Большая часть статистических данных бессмысленна. Но иногда встречаются такие цифры, которые просто нельзя проигнорировать.


По данным Центров контроля и профилактики заболеваний, в период с 2006 по 2016 годы количество самоубийств среди белых детей в США в возрасте от 10 до 17 лет увеличилось на 70%. Среди чернокожих детей это увеличение еще больше и составляет 77%. Ежегодно из 100 тысяч американских подростков умирает всего 48 человек. В то же время каждый год примерно 4 600 американцев в возрасте от 10 до 24 лет добровольно расстаются с жизнью, из-за чего самоубийство стало третьей главной причиной смертности.


Смерть каждого ребенка практически невозможно обсуждать, потому что для этого не подобрать нужных слов. Как можно вообще примириться с тем фактом, что в самой богатой и самой сильной стране мира все больше молодежи всех рас и социальных классов кончают жизнь самоубийством?


Недавно издание «Ю-Эс-Эй Тудей» (USA Today) опубликовало статью, дающую нам возможность взглянуть на жизнь троих таких подростков (все мальчики).


Как-то вечером 16-летний школьник и бейсболист Дж. Руф (J.C. Ruf) повел свою бабушку поужинать, потому что его мать ушла на занятия по изучению Библии. Придя поздно вечером домой, Карен Руф (Karen Ruf) обнаружила, что там стоит необычная тишина, и позвала сына. Не получив ответа, она зашла в комнату для стирки, где сын часто смотрел кино или играл в видеоигры с друзьями, а иногда ночевал на полу на надувном матрасе. Открыв дверь, Карен обнаружила его труп. Он сделал запись в своем сотовом: «Всему свое время. Я решил своего не дожидаться. Говорят, мы сожалеем о том, чего не сделали. Я очень сожалею».


17-летний Тейлер Шмид (Tayler Schmid), которому нравилось ходить в походы по своему родному штату Нью-Йорк, осенью всегда впадал в депрессию. Как-то раз его мать Лори Шмид (Laurie Schmid) предложила сыну посетить психиатра, но он отказался. Когда сын покончил с собой в гараже собственного дома, мать начала задавать себе нескончаемый вопрос: «А что, если бы?» Тейлер оставил своей семье видео. Лори ни разу его не смотрела.


17-летний Джошуа Андерсон (Joshua Anderson), живший в Вене, штат Виргиния, любил играть в футбол. Он покончил с собой за день до дисциплинарного слушания, которое должно было состояться у него в школе.


Организации по борьбе с суицидом, действуя из лучших побуждений, объясняют эти и сотни других смертей недоступностью психиатрической помощи, нежеланием подростков, и особенно мальчиков, прислушиваться к советам и заниматься лечением, а также дороговизной антидепрессантов. Безусловно, люди, которым требуется помощь, не должны бояться или стыдиться обращаться за ней, а тем более отказываться от нее в силу ее дороговизны. Но сегодня помощь психиатров и психологов доступна как никогда. И сохраняющиеся препятствия на пути к ее получению — это отнюдь не единственная и не главная причина того, что молодые люди сегодня убивают себя гораздо чаще, чем 10-15 лет назад. Должно быть какое-то более простое объяснение.


Но здесь ситуация становится совершенно непонятной. Любая, даже самая приблизительная и общая гипотеза влечет за собой суждения о поведении погибших детей. Но я думаю, что можно сделать несколько общих выводов о сегодняшней молодежи и о том, чем их опыт и ощущения отличаются от опыта и ощущений тех, кто родился 30 и более лет тому назад.


Во-первых, мы никогда особо не задумывались о последствиях того, что разрешаем детям почти всю свою жизнь проводить в цифровом мире, где нет ни родительского контроля, ни контакта со взрослыми. Джо Паркс (Joe Parks) из Национального совета по охране психического здоровья называет социальные сети «падением на дно».


Дети не глупы. Они необычайно умны и чувствительны к тому, что привыкли игнорировать взрослые, занимающиеся своими повседневными делами и погруженные в монотонную рутину. В стране царит тихое отчаяние, которое проявляется в жизни как детей, так и взрослых. Скажем, это рост наркомании (количество смертей от передозировки героина среди подростков за прошлый годы увеличилось на 20%). Причины самые разные, но они определенно как-то связаны с тем, что многочисленные аспекты нашей обычной жизни перешли в цифровую сферу, а значимая работа постепенно исчезает. А еще есть мнение, что это каким-то образом связано с социальными и экономическими тревогами новых поколений, которые тихо осознают, что им будет менее комфортно, чем их родителям, а также их дедушкам и бабушкам. Дело в том, что на них давит конформизм и ощущение того, что любая ошибка, начиная с плохой оценки на контрольной и кончая опрометчивым твитом или постом в Фейсбук, станет для них роковой.


С уверенностью можно сказать только одно. Те незаметные беды и печали, с которыми сталкиваются дети в 2018 и в любом другом году, это результат мира, созданного взрослыми. И забывать об этом нам непозволительно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.