«Перемен требуют наши сердца!» — Виктор Цой

Король Ричард — французский оккупант

 

Вы можете представить картину: в английском парламенте принимается закон, провозглашающий период правления Нормандских королей (1066 — 1154) и династии Плантагенетов (1154 — 1399) — французской «оккупацией»? И седые лорды манерно тягают друг друга за чубы, не придя к консенсусу: кем же был Ричард I Львиное Сердце: потомком великих монархов, основавших единое Английское королевство — с системой законоположений, армией и земельным реестром, или… отпрыском клятых французов — завоевателей, что «заразили» английский язык множеством чужеродных слов и понастроили каменные замки, коих англичане и знать не знали до прихода Вильгельма I Завоевателя?


Сдается мне, что не стоит рассказывать англичанам о короле Ричарде, как французском «оккупанте». Удавят по-тихому под Тауэрским мостом — с холодной британской яростью и под звуки Биг-Бена. И будут правы. Потому, что сын короля Генриха II — это часть британской истории. Потому, что для англичан важнее мудрость Черчилля: «Не бойтесь будущего. Вглядывайтесь в него, не обманывайтесь на его счет, но не бойтесь», чем завывание во тьме веков о «национальной идентичности» последнего представителя Уэссексской королевской династии Эдгара Этелинга, бежавшего от армии нормандцев в Шотландию.


Да, сегодня англичане действуют вполне в духе пророчества Рузвельта, который еще в 1943 году говорил, что «…[они] вновь будут пытаться в будущем восстановить свой эгоистический контроль над [Балканами, Ближним Востоком, Азией]…».


Прагматичные люди. Что с них взять? В условиях, когда монополия на роль «мирового полицейского» уплывает сквозь пальцы Дяди Сэма и в мире возникает все больше геополитических полюсов влияния — Россия, Китай, Индия, Турция, «вглядываться в будущее» и претендовать на определенную долю влияния (вне ЕС) — вполне разумная позиция.


Мы ждем перемен…


Но есть страна, где если и смотрят в перспективу, то обязательно через парадигму древней шумерской мудрости или из окопов позиций киевских студентов под Крутами в 1918 году. Только будущего так не разглядишь — возводя в ранг государственной идеологемы перманентное рыдание вечной жертвы, посыпающей голову историческим пеплом.


Казалось бы, комментарии специального представителя США по вопросам Украины Курта Волкера и помощника президента РФ Владислава Суркова звучат в унисон после последнего раунда переговоров: миротворческая миссия ООН будет реализовываться исключительно поэтапно — в увязке с выполнением Украиной политической части Минских соглашений.


Следовательно, обществу нужен широчайший дискурс по поводу необходимости принятия парламентом ряда законов: от амнистии и проведения выборов на Донбассе до закона о внесении изменений в Конституцию по децентрализации.


Кроме этого, нам нужен общественный диалог по постконфликтному урегулированию и формату общественно-политической архитектуры страны после установления мира. Согласитесь — наивно полагать, что как только над зданиями ОГА в Донецке и Луганске появится украинский флаг, так все проблемы и противоречия между этими регионами и Киевом исчезнут волшебным образом.


Может быть «украинский порядок» от «Национальных дружин» принесет мир и согласие? Вы в это верите?


Украина никогда не будет прежней. Будущий мир возможен лишь на основе признания простого факта: исторически сложившаяся разность регионов страны (языковая, ментальная, культурная, конфессиональная) — это норма. Наша разность должна стать стимулом для сотрудничества, а не катализатором ненависти. Если мы примем это за отправную точку — реальностью станет конструктивный диалог и развитие в рамках единого государства. Если нет — Украина будет ареной борьбы и разменной монетой в «разборках» геополитических тяжеловесов.


И вариантов для обсуждения и поиска общественного согласия широкий спектр: от заявления первого президента Леонида Кравчука: «…Это может быть федерация или же конфедерация…» до детально проработанной Стратегии национального успеха Виктора Медведчука (лидер общественного движения «Украинский выбор — Право народа»).


И дело здесь не в персоналиях политиков. Вся соль в идеях, которые надо было обсуждать еще вчера.


Владимир Владимирович за все в ответе


Но, увы — реальность далека от ожиданий. «…Мы не можем похвастаться мудростью глаз…» — пел Виктор Цой, которого шаман около исторических наук Вятрович объявил «щупальцем русского мира».


Вместо тренда на объединение — «партия войны» посылает «лучи добра» жителям юго-востока: закон про реинтеграцию Донбасса и проект закона о борьбе с коллаборантами. «Нечувана свобода слова» выливается в политическую эмиграцию главреда «Страна.UA». «Большой друг Украины» Джо Байден с упоением рассказывает, как он увольнял «сукиного сына» — генерального прокурора, казалось бы — независимого государства. Запад не мало не смущаясь диктует: судьи Антикоррупционного суда будут назначаться исключительно «смотрящими» с Капитолийского холма. А народный депутат Мосийчук открыто призывает к расправе с инакомыслящими.


«Нужен диалог!», — вскинулись наши политики в ответ на принятие «антибандеровского» закона в Польше. Но почему эти слова не адресовать, прежде всего — людям Донбасса? Электорат общества анонимных радикалов не так поймет? Рейтинги упадут?


Когда мы уже поймем, что за мир в Украине отвечает не Владимир Владимирович и Дональд Фёдорович, а мы сами — все такие разные, но граждане одного государства! Нет, обязательно Волкер и Сурков должны решать вопрос достижения мира в нашей стране.


В конце концов нас разорвут на куски. Не те, так другие.


Всевышний из «Вашингтонского обкома»


«Все пройдет и это тоже пройдет!», — можно было бы вспомнить начертанное на кольце ветхозаветного Соломона Давидовича. Нет, не пройдет. Во всяком случае, само по себе.


Просто потому, что вся эта вакханалия саморазрушения облечена в уже сложившуюся стратегию — плач Ярославны на заборе имени Яценюка. Причем, рыдать должны все: от сарматов, подаривших миру украинского короля Артура, до современных украинцев, поголовно владеющих золотыми слитками и объедающихся черной икрой. А поводов для вселенских стенаний, «зрадників» и «оккупантов» у нас в избытке: от Богдана Хмельницкого (памятники которому необходимо развернуть спиной к Москве) до Михаила Булгакова, не подозревавшего, что он пишет «антиукраинские» произведения.


«Разруха не в клозетах, а в головах!» — это про нас. Вместо прагматичного взгляда на реальный мир — где пятьдесят оттенков серого и еще маленькая тележка разных мнений, глава нашего МИД уверен, что «нам нужны символы, легенды нашей настоящей истории».


Может, лучше: «Нам нужен диалог с Донбассом!» А, господин Климкин?


Нет, именно — символизм! Вот наше кредо!


Мир стремительно меняется. Возможно англичане даже дерзнут восстановить былую империю, над которой когда-то не заходило Солнце. Во всяком случае, они точно не будут надевать шоры исторических противоречий на свой «взгляд в будущее». Они будут с прагматичным эгоизмом смотреть в сторону Босфора и нефти Ближнего Востока.


А мы… А мы еще долго будем бродить по бесплодной пустыне символизма «настоящей истории». И подобно последователям Моисея, будем с надеждой взирать на небеса — когда оные разверзнутся, и божок из «Вашингтонского обкома» укажет нам «верный путь», совершит причастие демократией, отсыплет нам манны джавелиновой и валютных долгов.