На обратном пути по замерзшему Онежскому озеру поднялась настоящая снежная вьюга, российская метеослужба, к сожалению, не обманула своими предсказаниями. Крутящийся снег покрывает нашу колонну из 11 снегоходов, полностью лишает нас видимости. Берега второго по величине озера в Европе далеко от нас, даже горизонт во время снежной вьюги теряет свои очертания. За визором шлема не видно ничего, кроме танцующей белизны. Над нами висит только блеклый круг солнца.


Надо преодолеть 35 километров сквозь ничто. Итак, держимся вместе, даже если большой палец правой руки на рычаге газа свела судорога, а шестнадцатиградусный мороз ощущается в два раза холодней, заползая за воротник. И надеемся, что Андрей на переднем снегоходе знает, куда ведет, и вытащит нас живыми из этого приключения в Карелии на севере России. И даже здесь, в этом ничто, некоторые заядлые любители подледного лова терпеливо сидят и ловят рыбу.


Однако Андрей уже два дня тому назад во время инструктажа показал себя хорошим руководителем турпохода. После часа езды из столицы республики Петрозаводска девять туристов в деревянном домике у озера превращаются в человечков Мишлен: сначала — толстое термобелье, лучше двухслойное, потом брюки, куртка, шарф и подшлемник. В заключение — комбинезон, толстые сапоги, рукавицы и шлем.


На улице Андрей объясняет технику езды на снегоходах: подача газа, торможение, проезд поворотов. Тот, кто потерял связь с колонной, должен ждать на развилке. «Иначе вы два с половиной часа будете ехать не в том направлении, пока не кончится топливо», — предупреждает руководитель поездки. Поэтому помощник Евгений Семашко, основная профессия которого пожарный, едет замыкающим. Он знает дорогу и подбирает отставших.


Поехали. Первое озеро, первый лесной участок. Для такой езды вряд ли нужен особый опыт. Трехсоткилограммовые груженые машины не совсем устойчивы вдоль продольной оси. При наклонном положении — сразу вылетаешь из седла направо или налево! Чем более раскованно едешь, тем лучше.


Кто-то с испугу резко поворачивает, влетает в ближайшее дерево или в скалу. За наши три дня всякое бывало, но все заканчивается без вреда для людей и машин. Но когда снегоходы после свежего снега влетают на чистую ледяную поверхность, какое же это удовольствие!


Правда, от машин воняет, и они оглушительно ревут. Лишь когда во время одной из остановок замолкает последний двигатель, можно ощутить нечто грандиозное — тишину зимнего ландшафта севера России. Ни единого звука не слышно в лежащих под солнцем заснеженных лесах и на покрытых снегом озерах.


Тишина и природа больше всего завораживают Романа Захаренкова на его родине — в Карелии. Они с женой Ириной в своем турбюро в Петрозаводске предлагают турпоходы в этом регионе, граничащем с Финляндией. «Мы и сами охотно путешествуем, из этого и вырос наш бизнес», — рассказывает Ирина.


Ну а вообще? Что здесь есть, кроме снега и льда?


Летом карельские озера и реки — рай для байдарочников, окрестности хороши для пеших туристов и велосипедистов. Долгая зима предлагает бег на лыжах, лыжные походы или даже езду на снегоходах. Преимущество Карелии в том, что Россия дешевле своего соседа из ЕС и еще более пустынна. Недостаток: «Здесь пока еще не так много гостиниц хорошего уровня», — говорит Ирина.


Она восторгается культурными ценностями региона. На острове Валаам в Ладожском озере стоит знаменитый монастырь Русской православной церкви. До него удобно добираться из Петербурга. К владениям средневекового монастыря относится также группа островов Соловки в Белом море. В двадцатые годы прошлого столетия здесь зародилась советская лагерная система,и это была мрачная глава. А на острове Кижи в Онежском озере — знаменитые деревянные церкви, занесенные в список всемирного наследия ЮНЕСКО.


Дерево — естественный строительный материал богатой лесами Карелии, это видно даже в таких заброшенных деревнях, как Пегрема или Южный двор. Дома развалились, из снега выступают черные старые балки. Сохранились только маленькие церквушки.


В Пегрему можно легко добраться только зимой по льду. Летом путь затруднен из-за воды, болот и лесов. Поэтому деревня была заброшена. «Детям нужно было добираться до школы через лес и озеро», — рассказывает Евгений, устраивая простенький пикник. Водители снегоходов подкрепляются хлебом, сыром, колбасой и горячим чаем. После этого путешествие продолжается.


Вечером — отдых


Гостевой домик Петра Курочкина своим внешним видом, может, и уступает другим отелям, но там во всяком случае уютно. Менеджер московского завода осуществил мечту о собственной гостинице на острове Большой Климецкий. «Я никогда еще не ездил на снегоходе», — рассказывает он. Но зимой люди на снегоходах часто заезжают к нему в гости.


Сначала русская баня согревает замерзшее тело. Кому стало слишком жарко, тот может охладиться, окунувшись в прорубь. Вечером — ужин и охотничьи байки у камина. «Волк — зверь хитрый, — рассказывает пожарный Евгений. — Все время сидишь на него в засаде. А стоит только на минутку отложить ружье, и он уже сожрал собаку.»


«А почему волки приходят в деревни?— спрашивает Андрей и сам же отвечает — Потому что вырубают леса». Добыча пропадает. Современные проблемы не обошли стороной и природу Карелии.


Для поездки на Кижи Андрей выбрал солнечный день, хотя яркая заря уже возвещала перемену погоды. 22 искусно выполненных деревянных купола церкви Преображения видны издалека. В XVIII веке старорусские мастера соорудили здесь погост, архитектурный ансамбль из летней церкви, меньшей по размерам отапливаемой зимней церкви и колокольни.


«Кижи в то время были центром многих рыбацких и крестьянских деревень», — говорит гид Алексей Исаев. Он рассказывает легенду об искусстве строить деревянные сооружения: «Один плотник хотел построить самую красивую церковь в мире. Он долго планировал и в конце концов построил ее за один день. После этого он выбросил свой топор в море, потому что его произведение должно было остаться единственным в мире». Церкви острова Кижи — единственные в своем роде, потому что были построены почти без гвоздей. Все соединения плотно подогнаны друг к другу, или же в бревнах для соединения вырублены пазы.


Для зимнего дня на острове царит поразительное оживление. Летом с мая по октябрь теплоходы доставляют сюда примерно 150 тысяч посетителей. Множество круизных речных теплоходов, курсирующих между Москвой и Санкт-Петербургом, заходят на Кижи. «Но и зимой приезжают до 5000 посетителей», — говорит Исаев. Суда на воздушной подушке и джипы с высоким клиренсом и на спущенных шинах ежедневно доставляют посетителей из Петрозаводска через море.


Нашей группе пора возвращаться в столицу Карелии, несмотря на вьюгу. В крутящемся снежном ничто на Онежском озере, где уже нет никаких ориентиров, Андрей выдерживает курс с помощью GPS. Желанный берег возникает из тумана, когда нам до него остается лишь несколько метров. Совершенно обессиленные, но чрезвычайно довольные туристы на снегоходах достигли своей цели.