Следить за эпической битвой между российским Роскомнадзором и мессенджером Telegram надо хотя бы в полглаза по нескольким причинам. Во-первых, эта первая битва, в которой жертва российских властей оказывает серьезное сопротивление. Во-вторых, по ее течению можно самостоятельно оценить серьезность любых угроз латвийских властей о возможной блокировке чего-либо — от Фейсбука, до российских телеканалов.


Коротко напомним для тех, кто все пропустил. ФСБ России потребовало у Телеграм ключи шифрования для того, чтобы иметь возможность читать переписку пользователей и (потенциально) выявлять их личности. Детище Павла Дурова (создателя ВКонтакте) ответило отказом, мотивировав его тем, что это невозможно технически. Со стороны Роскомнадзора, главного цензурного ведомства России, последовало обращение в суд, суд в потешном судебном процессе за 40 минут (буквально!) решил дело в пользу властей.


В понедельник, 16 апреля, Роскомнадзор бодро приступил к блокировкам, однако по состоянию на поздний вечер четверга своей цели не достиг. Зато от его действий — в первую очередь неумелой блокировки десятков миллионов адресов «облачных» провайдеров Гугл, Амазон и Диджитал оушен —пострадали ни в чем не повинные ресурсы, бизнес несет убытки. Истории жертв политики «лес рубят, щепки летят», собрала Медуза.


Официальная позиция российских властей — Телеграм надо заблокировать, потому что он не дает читать переписку террористов. Но по странному совпадению за последний год в Телеграм образовалась целая экосистема из мини-СМИ напрочь неподконтрольных официальному Кремлю. В каком-то смысле там образовался «альтернативный интернет» и в прошлую субботу главный редактор rus.delfi.lv Анатолий Голубов популярно объяснил, почему и вам пора в него выйти. Там, в «зазеркалье», уже действительно интересно! И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предположить: на самом деле Телеграм хотят закрыть как минимум и по этой причине тоже. А может быть и только по этой.


Другая версия была озвучена РБК: в ФСБ решили заблокировать Телеграм из-за планов Павла Дурова создать новую «полностью неконтролируемую финансовую систему». Об этом в письме коллегам сообщил сотрудник 12-го центра ФСБ Роман Антипкин.


1. Хроника эпической схватки


В понедельник, 16 апреля, Роскомнадзор начал вносить в списки блокируемых IP-адресов все, что только связывалось с Телеграм. За полдня были заблокированы около двух миллионов адресов. Но настоящая вакханалия началась 17 апреля, когда списки пополнились еще 17 (!) миллионами IP-адресов.


Даже по чистой теории вероятности ведомство не могло не задеть сторонние ресурсы — «облака» Амазон и Гугл используются не только Телеграм, но и разными другими сайтами и сервисами. К вечеру 18 апреля юристам «Агоры», которая собирает претензии «жертв Роскомназора», пожаловались в общей сложности владельцы 120 сервисов и сайтов, никак не связанных с «Телеграмом».


При этом Роскомназдор яростно отрицает все претензии, говоря, что от его действий вообще никто не пострадал. Ему, конечно, никто не верит — очень тяжело верить в то, что все хорошо, когда в магазинах нет колбасы, сам, лично, не можешь зайти на какой-то любимый сайт или воспользоваться любимым сервисом.


Ладно, если бы действия Роскомнадзора приносили какой-то результат. Но нет: День второй. Провалов по просмотрам и подпискам не наблюдается.


Вечером 18 апреля ведомство взяло паузу и устроило неофициально совещание с представителями крупнейших российских мобильных операторов, чтобы решить, что делать. Согласно неофициальной информации, никакого решения на этой встрече принято не было. Официально же встречи не было вовсе. Официально также и у самого Роскомназдора нет никаких проблем, однако есть информация, что его сайт и сама система блокировки подвергаются постоянным DDoS-атакам.


Для Павла Дурова российский рынок не принципиален, у Телеграм гораздо больше пользователей в других странах (в первую очередь, например, в Иране). Зато схватка с Роскомнадзором является для мессенджера отличной рекламной кампанией на Западе.


2. Почему у Роскомнадзора не получается заблокировать Телеграм


Справедливости ради надо признать, что многие пользователи персональных компьютеров в России уже не могут им пользоваться, так что частично блокировка работает. Да, она обходится с помощью VPN, однако в России приняты законы, которые позволяют «закрыть» и любые сервисы, позволяющие обходить официальные блокировки. Так что позже Роскомнадзор доберется и до них, пока ему просто недосуг.


В любом случае, Телеграм — это в первую очередь мобильное приложение, а вот как раз на мобильном фронте у Роскомназдора и беда (именно поэтому и потребовался «военный совет в Филях» с представителями мобильных операторов).


Дело в том, что как только Роскомнадзор блокирует очередные новые IP-адреса Телеграм, мессенджер переходит на новые, одновременно рассылая пользователям пуш-уведомления, в которых содержится техническая информация о смене IP-адресов. Достаточно открыть «пуш», чтобы приложение перенастроило само себя. Эти уведомления не заблокировать — они рассылаются Гугл и Эппл, а не Телеграм.


Поэтому 19 апреля Роскомнадзор обратился к Эппл, Гугл и Амазон то ли с просьбой, то ли с требованием прекратить сотрудничать с Телеграм и убрать приложение из всех официальных магазинов. Не будет преувеличением сказать, что от их реакции во многом зависит и исход этой схватки — пока Телеграм жив постольку, поскольку это позволяют Эппл, Гугл и Амазон. Западные правозащитники уже обратились к компаниям с призывом не поддаваться на угрозы российского цензурного органа, однако пока те сохраняют молчание.


3. Почему борьба Роскомнадзора и Телеграм вызывает в России когнитивный диссонанс


Это не первый раз, когда Роскомназдор борется с известными сервисами. Ранее он заблокировал деловую социальную сеть ЛинкэндИн и интернет-радиостанцию Трелло, которая использовалась дальнобойщиками для координации протестов против введения системы «Платон». При этом на блокировках зарабатывают конкретные люди и их имена хорошо известны. ЛинкэндИн сдался молча, Трелло побарахтался, но «облачные» провайдеры, которые пока поддерживают «Телеграм», в конце концов «сдали» его.


Однако Телеграм — не они. Мессенджер, во-первых, активно сопротивляется, а во-вторых, у него есть настоящая армия зубастых фанатов и симпатии на стороне не до конца подконтрольных (или вовсе неподконтрольных) официальной Москве СМИ. Но не это самое главное. Самое главное, что по Сети активно распространяются скриншоты инструкций по обходу блокировки Телеграм, которые подготовлены в разных российских госкомпаниях и банках, включая и Сбербанк. Очевидно, что даже в них никто не хочет лишиться удобного мессенджера и площадки для получения «не тех» новостей.


При этом пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков регулярно комментирует ход борьбы Роскомназдора и Телеграм (что, вообще-то, неслыханно — до других жертв ведомства ему дела не было). Последнее, что он сказал накануне, 19 апреля, было выдержано в духе «эта история — не на один день». Похоже, что в Кремле настроены идти до конца. Закон в духе «Если что — заблокируем интернет» в России был принят еще в 2016 году. Но до сих пор это ружье просто висело на стене.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.