Берлин — О том, что писатель Владимир Каминер русский, можно догадаться по одной его черте: он любит начинать рассказ с анекдота. В 2016 году Каминер был приглашен на книжную выставку-ярмарку в городе Турку, где ему удалось встретиться с супругом женщины, отвечавшей за программу выставки.


Этим супругом оказался президент республики Саули Ниинистё (Sauli Niinistö). Местом встречи была резиденция президента Култаранта в Наантали, и темой беседы была Россия.


«Президент выглядел обеспокоенным. Однако я был бы удивлен, если бы он не беспокоился. Страх — плохой советчик, но он помогает оставаться начеку».


По воспоминаниям Каминера, в тот год они говорили о беженцах, приезжавших с востока, которые пересекали границу, судя по всему, с благословления России.


«Так Россия тестирует Запад. Она проверяет в Европе каждый стул и каждую ножку стола и выискивает слабые места», — рассказывает Каминер в берлинском районе Пренлауэр-Берг, где находится его дом.


По информации Канцелярии президента Финляндии, для писателей, принимающих участие в выставке, организуется прием в резиденции президента Култаранте. Президент не помнит, что он говорил с Каминером, но их встреча, вероятно, состоялась на приеме.


Каминер говорит, что встречался и с бывшим президентом Тарьей Халонен (Tarja Halonen). С ней он разговаривал о том, как ходил за грибами. Это тоже очень по-русски.


На самом деле, человек по имени Владимир Каминер — русский. Как писатель он считает себя немцем. Каминер, проживший в Германии 28 лет, пишет на немецком языке. В написании его имени появилась W на немецкий манер. Интервью он предпочитает давать на немецком, а не русском.


Каминера называют любимым русским Германии. Он понимает русских, понимает немцев и знает, что немцы думают о русских.


«Немцы не хотят проблем с русскими. Но они не всегда понимают, что мир стал настолько маленьким, что действия России, даже, например, в арабских странах, оказывают влияние и на них».


Европе важны мысли немцев о России. Это можно объяснить Второй мировой, холодной войной и тем, что сейчас Германия является лидером ЕС. Руководство Финляндии тоже внимательно следит за политикой Германии в отношении России.


В Европе часто удивляются двоякой политике Германии в отношении России. Санкции поддерживают, рассматривая их как противодействие войне на востоке Украины, но в то же время Германия ведет с Россией переговоры о газопроводе, который принесет вред Украине.


«Немцы считают, что Россия может вести себя немного странно. Так было всегда, Россия всегда шла своим особым путем», — говорит Каминер.


Новый министр иностранных дел Хайко Маас (Heiko Maas) слегка ужесточил политику Германии в отношении России, и это вызвало протесты в его Социал-демократической партии. В партии социал-демократов сложилась сильная традиция «восточной политики», еще со времен холодной войны и канцлера Вилли Брандта (Willy Brandt), когда отношения с восточным соседом пытались нормализовать.


Правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» и Левая партия являются откровенно пророссийскими. В правительственных партиях Христианских демократов и СДП внутреннего разлада больше.


В Германии термин Putin-Versteher используется обширно и означает сторонников Путина, оправдывающих действия современной России. С этим понятием связан так называемый whataboutism: конечно, Запад тоже начинает войны и занимается пропагандой, может сказать Putin-Versteher, защищая Россию.


По словам Каминера, неопределенность отношений Германии с Россией вызвана рядом причин. Во время холодной войны трудные вопросы отношений с Россией за Западную Германию решала в основном Америка.


По сравнению с Финляндией времен Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, здесь есть большое различие.


«Германия и Европа в течение многих десятилетий были в тени большого брата. В собственной внешней политике или диалоге с Россией необходимости не было. В то время все отношения с Россией были связаны с песнями и танцами. То, что не относилось к культуре и экономике, не касалось никого».


Сейчас Америка Дональда Трампа (Donald Trump) покидает фронт западных стран. Большого брата больше нет. Европе и особенно Германии нужно самостоятельно выстраивать отношения с Россией.


Европа внимательно следила за встречей Владимира Путина и Меркель в Сочи. Меркель, в свою очередь, прислушивалась к своим избирателям. Отношения к России создают в Германии внутренний раскол на бывшую Восточную Германию и более критично настроенную Западную Германию.


Согласно опросам общественного мнения, больше половины немцев хотели бы сближения Германии и России. Путина считают не такой большой проблемой, как Трампа.


Отношение немцев к России можно охарактеризовать в первую очередь как эмоциональные, даже немного «романтизированные». На территории бывшей Восточной Германии ностальгируют по тем временам, когда ее граждане вместе с русскими строили социализм. На больших стройках они сидели все вместе у костров и пели, рассказывает Каминер. Были общества дружбы, — в которые, правда, иногда заставляли вступать — но люди общались друг с другом.


«Ко мне по-прежнему приходят представители Восточной Германии, у которых есть старые членские билеты обществ дружб. Они говорят, что десятилетиями платили членские взносы, но где же сейчас эта дружба?»


У Каминера есть стандартный ответ для своих собеседников. Россияне остались такими же, но у них на данный момент есть большие проблемы с политикой. Каминер — не Putin-Versteher, он относится к политике Путина очень критично.


В Западной Германии, в свою очередь, не было подобных контактов с обычными русскими. Однако отношение к России все же было особенным, правда, в другом отношении.


«В Западной Германии Россия ассоциируется с большой душой и фатализмом. Они любят и в то же время боятся большого и неизвестного».


Финнов может сбить с толку то, что люди, жившие в Восточной Германии, надеются на сближение Германии с Россией. То есть со страной, предшественник которой, СССР, был главной причиной притеснений в Германии.


Современная Россия поступает сейчас в отношении собственных граждан так же, как она поступала в отношении граждан Восточной Германии. Реальной демократии нет, гражданские права постоянно ограничиваются. В тюрьму можно легко попасть по политическим основаниям. И все же Putin-Versteher живут в основном на востоке.


74-летняя Ирмтрауд Музольд (Irmtraud Musold), выросшая в Восточном Берлине, выступает против антироссийских санкций, наложенных ЕС. Она рассказывает, что репрессии в ГДР были ужасающими, но, по ее словам, русские не виноваты.


«Возможно, русские показали пример, но аппарат репрессий был в руках немцев. Они поступали гораздо ужаснее».


Музольд прогуливается у советского памятника в Трептов-парке, где захоронены советские солдаты, павшие в годы Второй мировой войны. Памятник олицетворяет вторую причину понимания немцами России.


Германия виновна не только в массовом уничтожении евреев во Второй мировой войне, но и в смерти десятков миллионов советских солдат.


«Германия совершала действительно ужасные поступки по отношению к детям, женщинам и русским военнопленным. Конечно, мы все еще чувствуем вину в произошедшем», — говорит Мусолд.


«Позже русские относились к нам довольно сурово. Но мы сами это начали».


Вторая мировая война тесно вплетена в судьбы немецких и российских семей. В Германии стыдятся произошедшего, а в России национализм, вышедший на новый круг, еще сильнее подчеркивает победу СССР над нацистской Германией.


Каминеру, который родился в Германии, напыщенное празднование Дня Победы кажется чем-то странным. Зачем праздновать войну, которая унесла десятки миллионов жизней?


«День Победы сейчас используется как элемент политики. Это должен быть день скорби и печали», — говорит Каминер.


На самом деле, победителем в войне, пожалуй, не была преемница Советского Союза Россия. Каминер говорит, что Германия победила, проиграв войну. Она отказалась от тоталитарных устоев и таким образом получила прививку от присутствия радикальных движений у власти на очень долгое время. Советский Союз победил технически, но современная Россия очень слаба.


Именно из-за своей слабости, по мнению Каминера, Россия агрессивно относится к зарубежным странам. По его мнению, война — последняя возможность слабых государств спрятаться от внутренних проблем, когда ничего другого придумать не получается.


«Война — это обновление параметров, перезагрузка».


Германии от конфликта никакой пользы, в отличие от Владимира Путина, который страдает от экономических проблем. В современной Германии очень распространено пацифистское мышление, и она, например, не участвовала в сирийском конфликте, как Франция и Великобритания. В последние годы руководство Германии говорило, что готово взять дополнительную ответственность за безопасность в Европе, но доказательств этого заявления еще ждут.


В отношении России Ангела Меркель заняла более строгую линию, чем многие другие европейские руководители.


Мировая политика, которая воплощается в лидерах Китая, США и России, вынуждает Европу выйти из тени сверхдержав совсем в ином свете. Выход США из сделки по Ирану — масштабная проверка, поскольку государства Европы заверили, что они из сделки никогда не выйдут.


Многие ждут, что Германия покажет остальным странам пример действий.


«Германия может посчитать себя голубем мира, не только в отношении внутриполитических вопросов, но и в отношении государств-нарушителей. Но ведь «мировых полицейских» уже нет. Больше нельзя позвонить американскому полицейскому и пожаловаться, что хулиганы плохо себя ведут», — говорит Каминер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.