После 27 лет независимости правительство Латвии решило дать волю своему недовольству. В ближайшие несколько лет преподавание в русских школах страны переведут на латышский язык.


На Украине подобное решение положило начало войне и российскому вторжению. В Латвии русских оно тоже сильно разгневало. И у их протестного движения уже появились свои мученики.


Американские агенты в штатском прибывают в страну небольшими группами. В их задачу входит поднять на псевдовосстание русскоговорящих жителей страны, чтобы потом власти под этим предлогом могли задержать множество русских активистов. Потом их отправят во временный концентрационный лагерь, который устроят на стадионе «Сконто», национальной футбольной арене.


Цель — этническая чистка, проводимая при сотрудничестве правительства Латвии с США.


Этих драматических событий ждали 12-15 мая в связи с большими учениями НАТО в Латвии, а описал их несколько недель назад на Фейсбуке Александр Гапоненко, известный пророссийский активист в Риге.


История быстро распространилась среди русскоговорящего населения Латвии и попала в ряд российских СМИ, в том числе в большое государственное новостное агентство «РИА Новости».


Проблема в том, что этот сценарий не имел ничего общего с действительностью. Названные даты прошли без всяких массовых задержаний или концентрационных лагерей. Да и никаких учений НАТО, при участии США или без них, в мае в Риге вообще не планировалось.


А вот возмущение российско-латышских активистов в лояльных Кремлю кругах, к которым относится и сам Гапоненко, вполне реально и велико.


«Мы должны создать угрозу. Речь идет о постепенной радикализации протестов, о том, чтобы ударить жестко», — заявил Владимир Линдерман, другой русско-латышский активист, на выступлении 31 марта.


Александра Гапоненко задержали 20 апреля, и он до сих пор находится под стражей под подозрением в нарушении статьи 80 уголовного кодекса Латвии, которая касается деятельности, направленной против независимости страны.


«Александр говорит, что устроил голодовку в знак протеста против тирании», — рассказал его друг Владимир Линдерман журналистам у здания суда в Риге.

© Sputnik, Sergey Melkonov
Владимир Линдерман

Российский сайт «Спутник» в одной из статей привел слова других их сторонников, согласно которым, велик риск, что Гапоненко могут убить в тюрьме.


Во вторник Линдерман также был задержан переодетыми сотрудниками полиции безопасности в Риге.


Примерно четверть населения Латвии — русские. Если учитывать и другие группы (украинцев, белорусов, евреев), чей основной язык — русский, эта доля будет еще выше, более 35%.


Сейчас многие из русскоязычных жителей страны рассержены. На демонстрации против правительства в Риге собрались до 10 тысяч человек, а комментарии в социальных сетях пестрят словами вроде «геноцид», «этническая чистка» и «концентрационный лагерь».


Правительство называют экстремально националистическим и фашистским. Членство Латвии в НАТО сравнивают с оккупацией. А в лице Александра Гапоненко и Владимира Линдермана протестное движение получило собственных мучеников.


Точно так же, как на востоке Украины четыре года назад, все дело — в русском языке. Там новый закон, который понизил статус русского языка в Донецкой области (и который потом отозвали), стал искрой, разжегшей пламя сепаратизма и положившей начало российскому вторжению, а также войне, которая унесла уже более 10 тысяч жизней и продолжается до сих пор.


В Латвии в 2018 году речь зашла о языке преподавания в школах. В апреле президент Раймондс Вейонис (Raimonds Vejonis) подписал реформу, которая в принципе отменяет русские школы, где получала образование большая часть нелатышей страны.


В старших классах с 10-го по 12-й в течение трех лет все преподавание постепенно переведут на латышский, за исключением уроков русского языка. В младших классах доля латышского тоже сильно увеличится.


За латышской школьной реформой стоит министр образования Карлис Садурскис (Karlis Sadurskis), он продвигал этот вопрос в течение двух десятилетий.


Садурскис стал объектом ненависти многих русских активистов, на демонстрациях его называют «черным Карлисом». Но сам он аргументирует свою реформу тем, что она как раз поможет русскому населению.


«Если давать детям образование в двух отдельных системах, трудно понять, как нам объединить эту страну», — сказал министр газете «Дагенс Нюхетер».


«Ситуация по-прежнему такова, что 20% учеников из числа меньшинств недостаточно хорошо владеют латышским. У них будут серьезные проблемы на рынке труда, если они не выучат язык».


Латышский — единственный официальный язык страны, и, конечно, это правда, что тот, кто им не владеет, не может занять государственную должность. Но в то же время в частном секторе ситуация может быть прямо противоположной, в особенности в Риге, где более 40% населения — русскоговорящие.


Одна моя латышская знакомая рассказала, что ее сын не может найти работу, например, в рекламе или ресторанной отрасли, потому что плохо говорит по-русски.


Во многих отношениях школьная реформа призвана обеспечить выживание самого латышского языка, на котором говорят менее 2 миллионов человек. В памяти еще свежа советская политика русификации. С 1940 по 1991 год доля русских в Латвии увеличилась более чем в три раза, и большая часть мигрантов не стремились учить латышский язык.


Министр Садурскис ранее говорил в интервью, что правительство до этого демонстрировало «чрезмерную терпимость» к русскоговорящим. Сейчас он такие слова поизносить не хочет.


«Ну, мы должны позаботиться о том, чтобы эта группа интегрировалась в общество».


Татьяна Жданок — ветеран радикальной политики среди русских в Латвии. Для нее школьная реформа настолько важна, что она отдала свой мандат в Европейском парламенте коллеге по партии «Русский союз Латвии» и вернулась домой в Ригу.

Депутат Европейского парламента от партии "Русский союз Латвии" Татьяна Жданок

«Мы должны собрать все свои силы и бороться с этим. Речь идет о принудительной ассимиляции», — говорит 68-летняя Жданок. В офисе партии, где она приняла «Дагенс Нюхетер», в ожидании следующей акции протеста аккуратно расставлены свернутые плакаты.


Кое-кто называют таких людей, как Татьяна Жданок, пятой колонной, локальными приспешниками Кремля, которые получают деньги от Москвы и не преминули бы свергнуть правительство страны, если бы Путин подал им такой знак.


В марте 2014 года она была в Крыму в роли наблюдателя во время референдума, который признала лишь Россия и который дал Москве повод аннексировать украинский полуостров. На доске в офисе партии закреплен бейджик с ее именем с конференции в Ялте в 2013 году, где советник Путина Сергей Глазьев угрожал Украине последствиями, если страна подпишет договор с ЕС.


Но Татьяна Жданок утверждает, что она от Москвы не зависит и больше занимается правами меньшинств и постановлениями суда, чем «чем маленькими зелеными человечками», то есть русскими солдатами в форме без знаков различия, которые обеспечили захват Крыма.


«Мы ведем борьбу с помощью демонстраций и судов. Но мы хотели бы также, чтобы Россия наложила санкции на латышские предприятия, которые сотрудничают с антироссийскими партиями», — говорит она и, пользуясь случаем, критикует ЕС.


«Правящие партии в Латвии — гораздо худшие националисты, чем Ле Пен или австрийская АПС (Австрийская партия свободы). Они еще более ксенофобские. Но, очевидно, когда кто-то настроен против нас, русских, это ксенофобией не считается».


Когда недавно был задержан активист Александр Гапоненко, Жданок организовала протесты у здания тюрьмы и предложила заплатить за него залог. Она говорит, что сделала это из принципа, а не потому, что согласна со всем, что говорит Гапоненко.


«Дагенс Нюхетер»: Но вы правда всерьез полагаете, что Запад попытается спровоцировать беспорядки тут, в Латвии, чтобы свалить вину на русских?


Татьяна Жданок: Да, конечно. Такие планы точно есть. Они ведь, например, показывали по латышскому телевидению фильм «Би-би-си», где рассказывалось, что Третья мировая война начнется здесь. Там даже была женщина-политик, которая выглядела, как я.


Фильм «Би-би-си», который упоминает Жданок, называется «Третья мировая война: В командном пункте» (World War Three: Inside the War Room). В нем используется вымышленный сценарий, в ходе которого в Латвии начинается масштабный конфликт. Однако для западных зрителей очевидно, что ни «Би-би-си», ни Великобритания не хотят, чтобы это произошло.


По словам Жданок, ее телефон прослушивают, а почту просматривают, контролируют и нашу встречу в офисе партии. И она постоянно должна быть готова к «провокациям», под которыми подразумеваются фальшивые сторонники и подставные протестные инициативы.


Через пару дней после интервью, Жданок вызывали в полицию безопасности на допрос.


В школе номер 34 в Риге 12-классница Ника Фролова только что получила назад свое сочинение о «Мастере и Маргарите» Булгакова с оценкой «отлично». В последние три года, помимо уроков русского, Ника и ее одноклассники на своем родном языке изучают химию и физику, в то время как остальные предметы преподаются на латышском.


Но скоро русский постепенно практически совсем исчезнет из расписания даже в заведениях, которые все называют «русскими школами».


«У меня нет никаких проблем с латышским. А русский я получаю дома. Знать два языка — это ведь только преимущество», — говорит Ника Фролова.


Благовоспитанная Ника — образцовая ученица, которую выбрало руководство школы для встречи с нами, иностранными журналистами. Наверное, она — не такой уж типичный ученик, так как многим ее товарищам латышский дается гораздо труднее.


Директор школы Наталья Рогалёва соглашается, что многие родители настроены критически, и что некоторые могут забрать своих детей из школы, когда оттуда исчезнет русский язык. Альтернативой для тех, у кого есть на это средства, могут стать частные школы.


«Конечно, многие обеспокоены. Они больше всего боятся, что ученики не будут понимать, что говорят учителя, и качество преподавания упадет. Отчасти они в этом правы, реформа проводится слишком быстро, и мы не успеваем подготовиться», — говорит Наталья Рогалёва.

Первомайская демонстрация штаба защитников русских школ в Риге. 1 мая 2018

«Мы собираемся организовать родительское собрание, на котором все смогут выразить свое беспокойство».


Сама директор двуязычна и свободно переключается с русского на латышский и обратно. По ее мнению, то, что все выучат латышский как следует, и русскоязычных «пузырей» в обществе не останется, по сути своей хорошо.


«Я русская, но в то же время это моя страна. Я никуда не собираюсь уезжать».


В 2014 году Россия аннексировала Крым и спровоцировала восстание на востоке Украины, которое потом развилось в полномасштабную войну. В том же году рекордное число латышей записались добровольцами в Национальную гвардию.


«Желающих было огромное количество. Люди хотели встать на защиту Латвии, на случай, если бы русские и здесь решили устроить что-то подобное», — говорит полковник Марекс Озолиньш (Mareks Ozolins), командир бригады в Национальной гвардии, которая сейчас интегрирована в оборону страны.


«Сейчас этот поток немного уменьшился. Тем не менее наша цель в этом году — 500 новых рекрутов. Угроза с востока сейчас не остроактуальна, но ведь никогда не знаешь наверняка», — говорит Озолиньш.


Рекруты Национальной гвардии получают доступ к оружию, чаще всего к автомату, и регулярно участвуют в учениях — иногда вместе с около 1,1 тысяч иностранных солдат НАТО, которые сейчас размещены в Латвии.


То, что потенциальные враги — русские (из России или местные), настолько само собой разумеется, что это даже не обязательно уточнять. Мягко говоря неравномерный набор в гвардию служит тому подтверждением. Почти все новобранцы на сегодня — латыши, и лишь 0,05% — русскоговорящие, по словам пресс-офицера Иевы Карлсберги (Ieva Karlsberga).


Мы встретились с полковником Озолинсом в Мадоне, маленьком городке на востоке Латвии, в котором в этом году развернется большой военный парад, и страна продемонстрирует свои военные мускулы вместе с солдатами НАТО из Канады, Испании, Италии и ряда других стран.


У одной из палаток интересующиеся граждане могут испытать какое-нибудь оружие под руководством капрала. Каспарс Курпниекс (Kaspars Kurpnieks) делает вид, что стреляет из снайперской винтовки.


«Я бы с удовольствием пошел в Национальную гвардию, если бы у меня было время. Конечно, против Латвии существует угроза, ведь ходят же слухи, что они вторгнутся сюда из-за этого нового школьного закона, — говорит он. — Но сам я ничего не имею против русских. И большинство из них учат латышский совершенно добровольно».


Когда латышский президент подписал закон о школьной реформе, и министерство иностранных дел в Москве, и верные Путину члены Думы, выразили протест. Это «языковой геноцид» и «открытый нацизм», утверждал один парламентарий. Российский посол в Риге недавно сказал, что цель реформы — «вытеснить русскоязычное население из страны».

Лидер Штаба защиты русских школ Александр Гапоненко на "Марше разгневанных родителей" в Риге

Мирослав Митрофанов, русско-латышский член Европейского парламента, в свою очередь говорит об «объявлении войны».


Его и других пророссийских политиков вроде Гапоненко, Линдермана и Жданок, многие, в том числе и русскоязычные жители страны, считают экстремистами. В то же время развернувшиеся дебаты о школьной реформе играют им на руку.


Сам я вспомнил о Сергее Шувайникове, лидере пророссийской партии с сомнительной репутацией в Крыму, с которым я встречался в сентябре 2008 года. Он сидел в подвале на фоне обоев с орнаментом в виде берез и мечтал, как полуостров однажды будет принадлежать России. С политической точки зрения он в этой обособленной части Украины был совершенно вне игры.


Сегодня же он — ведущий парламентарий в российском Крыму.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.