает: «Если ты читаешь рассказы о горных вершинах тех, кто поднялся на самые высокие из них, ты видишь, что авторы заняты собой. Мне кажется, что стремление показать себя и то, что мы сделали, очень характерно для человеческой природы. То, как мы это делаем, является новым для каждого поколения. И сейчас это можно сказать и о naking».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.