Несмотря на блеск намеченной на понедельник инаугурации после триумфального переизбрания, над президентом России сгущаются тучи. Власть столкнулась не только с дипломатической изоляцией со стороны западных стран, но и с внутренними протестными движениями.


За полтора месяца до Чемпионата мира по футболу, который пройдет в Москве и десяти других российских городах, Владимир Путин стремится отполировать свой имидж. 7 мая переизбранный с рекордным результатом в 76% президент официально вступит в четвертый по счету мандат после 18 лет у власти. Этому событию будет посвящена грандиозная церемония инаугурации в Кремле.


Как бы то ни было, намеченная за два дня до того в Москве демонстрация лидера оппозиции Алексея Навального (его не допустили к участию в выборах) напомнит, что это избрание было всего лишь операцией по продлению на шесть лет пребывания Владимира Путина в Кремле, с сохранением видимости демократии, но без настоящей конкуренции. Но все это — всего лишь бессмысленные и не отличающиеся размахом протесты по сравнению с популярностью президента, которая на самом деле весьма велика, хотя в значительной мере и опирается на пропаганду.


Напоминание о Сочи


Как и с Олимпийскими играми в Сочи, которые были прекрасно организованы в 2014 году на черноморском курорте, Владимир Путин строит большие планы на Чемпионат мира по футболу. Он будет проводиться по всей стране от Калининграда до Екатеринбурга и превратит Москву в футбольную столицу. Все это дает России шанс на новый имидж и позволит президенту укрепить свою «мягкую силу». Таким образом, это мероприятие будет не просто состязанием. Оно продолжает череду спортивных зрелищ с политическим подтекстом от Чемпионата по легкой атлетике в Москве в 2013 году, до нового этапа «Формулы 1», который теперь каждый год проходит в Сочи на трассе между бывшими олимпийскими катками.


Как и накануне Олимпиады, политических споров предостаточно. Возникает множество вопросов о коррупционных схемах, которые скрываются за стоимостью стадионов. Это не говоря уже о допинге. В обоих случаях геополитическая обстановка выглядит не лучшим образом: в 2014 году все осложнял украинский кризис, а в 2018 — война в Сирии и отравление бывшего российского шпиона в Англии. Москва оказалась в дипломатической изоляции и под санкциями Запада, который обвинил ее в поддержке использования Дамаском химического оружия и применении сильного яда против получившего убежище в Лондоне бывшего агента. Москва ответила на все отрицанием, привычными заявлениями о «провокации» и осуждением так называемой русофобии Запада.


Как бы то ни было, Владимир Путин не хочет, чтобы вложенные в футбольный праздник силы оказались напрасными. Тем более что теперь тон Запада смягчился, и там уже не слышно призывов к бойкоту. Запланированная на конец мая поездка Эммануэля Макрона в Москву, а затем на экономический форум в Санкт-Петербург в конечном итоге тоже была подтверждена. «Мы говорим со всеми», — отметил президент, который все же довольно жестко отозвался о Владимире Путине на фоне своей поездки в США: «Он силен и умен, но, не будем наивными, он одержим вмешательством в наши демократии». В Кремле предпочли не реагировать на эти слова.


Проявили в Москве аналогичную стойкость и после недавних западных ударов по Сирии. Все ограничилось словами без военной реакции, на которую изначально были намеки. В конечном итоге Россия повела себя тем умереннее, что ее объекты не оказались в списке целей. Кремлевские телеканалы представили эти удары в рамках ставшей привычной для телезрителей логики: русофобски настроенный Запад разжигает напряженность.


Два символических события


Хотя реальная политика вновь заявила о себе и позволяет Кремлю проводить чемпионат так, словно ничего не случилось, два происшествия в России все же омрачили политическую картину для Владимира Путина после его переизбрания: свалка в Волоколамске и пожар в торговом центре в Кемерово. Оба этих локальных происшествия бросили тень на созданную президентом систему: от ставшей причиной всех проблем коррупции до освещения в СМИ с игнорированием народного гнева.


Жители подмосковного Волоколамска осмелились выступить с протестом против источающей зловоние свалки, из-за которой в марте порядка 50 детей попали в больницу с приступами тошноты. В ходе местных демонстраций на улицу вышел каждый четвертый житель. Эта небывалая ситуация для путинской России представляется тем более опасной для Кремля, что другие города приняли эстафету и начали протесты против коррупции. Долгое время из-за нее закрывались глаза на вызывающее тревогу качество воздуха. Недовольство вспыхнуло с новой силой, когда жители Волоколамска увидели, что телевидение представляет их детей не жертвами, а «марионетками оппозиции».


В сибирском Кемерово население выступило против коррупции и попустительства властей после пожара в торговом центре 25 марта, в результате которого погибли 64 человека, в том числе 41 ребенок. Возгорание возникло из-за короткого замыкания, а большое число жертв объясняется целой чередой нарушений и, в целом, коррупцией, попустительством и небрежностью. Администрация центра пять лет не выполняла необходимые правила безопасности.


Когда семьи начали протестовать, власти принялись за «оппозиционеров», которые якобы стремятся «пропиариться» на трагедии. Такой диалог слепого с глухим отражает кризис доверия в системе, которая, отрицая протесты, отказывается усомниться в себе. Причем это касается не только Волоколамска или Кемерово… Владимира Путина ждет не только праздник футбола после триумфального переизбрания, но и грубое возвращение к реальности.