Эти короткие пятиминутные поездки из своей первой вашингтонской квартиры до хоккейной арены в центре города суперзвезда «Вашингтон Кэпиталз» не забудет никогда. 20-летний Овечкин записал в навигатор своей машины адрес 601 F St. NW, но проехав по маршруту 41 раз за сезон, он все равно нуждался в подсказках. А потом настал момент типа «ущипни меня».


«Когда я ехал на игру, это было невероятное чувство, понимаете?— сказал Овечкин. — Мои мечты сбылись».


С того первого сезона прошло 13 лет, и в воскресенье вечером в Питтсбурге Овечкин проведет свою тысячную игру за «Вашингтон Кэпиталз». Он станет первым игроком за всю историю франшиз, который достигнет такого рубежа. Из наглого новичка Алекс превратился в капитана команды и в многоопытного ветерана ледовых схваток. Сезон 2005-2006 годов стал ослепительным началом карьеры для одного из самых важных игроков в истории НХЛ, но Овечкин и в этом году продолжает закрепляться на своих позициях в пантеоне хоккейной славы, забив 600-ю шайбу и возглавив список бомбардиров НХЛ с 45 голами за сезон.


Он до сих пор улыбается всякий раз, когда его спрашивают о первом сезоне. Команда тогда шутила, что играет из рук вон плохо, настолько, что в октябре ее исключили из дивизиона. Но то сборище наемников из НХЛ воспитало и повлияло на юного Овечкина, которому нужна была помощь, чтобы преодолеть внезапную звездную болезнь.


«Тогда у нашей команды успехов было мало, но раздевалка у нее была одной из лучших, где я только бывал», — сказал Овечкин.


«Это были особенные парни, потому что они смотрели на все глазами Алекса», — сказал Джефф Халперн, ставший в том сезоне капитаном.


«Этот парень нас угробит»


Халперн познакомился с Овечкиным на чемпионате мира до того, как «Кэпиталз» в 2004 году взяли его на драфт. К тому времени уже было ясно, что клуб возьмет Алекса к себе, и поэтому Халперн представился.


«Я увидел пацана, и особого контакта у нас сначала не получилось», — признался он.


Когда Овечкин приехал в Вашингтон за несколько недель до сборов, на нем были драные шорты из джинсов с отрезанными штанинами и тесная футболка. «Это было полное безобразие», — сказал Халперн, описывая приезд Алекса как сцену из фильма «Удар по воротам», в которой команда впервые знакомится с драчливыми братьями Хэнсонами.


«Мы играли с „Филадельфия Флайерз" в предсезонье, и он забил шайбу. Он подъехал к их скамейке и начал им подмигивать, — рассказал Халперн. — Я тогда подумал, что этот парень нас угробит».


Спустя 998 игр дебют Овечкина в НХЛ кажется тогдашним игрокам «Кэпиталз» настоящим откровением. Несмотря на шумиху, которая царит вокруг него, подготовка у него тогда была хорошая, но не великолепная. Затем, уже в самой первой смене в НХЛ он впечатал Радослава Сухи из «Коламбус Блю Джэкетс» в бортик, да так, что разбил стекло. К концу сезона на его счету было 52 шайбы и 54 результативные передачи.


«У нас была не очень хорошая команда, но мы сделали максимум возможного, и главной причиной этого был Ови, — рассказал нападающий из того состава Мэтт Брэдли. — Я всегда шутил, что наблюдаю за его игрой с места в партере. Ну, то есть, он сам оправдал свое место в команде, и наблюдать за ним было нечто особенное».


А вот что говорит Брайан Уиллси: «Мы знали, что он умеет забивать, знали, что он может бить, и мы все видели это. Но во время первого матча мы воочию, физически увидели его игру, тот драйв, которым он обладает, выходя на лед. Этого мы прежде не видели. У нас в памяти был стереотип русского хоккеиста, которые обладает супернавыками, но свою физическую сторону не демонстрирует. А у него было все. И этим он отличался от остальных, а для нас он стал открытием».


Овечкин попросил, чтобы в том сезоне товарищем по комнате у него был североамериканец, который помог бы ему приспособиться к культуре и выучить язык. Поэтому его поселили с Уиллси. «Он хорошо со мной справился», — со смехом вспоминает Овечкин. Тренер Глен Хэнлон поручил Уиллси сопровождать Алекса, чтобы тот после ставшего традицией посещения кофейни «Старбакс» не опаздывал на тренировку. Уиллси был очарован мальчишеской любовью Ови к игре. Это качество он не утратил и в свои 32 года. Но еще он хотел научить этого русского стать профессионалом, чтобы тот вовремя ложился спать и ел здоровую пищу.


«Глен Хэнлон сказал мне тогда: „Только не потеряй его", — вспоминал Уиллси. — Он как маленький щенок в этом городе, может заблудиться. Только не потеряй его».


«В каждом новом городе, куда мы приезжали, он набирался новых впечатлений и опыта. Это были для него самые первые игры на каждой из арен НХЛ. По утрам, когда мы ехали на тренировку, он изводил меня вопросами. Какие болельщики? А какая арена? А город, какой он? Он был взволнован, ему было интересно играть во всех этих разных городах»

 

Овечкин неоднократно приходил на тренировку в облегающих красных джинсах, и кто-то наконец сказал: «Надо положить конец этим красным штанам и отправиться с ним по магазинам. Овечкин все хотел купить Уиллси что-нибудь из новой одежды, однако Уиллси отказывался и говорил, что подождет его у входа.


«Он впервые играл в Торонто, а у нас было так заведено, что мы катаемся утром, потом возвращаемся на обед, затем послеобеденный сон и назад на тренировку, — сказал Уиллси. — Вот и в тот раз мы пообедали, собрались вздремнуть, но в Торонто было рождественское время, а он был так рад, что наконец-то приехал играть в этот город. И он тогда сказал, что пойдет погуляет. Я ему отвечаю: „Точно хочешь погулять?" Он: „Ну да, я просто не могу спать". Он ушел на целый вечер. Я не знаю, где он ходил».


«Спасибо, Господи»


Уиллси лучше многих понимал, насколько тяжелым был тот сезон для Овечкина с его ростом метр девяносто и весом 97 килограммов. «В тот первый сезон он изрядно измотался», — сказал хоккеист. Овечкин пропустил всего одну игру и набрал 174 очка, став 14-м в лиге. Первый хет-трик у него был в игре против «Анахайма», и этот матч запомнился тем, как он столкнулся с защитником Виталием Вишневским.


«Ови, он носит эти золотые цепи, и когда он едет на тебя, они звенят, как коровий колокольчик», — рассказал Халперн.


«У нас была игра в Нэшвилле, а там есть большой и длинный коридор, и видно, как по залу идут гости. Ну вот, когда Алекс шел за клюшкой или еще за чем, ты понимал, какой он огромный, — рассказал тренер „Кэпиталз" Барри Троц, в то время тренировавший „Нэшвилл Предаторз". — Большие, гигантские ноги. Крупный человек. А у меня хоккеисты были не очень крупные, и парни типа спрашивали: „Нет, вы этого видели?" Я слышал их разговоры. До этого я видел его только на льду, а парни рассказывали, какой он огромный, и я тогда понял, какой он физически здоровый. У нас кое-кто тогда перенервничал».


Халперн считал, что силовая манера игры это ненадолго, и сравнивал хоккеистов с игроками в американский футбол. «Когда пробьешь достаточное количество кирпичных стен, стены со временем начинают давать сдачи», — сказал он. Но из набора 2004 года Овечкин первым достиг рубежа в тысячу игр. За сезон он ни разу не пропускал более 10 матчей. За всю свою карьеру он лишь на 29 играх не был включен в основной состав, и 12 из этих пропусков даже не были связаны с травмами.


«Спасибо, Господи», — сказал Ови, стуча по деревянной дверце своего шкафчика в раздевалке.


«Нет ни одного человека, у которого была бы более жесткая и суровая серия из 1 000 игр, чем у Ови», — сказал Брэдли.


Овечкин стал бережнее расходовать свои физические силы, чтобы сохранять больше энергии. Об этом Троц попросил его, когда они прошлым летом встретились в Москве. Он стал играть мягче, и теперь без особого энтузиазма праздновал свои победы, уже не удивляя товарищей по команде. Хоккей гордится скромностью своих игроков, и хотя хоккеисты из клуба Алекса в первый год подшучивали над ним, например, когда он повесил синие неоновые лампочки на днище своей машины, они совершенно не хотели ослаблять его усердие и боевой задор.


Они ждали, что он сделает на следующей игре, а потом на следующей и так далее. Ови сыграл одну тысячу игр за свою карьеру, а это удивление и предвкушение у них остается по сей день.


«Ну как можно управлять таким парнем? Как ему сказать, чтобы он не перевозбуждался из-за хоккея?» — сказал Халперн.


«Мне повезло, что меня взяли в эту команду, — сказал Овечкин. — Теперь она кажется мне вторым домом. Организация, болельщики, обстановка, все великолепно, на мой взгляд. Приятно так долго играть за одну команду, сохраняя при этом здоровье и делая все эти вещи вместе».