Надо отдать Владимиру Путину должное: он не сторонник половинчатых решений. Он только что в четвертый раз был приведен к присяге в качестве президента России, а, возможно, если приложить некоторые усилия, ему удастся сделать это и в пятый раз? Он позволяет избивать и арестовывать демонстрантов — в последний раз это было накануне инаугурации — и он своими солдатами поддерживает преступный режим Башара Асада в Сирии. Он аннексировал Крым, развязал войну на востоке Украины, удерживает бандита — Рамзана Кадырова — у власти в Чечне и финансирует хакерские атаки против таких разных по величине государств, как США и Дания. Его посол угрожает датскому правительству ядерной атакой, если Дания присоединится к западной системе противоракетной обороны, а его истребители кружили над Борнхольмом во время политического фестиваля «Народное собрание».


Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Путин ведет себя, как хулиган, и именно поэтому его речь во время помпезной церемонии в Кремле в начале этой недели представляет собой настолько завораживающее чтение. Путин заявил, что Россия нуждается в прорыве во всех областях, и что только «свободное общество», открытое всему «новому и прогрессивному», может покончить с несправедливостью, инерцией, противниками модернизации и бюрократическим параличом.


В этом он, конечно же, прав, но все это немного напоминает мясника, говорящего о прелестях вегетарианства. В это не очень веришь, потому что Путин стоит в главе России с 2000 года, один период он, правда, формально был главой правительства. При нем ситуация стала хуже, тот прогресс, плоды которого мог ощутить растущий средний класс, был существенно урезан. Это объясняется не только финансовым кризисом и другими проблемами, за которые Путин ответственности не несет. Президент никогда не пытался поддерживать независимую, производящую что-то и перерабатывающую экономику, что означает, что в Россия и сегодня экономика вполне африканская, где сырье — в особенности газ и нефть — отправляют за рубеж, где их перерабатывают и возвращают обратно в виде товаров.


Добавьте к этому и тот факт, что большинство СМИ стали односторонними, свободу слова ограничили, а коррупция — особенно в кругах, близких к Путину — переживает настоящих расцвет, и вы получите государство, которое доходит до ручки и экономически, и морально.


Еще Путин утверждает, что Россия стала влиятельным участником мирового сообщества. Да, это так, если он под этим подозревает уже упомянутое выше вмешательство в дела других стран. Но с уважением к России не относится никто, если не считать Сербию, речь о которой шла в нашей газете несколько дней тому назад, или Молдавию с мятежным регионом Приднестровье. У них есть общее: они финансируются и/или подвергаются колоссальному давлению со стороны людей Путина. Для многих граждан это означает, что дня них настали тяжелые времена, поскольку пришедшие к власти политики злоупотребили их стремлением к стабильности.


Руководитель российской демократии единоличного лидера знает, то он не может отказаться от своих методов полицейского государства. Он может взглянуть на бывшую союзную республику Армению, где сравнительно неизвестный лидер оппозиции за какую-то неделю или две смог сместить многолетнего правителя с помощью демонстраций, которые в конце концов частично охватили даже вооруженные силы. Он может также взглянуть и на страны Прибалтики, на то, как они изменились, порвав с Москвой и перейдя к демократии и рыночной экономике. Если Россия поступит так, как Армения и Прибалтика, которые, если быть справедливыми, и меньше, и более управляемые, это будет означать конец Путина и его дружков. Поэтому режим будет продолжать делать так, как привык — с клакерами типа скандального бывшего немецкого канцлера Герхарда Шрёдера — еще какое-то время, и это стыдно.