В промышленном городе Светлодарск, что в Донецкой области, сейчас совсем тихо, а улицы его пустынны. Нынешняя картина кардинально отличается от того, что здесь было в 1970-х годах, когда в город съезжались люди со всех уголков Советского Союза, чтобы строить идеальное общество.


В паре километров отсюда украинская армия ведет позиционную войну.


Наталья Солдатова помогает лежачим старикам по дому.


Помощь от международной гуманитарной организации «Каритас» (Caritas), которая раньше поддерживала добровольцев, в апреле резко прекратилась.

 

Раньше Солдатова и другие волонтеры получали компенсацию за свою работу.


«Это ужасно. Люди в панике плачут, а мы ничего не может им предложить», — говорит Солдатова.


50 евро в месяц


В унылом здании на улице Четвертой лифта нет. Подниматься на третий этаж надо по лестнице.


Этого 68-летняя Надежда не в состоянии делать уже много лет.


Дверь открывает ее 40-летний сын-инвалид. Вонь затхлости бьет в нос. Сразу заметно, что с гигиеной тут проблемы.


Здоровье у Надежды сдало, у нее трудности с дыханием.


«У меня ни на что нет средств. Мне нужны деньги на операцию, но заплатить некому».


Пенсия у Надежды соответствует примерно 50 евро в месяц (3 500 рублей). Пособие сына — не больше. Треть всех денег уходит на оплату отопления. На еду и медикаменты не хватает.


«Мы не можем позволить себе купить лекарства, денег едва хватает на еду. Мне хотелось бы хоть новый матрас получить вместо этого», — говорит Надежда.


Ее нынешний матрас практически уничтожен.


Гуманитарный кризис, о котором мир забыл


Война на Украине привела к одному из худших в мире гуманитарных кризисов. По оценкам ООН 3,3 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи или защите. Конфликт на востоке Украины уникален. Треть нуждающихся в помощи — старики.


На Ближнем Востоке и в кризисных районах Африки гуманитарная помощь нужна скорее детям и молодежи. Но из Восточной Украины молодое население бежало в другие районы.


Вскоре после нашего прибытия Надежде понадобилось в туалет. Этот процесс далеко не простой, несмотря на помощь Натальи и сына.


«С тех пор как прекратилась помощь от „Каритас", у нас нет средств на подгузники», — рассказывает Наталья Солдатова.


Пустые полки зияют отсутствием предметов гигиены. На город тоже нечего рассчитывать — он не оказывает старикам никакой помощи.


Война усугубила проблемы со здоровьем


По ночам слышно эхо выстрелов. Но уже некоторое время снарядов поблизости не падало.


Пару лет назад в дом Надежды попал снаряд, разбив стекла в окнах ее квартиры.


Она долгое время жила без стекол, пока не появилась «Каритас» и не поставила новые окна.


Надежда была слишком слаба, чтобы спускаться в бомбоубежище во время обстрелов. А ее сын не мог сам найти бомбоубежище.


«Я оставалась дома. Это было ужасно», — рассказывает она.


Когда вспыхнула война, состояние здоровья Надежды ухудшилось. Это естественно.


«Война вызывает у стариков разные заболевания, связанные со стрессом. Они беспомощны, когда идут бои», — рассказывает Наталья Солдатова.


Конфликт на востоке Украины идет уже четыре года. Окружающий мир успел забыть об этой войне, и международная поддержка перестала поступать в регион.


В прошлом году ООН удалось собрать лишь треть необходимой гуманитарной помощи. В этом году целевая сумма была снижена до 150 миллионов евро, но и ее оказалось невозможно собрать.


«Моя дочь забрала мою пенсию»


На окраине Луганска находится один из немногих домов престарелых. Он финансируется из пенсионных денег стариков через некоммерческую организацию.


«Мы не бросаем тех, кто в беде. Здесь живут и люди, которые не получают пенсии, так как у них нет удостоверений личности. Их дома были разрушены во время войны», — рассказывает руководительница дома престарелых Светлана Пенчева.


Маленький одноэтажный дом находится в тихой сельской местности.


Неподалеку пасутся коровы. В огороде выращивают овощи. Все это обеспечивает большую часть питания обитателей дома.


В каждой комнате живут от четырех до восьми стариков. Всего в доме обитают около 50 человек. Все они слишком слабы, чтобы справляться самостоятельно.


Сиделка меняет белье на постели пожилой женщины. В соседней комнате сидит ослепшая Нина.


«Война началась в 2014 году. После этого я ослепла. Моя дочь пьет. Она забрала мою пенсию», — рассказывает Нина.


Матрасы в качестве защиты от осколков стекла


В кровати напротив лежит 88-летняя Екатерина и жалуется на свои больные ноги.


Дом престарелых находится вблизи от линии фронта. Пару лет назад несколько снарядов разорвались совсем рядом.


«Это было ужасно. Я вжалась в стену. Тамара спряталась под кровать», — рассказывает Екатерина.


Она всхлипывает от нахлынувших воспоминаний.


Руководительница дома престарелых Светлана Пенчева рассказывает, что сиделки накрывали стариков матрасами, чтобы защитить их от осколков стекла.


В самые сильные бои сиделки сносили стариков в подвал.


По словам Пенчевой, всей пенсии стариков не хватает на финансирование. Работники толком не получают зарплаты. Не хватает средств гигиены, матрасов и медикаментов.


Дом престарелых получает небольшую помощь от Норвежского совета по делам беженцев. Но Пенчева все равно и не рассчитывает на международную помощь.


«Если кто-то захочет предложить нам помощь, мы будем рады, но за призрачными пожертвованиями охотиться не станем».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.