Как правило, в это время года у касс кинотеатров тихо. На горизонте уже маячит церемония вручения премии «Оскар», а шлейф предыдущего года кино все еще тянется, и даже несмотря на то, что летний сезон блокбастеров начинается каждый раз все раньше и раньше, высокобюджетные картины не начнут выходить еще недель шесть или около того. Пару лет назад «Дэдпул» за первый прокатный уикенд, ознаменованный Днем президента, собрал 152 миллиона долларов. В эти выходные, однако, «Черная Пантера» превратила это достижение в полусъеденную чимичангу. После стремительно взлетевших вверх прогнозов критиков на прошлой неделе фильм в конечном итоге заработал в США более 235 миллионов долларов, побив все возможные рекорды. Иначе как феноменом это не назовешь — и он должен раз и навсегда показать, чего на самом деле хотят кинозрители.


Ажиотаж на премьере «Черной пантеры» можно легко объяснить. Работа режиссера Райана Куглера (Ryan Coogler) стала первой крупной картиной студии «Марвел», главным героем которой выступает чернокожий актер, и дала зрителям такого персонажа и такую историю, о каких они мечтали уже очень давно. (Перефразируя моего коллегу Джейсона Пархама (Jason Parham), фильм расширил сферу возможностей геройского кино.) На премьеру люди шли большими группами — некоторые даже оделись соответственно случаю. Краудфандеры скупали билеты, чтобы помочь молодежи увидеть на большом экране героев, так похожих на них самих. Пришли посмотреть картину даже равнодушные к фильмам «Марвел». «Очевидно, что, будучи ученым, я хотела посмотреть его, — говорит Жаклин Стюарт (Jacqueline Stewart), профессор кино- и медиа-исследований Университета Чикаго, пришедшая на воскресный показ вместе с 15-летней дочерью и 11-летним сыном. — Но я определенно не единственный чернокожий родитель в Америке, который хочет, чтобы его дети обязательно ознакомились с данной работой».


Она права. Мало того, что «Черная пантера» стала пятым в истории фильмом, чьи кассовые сборы за первые выходные превысили 200 миллионов долларов, она также выпала на третий по длительности (четыре дня) уик-энд в истории, превзойдя «Мир юрского периода» (который, для сравнения, вышел в традиционно популярный среди киноманов месяц — июнь). Он также обеспечил себе крупнейшие сборы среди не имеющих сиквелов картин и самые продолжительные выходные среди фильмов, снятых не белыми режиссерами. Учитывая успех ужастика Джордана Пила (Jordan Peele) «Прочь», аналогично успешные кассовые сборы вышедшей прошлым летом «Чудо-женщины», мощную серию фильмов «Форсаж» и успех все более разноплановых новых фильмов из серии «Звездных войн», это раз и навсегда доказывает, что аудитория толпами ходит на те картины, чьи главные герои представляют самые разные демографические группы.


Половина покупателей билетов в кино — женщины. Посещаемость фильма небелокожими людьми на подъеме, ведь они хотят увидеть на экране самих себя. И, как выразились в газете «Вэраети» (Variety), 18-й фильм киновселенной «Марвел» ознаменовал конец «мифа о фанате» и идеи о том, что для успеха в прокате не обойтись без молодых белых актеров.


«За выходные „Черная Пантера" очень быстро перешагнула порог „смотреть всем!", — говорит Фил Контрино (Phil Contrino), руководитель отдела по связям с общественностью и научный руководитель Национальной ассоциации владельцев кинотеатров. — Миллионы людей чувствовали, что должны посмотреть фильм в компании. Загляните в соцсети и увидите тысячи фотографий людей, пришедших в кинотеатры со своими друзьями и семьями».


Поскольку работа Контрино — способствовать посещаемости многозальных кинотеатров, он бы сказал так в любом случае. И все же он прав. За выходные дни Твиттер, Фэйсбук и другие соцсети были переполнены отзывами фанатов и кадрами из кинотеатров всего мира. (Не обошлось без троллей с их ложными заявлениями о нападениях со стороны чернокожих кинозрителей на показах «Пантеры», но этим дело и ограничилось.)


По словам Стюарт, масштаб премьерных выходных был обусловлен «не просто наивной поддержкой чернокожих супергероев», а стал сознательной попыткой донести до студий мысль о том, что фильмы с ними могут иметь колоссальный успех. «Все знают, как работает Голливуд и фигуранты кассовых сборов в выходные», — говорит Стюарт. — Это способ продемонстрировать миру тот страстный интерес, который чернокожие испытывают к своей репутации в СМИ».


И это превратило «Черную пантеру» в нечто большее, чем просто еще один выстреливший в прокате фильм «Марвел». «Черная Пантера» — помимо того, что полна небелокожих героев — освещает истории о рабстве, колониализме и афрофутуризме с такого ракурса, к какому редко прибегают остальные фильмы, а комиксы не прибегают вовсе. Фильм «обращается к аудитории, которая действительно нуждается в вдохновении и решениях, ведь в противном случае он стал бы обычным супергеройским кино», — говорит Стюарт.


Сегодня утром писатель и активист Шон Кинг (Shaun King) опубликовал очерк о том, что выход «Черной пантеры» — такой же исторический момент, как речь Мартина Лютера Кинга-младшего «У меня есть мечты» и избрание Барака Обамы первым чернокожим президентом Америки. Одна из многих указанных им вещей заключается в том, что в Ваканде показал мир без войны с наркотиками, массового взятия под стражу, жестокости полиции и ку-клукс-клана. «В этом мире Тамир Райс и Трайвон Мартин могут вырасти и повзрослеть. Сандра Блэнд и Эрика Гарнер до сих пор живы. В этой альтернативной вселенной мы побеждаем и правим», — написал Кинг.


А теперь этот мир управляет кассовыми сборами. «Кино заработает более миллиарда долларов и может сделать это в течение месяца, — заключил Кинг. — С точки зрения чистого бизнеса, для фильма это то же, чем стал для музыки „Триллер" Майкла Джексона. Весь мир остановился для того, чтобы не просто посмотреть фильм, а окунуться и полностью прочувствовать этот момент…. Так пускай же он длится как можно дольше».