Горящие свечи, цветы, игрушки. Плач. Россия скорбит. В сибирском городе Кемерово в воскресенье на пожаре торгового центра гибли не только взрослые, но и, главное, дети, у которых только начались весенние каникулы. Как это обычно бывает в подобной ситуации в России, вскоре распространилась информация о финансовой компенсации, но что и почему произошло, покрыто тайной и окружено молчанием.


В Кемерово были нарушены, вероятно, все нормы пожарной безопасности. Огонь вспыхнул в четвертом часу после полудня. Люди умирали у закрытых запасных выходов и задыхались в закрытых кинозалах, пока их родственники пытались убедить пожарных отпереть двери, как рассказал независимому серверу meduza. io Александр Лиллевялли. На пожаре он потерял всех своих троих детей. Он отвел их в кинотеатр на четвертом этаже, а сам ждал на первом. Когда дочери начали ему звонить и говорить, что задыхаются, а двери остаются закрытыми, он сначала попытался помочь им сам, а потом попросил об этом пожарных. Но все напрасно. Пожарные предпочли тушить открытое пламя и не дали отцу даже маску, чтобы он мог пойти и открыть двери самостоятельно.


Люди на месте трагедии жаловались не только на действия спасателей, но и на недостаток информации о происходящем. Те, кто искал своих родственников, тщетно ожидали данных по несколько часов. Государственное телевидение так и не остановило трансляцию развлекательных передач. В социальных сетях появились сообщения о том, что реальное количество жертв скрывается. Люди вышли на улицы. Во вторник прилетел президент Путин, чтобы успокоить местных жителей и убедить, что все будет тщательно расследовано, а виновники будут наказаны. Однако у России накопился свой специфический опыт в расследовании трагических происшествий.


Речь и об отрицании, и о приуменьшении ужасов отдельных периодов собственной истории, таких, как сталинские репрессии, и о неспешном поиске виновных в местных трагедиях, а нередко и просто желании побыстрее завершить «расследование». Террористические акты («Дубровка» 2002, Беслан 2004), катастрофы в воздухе (крушение самолета с хоккейной командой «Локомотив» под Ярославлем в 2011 году) и на воде («Булгария» в 2011). Можно также вспомнить смерть по неосторожности ответственных лиц и трагедию на Сямозере в 2016 году, когда утонули 14 детей: вожатый в бурю посадил их в лодки, чтобы скрыть от неожиданной инспекции слишком большое количество детей в лагере.


К травме от неожиданной потери таким образом примешивается травма от невозможности получить хоть какую-то информацию о смерти своих близких, дождаться публичного судебного разбирательства или хотя бы извинений от властей. В России, пронизанной коррупцией, поиск причин и следствий тесно переплетается с государственным устройством и аппаратом в целом. В случае, когда правила пожарной безопасности должны быть четко соблюдены, достаточно дать взятку представителю соответствующего органа. А в случае, когда в распоряжении должна быть современная спасательная техника, вместо нее деньги тратятся на государственных шишек…


Свечи еще горят, цветов и игрушек становится все больше. Россия — держава, которая ведет за своими границами войны за собственный статус и мощь. Внутри своих границ она давно разваливается, как горящий торговый центр в Кемерово. Это отсталая, переполненная страхом страна, скрывающая свое состояние, которое вот уже в который раз взимает дань в виде невинных жертв.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.