Киев, Украина. — Судебные разбирательства по делу об убийстве в Никополе, городе на востоке Украины, затягивались вследствие бюрократических проволочек, что, очевидно, сильно разозлило отца одной из жертв.


К тому времени, когда 30 ноября слушания начались, за полтора года судья переносил рассмотрение этого дела 20 раз. Двумя неделями ранее Руслан Тапаев, отец одного из убитых, написал на своей странице в Фейсбуке, что «преступники, совершившие преступление, должны быть наказаны. Иначе общество погрузится в хаос».


Когда и 21-е слушание в очередной раз перенесли, Тапаев решил взять правосудие в собственные руки. Он выдернул чеку из двух ручных гранат, бросил одну в сторону троих подсудимых, а вторую оставил у себя, в результате чего и погиб.


«Выбило окна, повсюду был огонь, крики, паника, — рассказывает судья Анжелика Бахрова, которая вышла из зала суда за несколько мгновений до взрыва. — Такое непросто забыть. Мне до сих пор все здесь напоминает о том взрыве». В результате действий Тапаева погиб один из подсудимых, и около десяти человек получили ранения.


Спустя почти четыре года войны с поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины распространение украденного из армии оружия привело к росту преступлений с применением огнестрельного оружия, что крайне необычно для европейской страны. Есть и новый, очень тревожный момент: ручные гранаты стали применяться при совершении самых разных преступлений, включая домашнее насилие и ограбления банков.


В 2017 году украинская полиция отчиталась о конфискации 2,5 тысяч гранат. Для сравнения в 2013 году было изъято всего 100 гранат.


«Это следствие огромного и неконтролируемого оборота боевого оружия на Украине после начала военных действий, — сказала криминалист Анна Маляр. — В прошлом между людьми тоже возникали агрессивные ссоры, но доступа к гранатам или другому оружию не было. Теперь же можно легко купить оружие у тех, кто ездит в зону военных действий».


С каждым днем полиция конфисковывает все больше взрывчатых устройств — даже в районах, расположенных далеко от зоны военных действий. Об этом в своем докладе, опубликованном весной этого года, сообщила группа «Смолл Армс Серви» (Small Arms Survey), которая отслеживает потоки оружия по всему миру.


По словам экспертов, неудивительно, что все больше гранат просачивается из района военных действий. Гранаты легко спрятать, а в условиях боя уследить за их количеством и расходом практически невозможно.


«Граната — это расходный материал. То есть солдат может заявить, что она взорвалась, а на самом деле с легкостью ее спрятать», — сказал Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследований экстремизма в Киеве. На черном рынке гранату можно продать за 15 долларов, что для Украины является довольно приличной суммой — в 2016 году доход населения в среднем составлял 1135 долларов в год.


В результате ручные гранаты становятся все более привычным атрибутом украинской жизни. В ходе одной из самых смертоносных атак ручная граната, брошенная в толпу протестующих в Киеве в 2015 году, убила четырех полицейских и ранила 141 человека.


Недавно после ссоры с девушкой военнослужащий украинской армии совершил самоубийство, взорвав гранату. Безработный мужчина угрожал сотруднику автозаправки ручной гранатой, а затем уехал, не заплатив за бензин.


Большая часть преступлений с применением ручных гранат происходит в Донбассе на востоке Украины, где украинская армия сражается с поддерживаемыми Россией сепаратистами.


Один из факторов, которые затрудняют отслеживание гранат, — это огромное число людей, имеющих разрешение на въезд в зону военных действий, называемых антитеррористической операцией. С 2014 года там погибло более 10,3 тысячи человек, многие из которых были мирными гражданами.


Тысячи людей могут в любой момент попасть в зону военных действий, включая местных жителей, волонтеров и членов военизированных группировок. «Гражданское население, особенно женщин, обычно меньше проверяют», — отметил Петренко.


Из зоны военных действий шел поток и огнестрельного оружия, но, поскольку на Украине нет централизованного реестра, узнать, сколько было такого оружия, чрезвычайно трудно. Более того, на Украине очень много сторонников идеи владения оружием. В 2015 году петиция, призывающая к введению закона, который позволил бы легко и быстро получать разрешения на владение огнестрельным оружием, всего за шесть дней собрала 36 тысяч подписей.


После антиправительственных протестов 2014 года несколько членов парламента предложили легализовать владение огнестрельным оружием, чтобы положить конец торговле им на черном рынке. Они предложили смягчить законы, чтобы граждане смогли приобретать огнестрельное оружие для самообороны, а не только для охоты.


Но, даже если огнестрельное оружие станет более доступным, граждане все равно не получат права владеть ручными гранатами.


По мнению Маляр, в этом есть определенный смысл, поскольку из-за войны и экономических тягот многие люди оказались на взводе. «Социальная напряженность в обществе растет. Правоохранительная система неэффективна, люди не доверяют полиции», — объяснила она.


По ее словам, многие украинцы считают, что гораздо проще взять все в свои руки.