25 марта 2018 года в торгово-развлекательном центре в сибирском городе Кемерово в огне погибли десятки людей. В основном дети. У них были каникулы. Они находились в кинотеатре и в игровом зале. Количество жертв пожара до сих пор окончательно не ясно. Первых погибших уже похоронили. Причины трагедии расследуются. Наиболее вероятно, к ней привело замыкание в электропроводке. Случайность наложилась на халатность и непрофессионализм технического персонала центра и службы безопасности.


Мэйнстрим медиа евроатлантического пространства, к которому относится и Чешская Республика, довольно вяло и несмело прокомментировали эту тему, которую все же нельзя просто проигнорировать. Как кажется, в СМИ слишком мало говорили об этой людской трагедии, и наиболее очевидно это было непосредственно после трагического пожара.


Человеческую и профессиональную ничтожность одного ведущего утреннего шоу на общенациональном канале, который глупо прокомментировал случившееся, я оставлю в стороне. Однако я надеюсь, что его начальство не промолчит хотя бы ради доброго имени организации и поддержания ее профессионального и этического уровня.


Профессиональный анализ содержания и частоты освещения этой темы в СМИ может значительно скорректировать чисто субъективное впечатление о том, что об этой людской трагедии информировали недостаточно, хотя среди чувствительной публики такое впечатление распространено. В личных беседах этот феномен обсуждается несмело или, наоборот, с возмущением. Он очевиден, печален и тревожен. Не впервые подобная ситуация в одной стране автоматически привлекает большое внимание СМИ, а трагедия в другой стране, которая так же близка в культурном и географическом отношении, не вызывает интереса.


У внимательного читателя, зрителя и слушателя создается обоснованное впечатление, что существуют двойные стандарты. Один — для евроатлантического мира, а второй — для всех остальных. К остальным, судя по подаче мэйнстрим медиа, относятся и наши европейские соседи — граждане Российской Федерации.


Двойные стандарты: мы и они


Эти двойные стандарты хорошо прослеживаются, например, в политике компании «Фейсбук». В условиях так называемой информационной войны довольно легко заметить, какую позицию занимает эта вообще-то частная компания, и понять, с кем и чем она себя политически идентифицирует. «Фейсбук» позволяет своим пользователям выражать солидарность с государствами или субъектами, которые стали жертвой международного терроризма, предлагая соответствующий государственный флаг (например Франции, Великобритании или Турции) или другой красноречивый символ («Je suis Charlie», или радужный флаг — символ ЛГБТ-сообщества) в дополнение к личной странице. Но в Европе уже не раз делалось исключение — для России. Когда союзники «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) совершили террористический акт в метро Санкт-Петербурга (апрель 2017 года), многие пользователи «Фейсбука» уже по традиции потребовали таких же символов, как в случае терактов в Париже или Стамбуле. Но ответом было молчание, то есть операторы и редакторы компании «Фейсбук» флага РФ не предоставили.


Мэрия Берлина дала европейской общественности хорошее объяснение таким же образом понимаемой выборочной солидарности. Берлинская мэрия, как и «Фейсбук» или Париж, использовала для выражения солидарности с жертвами международного терроризма подобную символику. В Берлине соответствующим образом подсвечивали Бранденбургские ворота, а в Париже — Эйфелеву башню. Однако флаг Российской Федерации, как символ солидарности, для Берлина, Парижа и «Фейсбук» неприемлем. В Берлине это официально объяснили тем, что Санкт-Петербург не сотрудничает с мэрией Берлина, а исключения, по словам ее представителей, делаются только «в по-настоящему чрезвычайных случаях».


Иными словами, выражение солидарности с «соперником, почти врагом» нежелательно, с точки зрения тех, кто стремится сформировать определенное мнение у евроатлантической общественности, особенно в нынешних условиях вероятной конфронтации и ее эскалации. Врага нужно поносить и дегуманизировать. Солидарности и гуманности здесь места нет. Иначе в итоге может получиться так, что политическим обслуживающим элитам двух соперничающих лагерей придется самим бороться друг с другом. Эта интересная идея не нова. Ее хорошо изложил, например, один из героев романа Ремарка «На западном фронте без перемен» (1928) — солдат Его Величества немецкого императора Альберт Кропп. Слова из-под пера Эриха Марии Ремарка: «Кропп предлагает, чтобы при объявлении войны устраивалось нечто вроде народного празднества, с музыкой и с входными билетами, как во время боя быков. Затем на арену должны выйти министры и генералы враждующих стран, в трусиках, вооруженные дубинками, и пусть они схватятся друг с другом. Кто останется в живых, объявит свою страну победительницей. Это было бы проще и справедливее, чем то, что делается здесь, где друг с другом воюют совсем не те люди».


И тот факт, что у Владимира Путина черный пояс по дзюдо, в этом смысле более чем значим.