Михаил Саакашвили вышел на свободу, Юлии Тимошенко простили прорыв границы, Павел Петренко обещает Антикоррупционный суд к февралю. Все это выглядит как полная капитуляция Банковой по всем фронтам. Но только выглядит. На самом деле Петр Порошенко снова пошел по уже дважды опробованному пути: отступление — перегруппировка сил — контратака.


Опробовал этот путь украинский президент в Минске — в сентябре 2014-го и в феврале 2015-го. Под угрозой полного поражения подписывал условия «капитуляции», но вместо их выполнения создавал базу для отвоевания сданных позиций. Теперь пришло время для «Минских соглашений» внутри страны.


Враг системы


До Михомайдана и атаки НАБУ на верхние эшелоны власти жизнь в Украине шла по заведенному еще со времен Леонида Кучмы распорядку: президент, пришедший к власти в результате компромисса элит, рвал договоренности, расширял сферу своей власти и отжимал бизнес у недавних союзников.


Недавним союзникам это не нравилось, но все они понимали, что таковы принципы существования Украины — введенные Леонидом Кучмой, они использовались и Виктором Януковичем. Виктор Ющенко не смог так действовать только потому, что оказался слишком слаб — и в силу полномочий, и как лидер.


Саакашвили, еврооптимисты и НАБУ долгое время казались элементом декора этой системы — вроде «Озимого поколения», «Народной Самообороны» или добробатов. То есть подмастерья, которые используют новые тренды, но потом вписываются в систему.


Однако события осени 2017-го показали, что недавние «подмастерья» превратились в независимых игроков, которые отказались вписываться в систему и даже — с опорой на Штаты — сделали заявку на ее слом.


Из этого Порошенко не мог не сделать два вывода. Первый: войну на всех фронтах он проиграет. Второй: слом системы означает реальную смену всей элиты, а не ее размывание (как в 2014-м), — и потому всем старым союзникам, ставшим противниками, выгодно объединиться с президентом ради самосохранения в «антиамериканский фронт».


Ради усиления для борьбы с основным противником Порошенко предложил заключить мир всем остальным — от «Народного фронта» и «Батькивщины» до Оппозиционного блока.


Прощение Тимошенко за прорыв границы — это тоже отступление, но отступление для предложения мира и союза. И это не единственный видимый элемент новой политической стратегии: за последние дни в эфир прошли заявления Юрия Луценко об отсутствии у ГПУ претензий к отдельным представителям Оппозиционного блока, прекратились взаимные пикировки между «Народным фронтом» и Оппоблоком, Радикальной партией и Оппоблоком, Радикальной партией и «Батькивщиной».


В принципе, все основные игроки сегодняшней политики — птенцы гнезда Кучмы, и угрозу всей элите они понимают. Однако Порошенко слишком часто «кидал» партнеров, чтобы ему поверили. Поэтому то, что происходит сегодня, — не мир, а перемирие.


Обрезание или обезглавливание


Каждый исходит из своего видения политического будущего. Самая серьезная дилемма стоит сегодня перед Тимошенко: она-то нацелилась на Банковую и до осени 2017-го использовала любые возможности, чтобы ослабить Порошенко и усилиться самой.


Отказ от использования Михомайдана и переход (пусть даже скрытый) в ряды союзников президента равносилен отказу от своих планов. С другой стороны, опора на Михомайдан несет риски того, что с ней поступят так же, как сейчас поступают с Порошенко.


Отсюда и двойственность поведения Тимошенко: с одной стороны, она защищает Саакашвили и еврооптимистов на суде и при голосованиях, с другой — практически ничего не говорит на эту тему.


У остальных участников перемирия такой дилеммы нет. Ни в «Народном фронте», ни во всех осколках Партии регионов нет политиков, претендующих на президентский пост с таким же рвением и основанием, как Порошенко и Тимошенко. Поэтому у них — свое видение.


Это видение уже не раз высказывали Арсений Яценюк и Юрий Бойко, Арсен Аваков и Борис Колесников. И даже у Юлии Тимошенко подобные мысли проскальзывали, чередуясь с воспоминаниями о президентских амбициях.


Речь идет о новом компромиссе элит на условиях парламентской республики, в которой пост президента будет сведен к контрольным функциям — как в Германии или Италии. В такой системе, когда все зависят от всех, беспредел одного становится невозможным. Или хотя бы сводится к минимуму. 


Слово — за президентом. Ему предлагают пожертвовать частью, чтобы не потерять все. Порошенко 2014 года на такой компромисс пошел бы, не раздумывая. Для президента, уже вкусившего полноту власти и — как все на четвертом году пребывания на Банковой — потерявшего связь с реальностью, такая жертва кажется чрезмерной.


Но если он не пойдет на нее, Тимошенко объединится с Саакашвили, а остальные — в лучшем для Порошенко случае — просто отойдут в сторону. В худшем против президента будут все. Со всеми вытекающими последствиями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.