Космическая отрасль в Украине всегда воспринималась как дойная корова, но никогда не рассматривалась в качестве отрасли перспективного, стратегического развития. Речь шла лишь о выработке старого научного и технического потенциала практически «в ноль». Сейчас наш космос и авиация еще держатся на «последних из могикан», многие из которых уже не выдерживают морально и физически и уходят либо на покой, либо в другие страны — тот же Азербайджан, Китай, Саудовскую Аравию.


«А не замахнуться ли нам на Уильяма, понимаете ли, нашего Шекспира?». Примерно в таком ключе, видимо, рассуждали украинские чиновники из космической отрасли, предлагая Австралии построить в пустынной западной части континента космодром. Конечно, экзотичнее было «Космозоо», но, судя по всему, решили не связываться с австралийским обществом охраны космических животных.


Стоит заметить, что на данный момент в коридорах украинского космического агентства уже висят «скальпы» нескольких космодромов: например, обанкротившийся проект «Морской старт», бразильский космодром «Алкантара», с которого так и не взлетели новые украинские ракеты-носители «Циклон-4», и космодром в Канаде, который то ли начали, то ли начнут строить в ближайшее время.


«Это предложение очень реалистично. Украина может начать [запускать ракеты] хоть завтра утром, если у нас будет площадка… Мы предлагаем наших людей и наш опыт, если у Австралии есть земля для использования», — именно так, по данным австралийской прессы, высказался посол Украины в этой далекой стране Николай Кулинич, одним махом «опустив» собеседников до уровня древесного кенгуру. Типа «у нас ракеты, у вас земля, отворяйте ворота».


Судя по публикациям в The West Australian, австралийцы весьма серьезно отнеслись к данному предложению. Сказывается вековая англосаксонская рачительность: а вдруг действительно построят, а мы отказались. Такие предложения не каждый день поступают. Вернее, впервые за всю историю. Ведь сколько в британском содружестве пребывали, а подобного предложения так и не дождались. Что поделать, тяжелое эхо колониализма. А тут нежданно-негаданно сообщение из далекой страны, о которой многие австралийцы знали лишь по выигрышу на Евровидении.


Под будущий проект на зеленом континенте решили выделить земли возле авиабазы Curtin рядом с Дерби. Для строительства объекта потребуется территория площадью 5-7 тысяч квадратных километров (ну, это чтобы ракету случайно аборигены не сбили томагавком). Фактор пустынных мест упрощает процедуру общественного обсуждения с местными «Данди» и их крокодилами.


Сколько будет стоить сам проект, каково участие каждой из сторон, где искать источники финансирования, пока не сообщается. Авторы идеи скромно, можно даже сказать стыдливо, попросили лишь 500 тыс. долл. на проектные работы. Скажем так, для начала. Сама разработка ТЭО займет примерно два года, то есть должна быть закончена аккурат к 2020 году, когда в Украине отшумят выборы, к власти, возможно, придут совершенно иные чиновники, и страна, вероятно, переживет некое подобие дефолта.


Стоит предположить, что те новые чиновники посчитают космодром в Австралии слишком экзотичным проектом. Ну, или попросят еще 500 тысяч на новое технико-экономическое обоснование.


Если рассматривать вопрос с точки зрения «голой» матчасти, то в нем действительно есть рациональное зерно, ведь северо-запад Австралии, исходя из его позиции по отношению к экваториальной части земного шара, идеально подходит для космических запусков: сила вращения земли придает ракете дополнительное ускорение, и на ее вывод в открытый космос требуется значительно меньше топлива, а значит, можно взять «на борт» больше полезного коммерческого груза.


Похожий проект планируется запустить и в Новой Шотландии на востоке Канады. Местные компании готовы вложить 148 млн долл. в строительство космодрома, с которого будут взлетать украинские ракеты-носители. Канадцы хотят осуществлять до восьми пусков в год.


Похоже, в ближайшие несколько лет наша космическая отрасль будет загружена если не пусками ракет, так разработкой всевозможных проектов. Сбывается указ Александра Турчинова, который заявил, что Государственное космическое агентство должно стать «мощным проектным учреждением». Ну, тем самым, где газированная вода «только для работников института».


По большому счету космос и авиация — это именно те отрасли-хедлайнеры, которые вызывали у нас чувство постоянной гордости за страну. Другое дело, что в последние годы все эти сложные технические кластеры экономики получили, наверное, наиболее мощный демотивационный удар под дых. Да, мы еще кон-как ремонтируем самолет-гигант «Мрию», которая поднялась в небо еще в 1988 году, а в 1994-м с нее даже были временно сняты двигатели и оборудование. Но в настоящее время мы уже не продаем готовые самолеты, а зарабатываем лишь на грузовых перевозках и продаже готовой документации, включая права интеллектуальной собственности и права на производство, как это произошло со строительством завода по выпуску Ан-132 в Саудовской Аравии. Большая часть лучших специалистов разъехалась по городам и весям глобального мира.


Дошло до того, что в некоторых стратегических программах развития страны место космической и авиационной отраслей уже плотно занято масличными и техническими агрокультурами. А с другой стороны, страшно заглянуть правде в глаза. Это на популистских эфирах можно рассказывать, что мы космическая держава и можем выпускать десятки самолетов и ракет в год. Но сермяжная истина несколько иная. Украина уже с колоссальным трудом выполняет действующие контракты, для реализации которых банально не хватает штатных работников, начиная от токарей и заканчивая инженерами.


Что касается новых проектов, то для того чтобы рассматривать их серьезно, они должны быть сперва освящены на высшем государственном уровне — хотя бы в ходе визита первых лиц страны в Канаду или Австралию. Ну а пока основная площадка для коммуникаций наших министров с внешними партнерами — это твиттер. Вот только на твиты нашего премьера Илон Маск почему-то не отвечает…


В 2004 году Украина уже пыталась принять участие в проекте бразильского космодрома «Алкантара» и предложила свои ракеты-носители «Циклон-4», которые еще предстояло модернизировать из «Циклона-3». Но тогда все начиналось масштабно, с визита президента Леонида Кучмы в Бразилию и подписания межправительственных соглашений. За 12 лет участия в проекте наша страна потратила четыре миллиарда гривен, которые были направлены в том числе и на обслуживание кредитов, привлеченных под государственные гарантии. Сума займов составила 260 миллионов долларов. В результате этого Бразилия официально отказалась от украинской ракеты, а в Украине по факту использования бюджетных средств были открыты уголовные дела. Крах проекта тогда объяснили происками Москвы, но, по всей видимости, причины были значительно глубже.


Что касается сотрудничества с РФ, то оно по причине войны практически прекращено, в результате чего «зависли» такие проекты, как «Зенит» (запуск с Байконура и морской платформы Odyssey — «Морской старт») и «Днепр» (переделка под коммерческие запуски снятых с боевых дежурств баллистических ракет SS-18).


Кстати, о «Морском старте». Это был действительно уникальный проект, единственный в своем роде, который предполагал запуск ракет с плавучей платформы в Тихом океане. В результате достаточно темной истории с банкротством проект оказался в руках у россиян, и на данный момент они планируют и в дальнейшем использовать именно украинские ракеты. Для обхода санкций Украина сможет отдельно от россиян поставлять ракеты в США, где к ним будут монтироваться российские двигатели, и уже оттуда готовая ракета поступит на морскую платформу. То же самое планируют осуществить и с запусками с Байконура: поставка двигателей и ракеты из двух стран по отдельности и сборка на предприятии в Казахстане. Очевидно, что перспектив у подобной кооперации, когда «партнеры» практически не общаются друг с другом, не много. Тем не менее то, что наша страна упустила возможность выкупить обанкротившийся «Морской старт» (а для этого нужно было всего несколько сот миллионов долларов), говорит о том, что космическая отрасль в Украине всегда воспринималась как дойная корова, но никогда не рассматривалась в качестве отрасли перспективного, стратегического развития. Речь шла лишь о выработке старого научного и технического потенциала практически «в ноль». Можно сказать, что наш космос и авиация еще держатся на «последних из могикан», многие из которых уже не выдерживают морально и физически и уходят либо на покой, либо в другие страны — тот же Азербайджан, Китай, Саудовскую Аравию.


В 2014-2017 годах Украина осуществила 20 запусков ракет-носителей, и это ровно столько, сколько их было в период 2010-2013, хотя и значительно меньше, чем с 2005 по 2010 годы (32 запуска). Тем не менее отрасль продолжает работать, хотя и с существенными отличиями: в прошлые годы большая часть пусков была связана с сугубо украинскими ракетными брендами («Зенит», «Днепр», «Циклон»).


В 2017 году на украинскую ракету («Зенит») пришелся всего один запуск из пяти. Три пуска связаны с проектом «Вега» и один — с «Антаресом». Проект «Вега» — это детище Европейского космического агентства. Украина делает для ракеты маршевый двигатель четвертой ступени. Что касается «Антареса», то ее разрабатывает корпорация «Орбитал» (Orbital Science Corporation (США)), а наша страна принимает участие в создании конструкции первой ступени. То есть это проекты, где украинские ракетостроители выступают в роли подрядчиков. Одних из многих. По сути, это программа плавной амортизации космического комплекса Украины со стороны западных партнеров. В условиях санкций против РФ нашим космическим предприятиям нужно предоставить некие альтернативы, ведь в противном случае отечественные специалисты и технологии могут оказаться в самых непредсказуемых странах. На западных подрядах отрасль будет «умирать» естественно.


Тот комплекс, который у нас еще сохранился, могут вытянуть лишь украинские самолеты и украинские ракеты, которые могут взлетать откуда угодно, хоть из Австралии.


Если брать самолетостроение, то запуск национального лоукостера, ориентированного на лизинг самолетов отечественного производства средней дальности, мог бы стать началом возрождения украинского авиастроения. Что касается космической отрасли, то рынок коммерческих запусков сейчас необычайно конкурентен. Как продемонстрировал тот же Илон Маск, частные ракетостроители эффективнее государственных, и им не нужно искать «пол-ляма» на проведение ТЭО. Именно частный сектор и оборонный заказ — это те два рычага, которые могут дать импульс к дальнейшему развитию ракетостроения в Украине. В первом случае необходимо создать эффективные механизмы приватно-государственного партнерства, во втором — научиться говорить «нет» западным кураторам, которые запрещают Украине разрабатывать боевые ракеты средней дальности. Как заявил недавно Владимир Горбулин, ум, честь и совесть нашего ракетостроения, «Украина имеет моральное право ставить перед западными союзниками вопрос о пересмотре действующих ограничений по дальности для стратегических ракет средней дальности в интересах собственной обороноспособности».


Но это случится не ранее формирования у нас в стране настоящей касты служивых менеджеров, которые будут в первую очередь думать об эффективности, а не эффектности своих решений. Сегодня таким специалистом можно считать разве что того же Горбулина.


Пока же наши министры все больше напоминают героя Федю с его знаменитым: «Ну ладно, давай, бухти мне, как космические корабли бороздят… Большой театр. А я посплю».


Редакция может не соглашаться с мнением автора. Если вы хотите написать в рубрику «Мнение», ознакомьтесь с правилами публикаций и пишите на blog@112.ua.