18 марта популярный российский лидер Владимир Путин будет переизбран на новый шестилетний срок в качестве президента. Эта фраза является как простой констатацией факта, так и чистой ложью. Используя американский политический жаргон, можно сказать, что это заявление может быть воспринято буквально, однако к нему нельзя относиться серьезно.


Проблема возникла из-за слабости языка, а также по причине того, что мы позволяем производить манипуляции даже с самыми простыми словами и искажать их смысл. Приведенная мной простая фраза о Путине и российских президентских выборах, намеченных на 18 марта, не соответствует истине по всем возможным параметрам, за исключением даты и фамилии Путина.


Прежде чем мы раскроем многочисленные фикции в этом заявлении, давайте начнем с того, что в буквальном смысле произойдет 18 марта в России. Многие люди пойдут на избирательные участки и проголосуют за разных кандидатов. По телевидению покажут, как Путин и другие кандидаты опускают свои бюллетени в урны и улыбаются, освещаемые вспышками фотокамер. Владимир Путин получит значительное большинство голосов — вероятно, около 64%, как это было в 2012 году. Он появится на экранах телевизоров и поблагодарит россиян за их неизменную поддержку, а также за предоставленное ему право еще в течение шести лет занимать должность президента. Российская пресса расскажет о тех мировых лидерах, которые поздравили Путина с его победой, и в их числе, вероятно, будет президент Соединенных Штатов. Я признаю, что последняя часть может показаться спекуляцией, хотя Дональд Трамп проявит неблагодарность, если не направит приятные слова в адрес Путина, который значительно больше времени и усилий вложил в выборы Трампа, чем в свои собственные. На самом деле, Кремль больше старается поддержать остальных кандидатов, чем рекламировать действующего — российские власти отчаянно пытаются увеличить количество готовых проголосовать избирателей, поскольку деморализованные граждане прекрасно понимают, что Путин после 18 лет правления никуда не собирается уходить.


Но давайте обратимся к первой лжи, содержащейся в начальном предложении, к фразе о том, что Путин будет избран 18 марта. Когда я в 2005 году ушел из профессиональных шахмат и присоединился к продемократическому движению, направленному против Путина, меня часто спрашивали, каким образом мой шахматный опыт может помочь мне в политике. Я говорил, что он не особенно поможет, поскольку в российской политике действуют совершенно противоположные законы. И эти слова еще более верны сегодня, когда правила каждый день устанавливает Кремль по своему усмотрению, а результаты известны уже на много лет вперед. Домен под названием "putin2018.ru" был зарегистрировал в период проведения администрацией Обамы пресловутой "перезагрузки" отношений с Россией и ее мечтаний по поводу либерализации, проводимой Дмитрием Медведевым. Домены putin2024.ru, putin2030.ru и putin36.ru также зарезервированы, если вам это интересно.


Путин будет продолжать находиться во власти, как будто это право принадлежит ему по рождению, и называть это выборами означает загрязнить смысл слова, которым мы должны дорожить. Однако средства массовой информации свободного мира продолжают использовать слово «выборы», говоря о таких диктатурах как путинская Россия, а делают они это потому, что возможности словаря не позволяют назвать происходящее как-то иначе, и подобного рода сложности очень хорошо используют недемократические режимы. Даже употребление слова «президент» в отношении Путина является в лучшем случае неточным, а в худшем — отвратительной пропагандой. Президент — это «избранный глава государства, являющегося республикой». По крайней мере, такое определение содержится в моем словаре, тогда как Путин не был избран, а Россия не является республикой. Возможно, он был президентом, когда впервые пришел к власти в 2000 году, с этим я готов согласиться. Но после 2012 года, когда он в нарушении Конституции вернулся к президентству — перед этим он позволил Медведеву погреть кресло в течение четырех лет, сохраняя все свои властные полномочия, — нет уже никаких сомнений в том, что Путина следует просто называть диктатором. Давайте теперь перейдем к следующей лжи, упомянутой мной в первоначальном заявлении, к идее о популярности Путина в России. Я даже не в состоянии подсчитать, сколько раз я был вынужден говорить об этом мифе, постоянное использование которого свидетельствует о неспособности нашего языка правильно описывать современные диктатуры. Такие термины как «опросы» и «популярность», применяемые в отношении политиков в свободном мире, имеют совершенно иное значение в авторитарных режимах. Мне очень нравиться спрашивать в ответ на вопрос о популярности Путина: а можно ли назвать популярным ресторан, если он единственный в городе, а все остальные были сожжены до тла?


Это не означает, что диктатор или его политика не могут иметь народной поддержки. Проблема состоит в определении того, что значит поддержка после 18 лет культа личности и пропаганды 24/7, которая представляет Путина как полубога, защищающего Россию от смертельных врагов как внутри государства, так и за его пределами. Применение в течение года троллинга с использованием фейковых новостей и примитивных мемов в социальных сетях заставили половину Америки и ее хваленые средства массовой информации бегать по кругу в 2016 году. Только представьте, что можно сделать с населением, если нет ничего другого — каждый час, каждый день, и так на протяжении почти двух десятилетий.


Тот же самый вопрос относительно определения возникает по поводу слова «выборы». В свободном обществе день выборов является кульминацией длительного демократического процесса, который зависит от равного доступа к не имеющим ограничений средствам массовой информации, от справедливых условий, дебатов и так далее — и ничего этого не было в России на протяжении почти 20 лет. Говорить о том, что Путин победит в любом случае, даже если выборы 18 марта будут честными, — бессмысленное занятие. Если бы он сам и его политика были, на самом деле, популярными в истинном смысле этого слова, то ему не нужно было бы тратить такое количество времени и усилий на то, чтобы контролировать средства массовой информации, избавляться от соперников и подтасовывать результаты выборов самого разного масштаба. Преследование блогеров, а также арест одиночного протестующего, стоящего на площади города с антипутинским плакатом, — все это, на мой взгляд, не является поведением правителя, который верит в свою собственную популярность.


Что касается опросов общественного мнения, то следует сказать следующее: когда какой-то неизвестный звонит российскому жителю и спрашивает его мнение о человеке, контролирующем каждый аспект российского полицейского государства, то требуется очень большая смелость для чего-то другого, кроме восторженной поддержки. Свидетельством смелости многих моих соотечественников является тот факт, что Путин еще не получил 99% голосов поддержки, которые были у Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи до той минуты, когда они были лишены возможности решать вопросы жизни и смерти в отношении своих собственных граждан.


* * *


Его условные оппоненты открыто признают, что Путин будет править так долго, как захочет, и поэтому Кремль сильно озабочен показателями явки в этом году. Пустые избирательные участки сделают более сложным поддержание иллюзии существования демократии. Поэтому в этом году большему количеству оппонентов разрешено участвовать в президентских выборах. Большая часть предыдущих выборов проходили по следующей формуле — один коммунист и один националистический кандидат, и в результате Путин оказывался умеренным кандидатом, защищающим Россию и мир от этих опасных представителей радикальных политических направлений. Весьма показательно то, что участвующий в президентской гонке националист Владимир Жириновский впервые принял участие в выборах в 1991 году и был тогда конкурентом Ельцина. Традиционный кандидат от коммунистов Геннадий Зюганов уступил, наконец, место своему преемнику.


Коммунистическое пугало было не просто опорой в 1996 году, когда многие либералы, включая меня, сделали огромную ошибку и поддержали Бориса Ельцина в его борьбе против Зюганова, и при этом все мы тогда закрыли глаза на то, что Ельцин незаконно воспользовался властными полномочиями для победы на выборах. Тем самым он нанес долговременный ущерб российским демократическим институтам. Россияне еще были в шоке после развала СССР, а наша новая страна уже опускалась на дно из-за безудержной коррупции и первой чеченской войны. У россиян были тогда иллюзии по поводу того, что демократия сама по себе способна обеспечить повышение жизненного уровня, как будто урны для голосования являются банкоматами для выдачи наличных денег. Свободная российская пресса — да, такая пресса существовала некоторое время, какой бы она ни была крикливой и «желтой» — подвергала резкой критике Ельцина и называла его лакеем бывшего заклятого врага — Америки. Многие россияне стали тогда задавать вопрос: А так ли плох вариант возвращения к коммунизму?


Ельцина ни в коем случае нельзя было назвать жестким правителем, однако реформаторы с самого начала знали о том, что рекламируемая выгода от либерализации почувствуется далеко не сразу. Возможность передачи хрупкого российского государства коммунистам в тот момент, когда еще не высохли чернила, которыми была написана новая конституция, вызывала ужас у всех тех людей, которые надеялись увидеть, наконец, Россию членом сообщества свободных и стабильных государств.


Ельцин был спасен в 1996 году, а ценой его спасения стала упущенная возможность создания сильных демократических институтов, в которых отчаянно нуждалась страна. Спустя четыре года появился намного более безжалостный и антидемократический лидер, и Путин без особого труда согнул и сломал эти слабые институты. По-прежнему необъяснимым является то, что Россия, радостно праздновавшая окончание тоталитаризма, выбрала подполковника КГБ всего через девять лет после крушения коммунизма. Никогда не следует считать свою свободу чем-то само собой разумеющимся, и нужно внимательно относиться к тому, за кого ты голосуешь, потому что это могут быть последние выборы в твоей жизни.


В 2012 году олигарх Михаил Прохоров помог Зюганову и Жириновскому немного оживить электоральный спектакль. Прохорову даже было позволено высказать приглушенную критику в адрес политики Путина. В результате он получил скромные 8% голосов, немного опередив шутовского Жириновского, после чего вернулся к своей нормальной деятельности, связанной с выводом капиталов из России и приобретением клуба «Бруклин Нетс» (Brooklyn Nets).


Президентские выборы 2012 года проходила под знаком крупнейших политических протестов в России в постсоветскую эпоху. Они начались в декабре 2011 года, когда сотни тысяч людей вышли на обледенелые улицы по всей стране в знак протеста против парламентских выборов, которые были нечестными, даже если оценивать их по низким путинским стандартам. Гнев по поводу особенно вопиющей подтасовки результатов голосования достиг своего пика 24 декабря, когда 120 тысяч человек собрались на Проспекте (Академика) Сахарова в Москве в знак протеста против «партии жуликов и воров», как оппозиционный лидер Алексей Навальный назвал путинскую партию «Единая Россия». Эта акция проходила под лозунгами «За честные выборы» и «Россия без Путина». Там были выступающие — я был одним из них, — которые, в отличие от финансируемых кремлем кандидатов в президенты, не стеснялись возлагать вину на Путина. Впервые с того момента, когда я первый раз помог организовать относительно немногочисленный Марш несогласных в 2005 году, создавалось впечатление, что одного народного недовольства может быть достаточно для того, чтобы изменить расчеты кремлевских властей.


«Я вижу здесь достаточно людей для того, чтобы захватить Кремль или Белый дом, — сказал Навальный, имея в виду российским Дом правительства, а не дом президента США. — Но мы являемся мирной силой — мы не будем этого делать, пока не будем».


Задним числом легко говорить о том, что это была возможность для нас рискнуть всем. Если бы устроили в тот день лагерь, то поддержали бы люди наше требование о проведении новых выборов? Если бы мы прошли маршем до Красной площади, присоединились бы к нам миллионы москвичей с требованиями об отставке Путина? Мы этого никогда не узнаем. В шахматах мы говорим, что получивший инициативу игрок обязан атаковать, в противном случае инициатива будет потеряна, а проведенная соперником контратака, вероятнее всего, будет успешной. В декабре 2011 года инициатива была в наших руках, однако мы не стали атаковать. А Путин не совершил подобной ошибки.


Протесты продолжались и в течение большей части 2012 года, однако критически важный импульс был потерян. Была принята целая серия драконовских законов для того, чтобы расправиться с инакомыслием. Тюремные сроки за гражданское неповиновение увеличились с нескольких дней до нескольких лет. Полицейские напали на участников «Марша миллионов» в Москве на Болотной площади за день до инаугурации Путина 7 мая — Кремль тут же назвал этот митинг «экстремистскими беспорядками, направленными на дестабилизацию страны». Затем, вместо того чтобы, как обычно, подвергнуть преследованием организаторов, власти арестовали и подвергли судебному преследованию десятки участников протестной акции на Болотной. В домах и офисах компаний оппозиционных лидеров и членов их семей были устроены обыски, а затем были проведены показательные политические процессы, которых не было с советских времен. Весной 2013 года я понял, что не могу безопасно вернуться в Россию, и присоединился к моей жене и дочери, которые постоянно проживают в Нью-Йорке. В феврале 2015 года оппозиционный лидер Борис Немцов был застрелен вблизи кремлевских стен.


* * *


Сделанное сластями имплицитное — или даже эксплицитное — предложение можно сформулировать так: стабильность в обмен на свободу. Высокие цены на нефть позволили Путину некоторое время обеспечивать условия подобной сделки, а помогало ему в этом международное сообщество, потерявшее интерес к поддержке свободы после падения Берлинской стены. Путина как равного приняли в группе G-7, тогда как у себя дома он разрушал демократию и гражданское общество. Представьте, как сложно нам было в России критиковать Путинский режим и называть его антидемократическим, когда его заключали в свои объятия лидеры свободного мира. Даже вторжение Путина в соседнюю Грузию в августе 2008 года не вызвало никакого осуждения и никаких санкций. Путин через несколько месяцев даже получил подарок от Обамы и Хиллари Клинтон в виде перезагрузки. Это укрепило его уверенность в том, что и его действия на Украине останутся без ответа.


Россия вторглась на территорию Украины в феврале 2014 года, и вскоре она объявила об аннексии Крыма. На этот раз Соединенные Штаты и остальной мир, действительно, ответили, однако к тому времени Россия уже очень сильно изменилась. Путин консолидировал власть, и ему уже ничто не угрожало внутри страны. Для этого он укрепил вооруженные силы, службы безопасности, а также пропагандистскую машину, которую он вскоре выведет на мировую аудиторию. Цены на энергоносители резку упали, и Путину нужно было каким-то образом оправдать свое вечное пребывание во власти. И тогда он совершил роковой поворот, который, в конечном итоге, должна сделать любая диктатура, если ей больше нужны враги, а не союзники.


Отвратительная антиамериканская и направленная против Евросоюза риторика в российских средствах массовой информации достигла нового уровня ненависти и нагнетания страхов. Совсем недавно американцы и европейцы смогли с близкого расстояния увидеть, какой ущерб наносят подобные токсичные кампании по дезинформации даже в малых дозах, однако русские уже в течение многих лет активно этим занимались. Каждый телеканал, каждая газета, каждый онлайновый форум и каждая социальная платформа — все это огромный вал, целые потоки яда.


Это не старые коммунистические схемы тяжеловесной государственной цензуры и официальной линии партии (Существует старый анекдот о двух главных советских газетах — о «Правде» и «Известиях»: В «Правде» нет известий, а в «Известиях» нет правды»!). И речь не идет о требующей больших затрат «Великой китайской стене-брандмауэре», для которой характерна цензура в реальном времени, а также высокотехнологичное фильтрование. В соответствии с традициями КГБ Путин вместо этого создал альтернативную пропагандистскую реальность, в которой появились сотни источников и носителей мнений, и каждый из них может содержать элементы правды и вымысла, но при этом большая часть правды будет скрыта, и в первую очередь будет обеспечиваться поддержка Путина.


Самым наглядным примером такого метода в действии является рекакция Кремля на инцидент с малазийским авиалайнером рейса MH17, который произошел 17 июля 2014 года. Потребовалось совсем немного времени для того, чтобы сделать следующий вывод: самолет рейса MH17 был сбит ракетой, выпущенной с украинской территории зенитно-ракетным комплексом «Бук» с российским экипажем. А если у вас есть какие-то сомнения на этот счет, то это является свидетельством эффективности кремлевской кампании по дезинформации, направленной на то, чтобы посеять сомнение. На сегодняшний день у нас есть все — от радиоперехватов до визуальной идентификации той самой установки «Бук», которая постоянно перемещалась через украинскую границу.


Публикация опровержений и оспаривание любых доказательств — это лишь небольшая часть российского ответа. Тогда как большая часть усилий была направлена на фабрикацию альтернативных сценариев того, что случилось с авиалайнером рейса MH17. Не менее дюжины разных теорий заговора распространялись российскими средствами массовой информации и их агентами, начиная с того, что установки «Бук» были украинскими и кончая обвинениями в адрес ЦРУ или Израиля. Однажды вечером один из российских телеканалов показал документальный фильм, в котором совершенно серьезно рассказывалось о том, как украинский Су-25 сбил этот самолет, тогда как в то же самое время другой телеканал столь же серьезно рассказывал о том, что малазийский авиалайнер был сбит украинским зенитно-ракетным комплексом.


Существует бесчисленное множество способов для того, чтобы лгать, и лишь один для того, чтобы говорить правду. Пропаганда сегодня — это не стена, а плотина, которая не позволяет информации дойти до людей. Это поток, накрывающий собой наше критическое мышление. Эта концепция состоит не в том, чтобы продвигать определенный нарратив или повестку, а в том, чтобы сеять сомнение и заставлять людей поверить в то, что правда непостижима. На Украине нет российских военных. Россия не вмешивалась в американские выборы. Популярный Владимир Путин был переизбран 19 марта 2018 года.


Вот что вы вновь и вновь услышите после российских выборов без выбора. «Прохоровская модель» альтернативного кандидата в этом году — это светская фигура и телеведущая Ксения Собчак. Она больше проводила свою кампанию за границей, чем в России. Она является дочерью человека, который в свое время был боссом Путина, то есть, бывшего мэра Санкт-Петербурга мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Ей позволено весьма критично говорить о существующих в России проблемах, однако она не может критиковать самого Путина, который, по слухам, является ее крестным отцом. А еще в списке кандидатов Григорий Явлинский, который представляет лояльную либеральную оппозицию, и его уже в течение десятилетий то включают в список, то исключают из него — как марионетку на веревочке. Есть также и старые демократические декорации, соответствующие реквизиты. Фарс должен продолжаться.


Алексей Навальный продолжает оставаться легитимной оппозиционной фигурой, однако он был отстранен от участия в выборах. Сегодня он призывает к бойкоту, который был нужен нам шесть лет назад.


* * *


Предпринятая на прошлой неделе в Англии попытка убийства с помощью нервно-паралитического отравляющего вещества бывшего русского агента напоминает нам о том, что Путин намерен отравлять и тела в свободном мире, а не только умы. Почему он это делает? Зачем ему сегодня привлекать внимание к своим убийственным методам? Ну, я разверну эти вопросы в противоположном направлении: А почему бы ему это не сделать? Диктаторы не спрашивают: «Почему?», они спрашивают: «А почему бы и нет?» Путин в 2006 году убил в Лондоне разоблачителя деятельности ФСБ Александра Литвиненко с помощью радиоактивного изотопа — и какую цену он за это заплатил? Три британских премьер-министра занимались тем, что замалчивали ход расследования для того, чтобы не обидеть Путина и не прекратить приток миллиардов наличных денег из России, заполнивших Британию в последние несколько десятилетий. После 18 лет нахождения у власти Путин считает, что с помощью денег или запугиваний он может найти выход из любой ситуации. Кто-нибудь может доказать, что он неправ? Путин будет упорно добиваться своего, пока его не остановят. Для этого требуется только воля Запада, тогда как методы уже существуют. Путин не может допустить геополитического поражения, в результате которого он будет выглядеть слабым в глазах своего близкого окружения. Адресные санкции, такие как Закон Магнитского, могут заставить банду Путина выбирать между лояльностью по отношению к нему и своими богатствами за границей. Изоляция и сдерживание — с их помощью будет легче избежать войны, чем с помощью нынешней политики умиротворения. Как любой хулиган, Путин только тогда ввязывается в драку, когда он уверен в своей победе. История говорит нам: рано или поздно Путин станет слишком уверенным в своих силах, он так привыкнет к тому, что его оппоненты сбрасывают карты при отсутствии у него козырей на руках, что он перейдет через черту, и дело может закончиться катастрофой глобального масштаба.


Российский избирательный спектакль 18 марта не является единственным внутренним развлечением. Он предоставляет защитникам Путина в свободном мире риторические боеприпасы, как это делают свидетельствующие о его поддержке опросы общественного мнения и фейковые дискуссии по поводу фейковых оппозиционных кандидатов. В путинской России нет никаких форм демократического процесса и нет оппозиции. Если вы считаете иначе, то вы тем самым становитесь соучастником его пропаганды. Прекратите называть выборами то, что там происходит. Прекратите называть Путина президентом. Прекратите поздравлять его с его победами. Давайте начнем борьбу против путинской лжи с помощью фундаментальной правды о том, что он собой представляет на самом деле.


Гарри Каспаров является председателем Фонда защиты прав человека, а также автором книги «Зима уже близко: Почему нужно остановить Путина и врагов свободного мира (Winter Is Coming: Why Vladimir Putin and the Enemies of the Free World Must Be Stopped).