Си Цзинпинь хочет стать пожизненным президентом, а китайской коммунистической партии непросто объяснить, почему. Объяснения сводятся к тому, что так будет лучше для Китая. И население страны, и мир в целом встревожены.


Сейчас взоры многочисленных международных наблюдателей прикованы к Всекитайскому собранию народных представителей, или парламенту, который собрался на свой ежегодный съезд. Он станет одним из важнейших за многие годы. В программе ни больше ни меньше отказ от принципа конституции, сводящегося к тому, что президент может находиться на своем посту максимум два срока.


Нынешний же президент, Си Цзиньпин, хочет руководить Китаем пожизненно. И ничто не указывает на то, что этого не произойдет. И тем самым будет открыт путь к более сильному в военном отношении Китаю, который к тому же целенаправленно будет пытаться стать экономической сверхдержавой, которая сможет бросить вызов США гораздо быстрее, чем предполагалось до сих пор.


Когда в 1976 году умер председатель Мао, китайские руководители создали систему, которая гарантировала пребывание на посту руководителя максимум два срока, каждый из них по пять лет. Две предшественника Си — Цзян Цзэминь и Ху Цзиньтао спокойно и чинно оставили свой пост после двух сроков пребывания во главе государства.


Сейчас время требует сильного руководителя, если верить утверждениям руководителей коммунистической партии. Потому что Китаю нужно спокойствие, а не бесконечная борьба за власть, вызванная вопросом о том, кто будет преемником Си Цзиньпина. И, судя по всему, идея о пожизненном президенте ничего не изменит на нынешнем съезде.


Усиление диктатуры


Едва ли будет преувеличением сказать, что это важное решение — в числе наиболее обсуждаемых в последние недели, как в Китае, так и за его пределами, критики поправки к конституции пытаются убедить себя в том, что Китай движется в направлении усиления диктатуры.


Со стороны тех, кто выступает за поправку к конституции, слышны совершенно другие голоса: изменение конституции необходимо для создания стабильности, потому что иначе Китай в предстоящие четыре году утонет в спекуляциях на тему о том, кто станет преемником Си Цзиньпина. И это в момент, когда страна должна будет принять целый ряд далеко идущих решений, а их нельзя затягивать внутренней борьбой за власть. То есть линия фронта обозначена, в то время как остальной мир с большой озабоченностью может взирать на то, что вот-вот произойдет.


Поскольку Си — председатель китайской коммунистической партии и верховный главнокомандующий, а законодательное собрание на самом деле выполняет функции партийной печати, нет никого, кто мог бы противиться решениям, принимаемым Си. И его большим амбициям — в том числе и военным.


Расходы на оборону возрастают на 8,1% — до 175 миллиарда долларов в этом году. И хотя это, разумеется, ерунда по сравнению с американскими расходами на оборону, никто из международных наблюдателей не сомневается в том, в чем заключаются китайские амбиции: Пекин хочет превращения Китая в ведущую военную державу Азии.


Военная роль


Экспансия и очень понятная военная роль, которую Китай играет на протяжении последних пяти лет, продолжатся. Китай не позволит застать себя врасплох ни Японии, ни США, ни каким-либо другим державам, имеющим интересы в Азии. Военно-морской флот уже стал современнее и превратился в колоссальный фактор власти в Южно-Китайском море.


Китайские корабли в прошлом году можно было наблюдать даже в Балтийском море, где они принимали участия в учениях вместе с российским ВМФ. Китай планирует построить минимум десять новых авианосцев и расширить количество портов в мире, куда они могли бы заходить и заправляться. Африка — одно из тех мест в мире, где китайцы уже создают новые порты по мере того, как экономические интересы и присутствие Китая во многих местах в мире становится все очевиднее.


«Джибути — лишь первый порт в новой китайской системе с китайскими базами в Индийском океане», так оценивает ситуацию Дэвид Брюстер (David Brewster) из Австралийского национального университета в беседе с Bloomberg. Семь главных судоверфей Китая с 2000 года построили больше подводных лодок, эсминцев, фрегатов и корветов, чем Индия, Япония и Южная Корея вместе взятые. И учитывая желание Си увеличить оборонный бюджет более чем на 8%, это означает, что в ближайшие десятилетия будет взят курс на международный уровень, пишет Bloomberg.


Если к этому прибавить то, что Си Цзиньпин хочет, чтобы Китай был экономическим лидером, а также его огромные амбиции по поводу того, что транспорт Китая должен быть электрифицирован за несколько лет, а также то, что он заявил, что Китая потратит миллиарды долларов на исследования в области искусственного интеллекта, становится очевидно, что Си желает переделать все китайское общество, превратить его в высокотехнологичное и передовое во всех областях. И не только как государство, которое копирует других, но и как страну, которая является лидером в высокоинновационном развитии.


По мнению коммунистической партии и самого президента, эти амбиции требуют, чтобы во главе страны был сильный человек — тот, которого не будут каждые пять лет выбирать или оценивать по результатам проделанной работы, но тот, кто может разрабатывать долгосрочные планы.


Китайские политики озабочены, но самая громкая критика исходит от соседей Китая, которые опасаются усиления Китая в военном отношении.


«Хаос»


«Я не думал, что он это сделает. Но он это сделал, и если я не буду протестовать, они решат, что мы все с этим согласны», — говорит 66-летний бывший редактор контролируемой государством газеты Ли Датонг французскому информационному агентству AFP.


Он пошел еще дальше, направив письмо Всекитайскому собранию народных представителей и призвав их отказаться от внесения поправки в конституцию. Он предупредил, что в случае ее принятия возникнет «хаос».


В социальных медиа в Китае вообще была масса протестов по поводу решения об изменении конституции — пока не вмешалась цензура и не попыталась притормозить критику. Появились быстро состряпанные электронные письма, в которых простые китайцы, якобы, выражали свою поддержку предложению. Все это было очень быстро организовано партией, чтобы помешать критикам.


Цензура забеспокоилась по поводу следующих слов и выражений в соцсетях: «я не согласен», «монархия», «зовите меня просто: император» и «да здравствует», пишет на своем сайте канал Channelnewsasia.


Сила и слабость


Многие сейчас спрашивают себя: почему столь далеко идущее решение принимается в тот момент, когда китайцы привыкли к реформам.


Профессор, занимающийся изучением Китая в Королевском колледже в Лондоне, заявил в беседе с газетой Los Angeles Times, что столь примечательное решение, которое означает отказ от духа и буквы конституции, может, тем не менее, быть истолковано и как проявление слабости, и как проявление силы.


Китайцы поняли это, они спрашивают, действительно ли существует то единство в вопросе об изменении конституции, о котором говорят, если Всекитайский конгресс народных представителей решил заседать целых 16 дней вместо обычных десяти.


Си пользуется большой поддержкой населения страны, пишет Los Angeles Times. Многие простые китайцы поддерживают его масштабные антикоррупционные кампании, когда миллионы людей, бравших взятки, были наказаны. Исключительно популярна также и борьба Си с загрязнением окружающей среды, не говоря уже о планах ликвидировать крайнюю бедность к 2020 году.


В случае изменения конституции все это может быть перечеркнуто в течение ближайших дней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.