Что не так с папой Франциском? Мне постоянно задают этот вопрос, часто в нем кроется укор: К чему вообще эта язвительная критика? В основном, с нынешним папой почти все так. У него, вне всякого сомнения, есть добрая воля, он демонстрирует подлинную готовность в решении социальных вопросов — и вообще гораздо лучше, чем его предшественник, Бенедикт XVI.


Но этого недостаточно, чтобы разрешить бесконечный ряд кризисов, сотрясающих католическую церковь в последние десятилетия. Дела о сексуальных домогательствах, число которых растет, — один из многих примеров. Франциск не обеспечил достаточное обновление внутри церкви, которая буквально жаждет модернизации. И это едва ли произойдет до окончания его режима.


Впрочем, норвежские СМИ определились, за небольшим исключением. Папа Франциск — всеобщий любимец. Хуже всего здесь христианская, ранее исключительно антикатолическая газета Vårt Land. В ней преобладает утомительная смесь отсутствия знаний и исключительное самодовольство. Я ограничусь тем, что приведу лишь два примера из многих: после блиц-визита папы в Лунд осенью 2016 года для участия в начале празднования юбилея Реформации, газета Vårt land констатировала, что это было событие «мирового значения».


Один из комментаторов газеты к тому же видел по телевизору, что Франциск обнял шведского архиепископа-женщину. И поэтому комментатор решил, что все проблемы между католиками и лютеранами — пройденная стадия.


Комментатор не подозревал, что в самолете по дороге домой из Швеции папа подтвердил инструкции папы Иоанна Павла II о том, что в католической церкви вопрос о женщинах-священниках не является темой даже для дискуссий. А кто потом когда-нибудь слышал еще о «событии мирового значения», как обозвала его Vårt land?


На телеканале NRK все не так плохо. Но, будучи нашим важнейшим поставщиком новостей, государственный канал задает определенный стандарт. И хотя здесь я должен буду воздержаться от конкретных примеров — они есть, я берусь утверждать, что критическая убежденность в освещении католической церкви ослабляется. Радиостанция Р2 в своей программе «Биржа ценностей» довольно долго высоко держала знамя критики в этом и других вопросах. Сейчас этого уже нет. Но католицизм — излюбленный источник, когда надо найти какую-нибудь «приятную» новость.


То, как католическая церковь освещается в Норвегии, представляется менее критическим, чем в других странах. Но вряд ли кто-то поступил более идиотски, чем модный журнал Esquire, который в 2013 году провозгласил папу лучше всех одетым мужчиной в мире.


Вот причины, заставляющие меня относиться к папе Франциску сдержанно.


Во-первых, он, в основном, отстаивает консервативную идеологию. Наиболее явный пример этого — бессмысленная индустрия святых, которая продолжается. По количеству причисленных к лику святых и блаженных Франциск может померяться с Иоанном Павлом II. На площади перед Собором Святого Петра вскоре после интронизации раздавались похожие на аптечные коробочки с веночками из роз — как знак того, что Богоматерь по-прежнему рассматривается в качестве универсального лекарства.


Подобное вызывает ликование у консервативных норвежских католиков. Многие твердо верят в то, что Святая Тереза из Лизьё (1873-97), которая пришла в монастырь, когда ей было 15 лет, и прожила свою недолгую жизнь в строгой изоляции, может научить нас чему-то абсолютно решающему о том, как жить в современном мире. Подобные идеи в последний раз появились в газете Klassekampen, в статье Эйвора Офтестада (Eivor Oftestad) 1 марта.


Еще папа Франциск ограничил перемены внутри самой церкви. Было предложено много реформ, но практически все они были остановлены или забыты. Это касается и назревшей структурной реформы, устаревшей сексуальной морали — и в том числе и позорных условий, которые церковь предлагает женщинам-католичкам.


У Франциска есть очень немногое от добродушной, но грубоватой решительности папы Иоанна XXIII. Буквально через пару недель после вступления в должность тот сообщил, что будет созван Собор для обновления церкви. Сопротивление оказалось гораздо сильнее, чем то, которое сейчас испытывает Франциск. Но Иоанн оставался непоколебим, Второй ватиканский Собор (1962-65) состоялся. И хотя его решение по-прежнему официальное католическое учение, нынешний папа не смог — а, возможно, и не захотел — поддерживать жизнь в импульсах этого новаторского собрания.


В-третьих, становится все более ясным, что папа Франциск, несмотря не несколько попыток, вовсе не является спасителем в острых политических конфликтах. Благие намерения, как правило, уходили, как вода в песок. Накануне его поездки в Палестину в мае 2014 года, все были преисполнены самых радужных ожиданий, но конкретные результаты были в лучшем случае скромными. А те двенадцать сирийских беженцев, которых Франциск забрал с собой домой, когда посещал лагеря беженцев на Лесбосе в апреле 2016 года, были тут же переданы в социальные учреждения Рима.


Я считаю, что многие церковные руководители, в том числе и в Норвегии, дают гораздо более приемлемый политический анализ различных событий, чем папа Франциск. Но у СМИ они такого же восторга не вызывают.


Католическая церковь постепенно обзавелась большим числом советников по вопросам пиара и имиджа. Их задача — заставить нас думать, что церковь меняется, хотя на самом деле этого и не происходит. Я видел фотографию папы, когда он гладит по голове больного ребенка, причем главного советника Ватикана по коммуникациям Грега Бёрка (Greg Bruke) — в послужном списке которого от Fox News до архиреакционной группировки Opus Dei, на заднем плане не было. Но всё, тем не менее, выглядело довольно постановочно.


Здесь Франциск вносит свой вклад с хорошо просчитанной двусмысленностью в заявлениях, которые настолько туманны, что их можно толковать по-всякому. Фраза Кто я такой, чтобы судить (Who am I to judge)… — о положении гомосексуалистов, стала воистину легендарной. Высказывание о том, что женщины важнее епископов, удручает, поскольку папа не сделал ничего, чтобы как-то изменить тот факт, что они совершенно невидимы в церковном руководстве. Недавно он намекнул, что ада нет. Пресс-служба курии быстренько поспешила с опровержением: никакого повода для беспокойства.


Многое в шумихе в СМИ, связанной в Франциском, объясняется политикой символов. По этой части католическая церковь большой мастер. И сейчас у многих колени от этого просто подгибаются. Хотя и следовало ожидать, что пресса обладает очень незначительной степенью критического сознания по отношению к наиболее пустым высказываниям. Больно смотреть, как это происходит.


Я не питаю иллюзий по поводу того, что смогу изменить массовые настроения в норвежских СМИ. Но можно хотя бы надеяться на то, что критическая точка зрения все-таки появится снова.