По мнению доверенного лица Путина Сергея Маркова, Россия должна проложить путь из Москвы в Крым через несколько «русских» городов Украины. Есть ли в Кремле такие планы захвата?— Ред.


Что касается идеи, что у Путина есть планы захвата украинских городов, включая Харьков и другие — если бы у Путина были такие планы, то у него был единственный шанс эти планы попытаться реализовать в обстановке неразберихи и полной неуверенности весны 2014 года. Когда еще Запад не успел толком ввести никаких санкций, в Украине не было президента, армия была абсолютно в разобранном состоянии, в обществе был раскол, по крайней мере, можно было подумать, что в обществе есть раскол — в тех же Харькове, Одессе и так далее.


Тогда был момент. Если бы у Путина были бы серьезные планы захвата украинских городов, можно было бы попробовать в это сыграть. Сейчас, через 4 года, такой возможности физически нет. Просто нет. В Украине есть такое или другое, но государство. Есть армия, сильная или слабая, но армия. Есть жесткие западные санкции. И Россия совершенно не в том состоянии, чтобы осуществлять массированную агрессию.


Есть тому простое доказательство. С 2014 года Россия стоит на месте, не продвинулась ни на один сантиметр в Украине. Более того, как я понимаю, или вообще нет попыток разжечь внутреннее противостояние в Украине, такое, какое было в 2014 году — с пророссийскими митингами и так далее. Или, если такие попытки делаются, то они ни к чему не приводят.


Так что никаких физических возможностей для этого нет, и абсолютно точно, что никакого такого плана тоже нет.


Другое дело, что если в следующем году, когда будут выборы президента, у вас опять безумно обострится ситуация и пойдет какой-то раскол в обществе, тогда ситуация может измениться. Но на данный момент и на обозримую временную перспективу абсолютно никаких планов нет, а что говорит Марков или любой другой человек — ну говорит и говорит. Марков говорит одно, Шендерович другое, Шевченко говорит третье, Явлинский четвертое. Люди вообще могут говорить, рты им закрыть невозможно. Но эти разговоры никакого значения, кроме личных мотивов говорящего, не имеют.