Вот мы и миновали важную языковую веху в истории Швеции: арабский стал вторым по распространенности родным языком среди населения. А значит, финский, который занимал это место с самого начала существования Швеции как страны, теперь сброшен на одну позицию вниз.


В 2015 году я издал книгу под названием «Языки Швеции» в попытке разобраться, на каких языках говорят в стране. Сделано это было из-за того, что у нас нет статистики, посвященной языковой принадлежности граждан. Это может показаться странным, учитывая, что Швеция гордится своей традицией много внимания уделять статистике. Кроме того, мы привыкли считать, что «большой брат» всегда пристально следит за всеми нашими действиями и высказываниями. Еще можно добавить, что большинство стран в мире ведут статистику по языковой принадлежности своего населения, но Швеция к ним не относится.


Не то чтобы такая идея вообще никогда не возникала, но почему-то когда кто-то (например, ООН или Европейский союз) предлагал шведским властям проявить интерес к этому вопросу, предложение игнорировалось вне зависимости от того, кто в тот момент находился в стране у власти.


А все потому, что это очень щекотливая тема. Власти рассуждали, что регистрировать языковую принадлежность значит почти то же самое, что этническую, а это уже почти что подготовка геноцида. Вот почему шведское государство, ссылаясь на «неприкосновенность личных данных», практически гордится своим неведением в этой сфере. При этом довольно редко упоминают, что страны вроде Финляндии, Швейцарии и Канады, очевидно, прекрасно справляются с поддержанием своих демократических общественных систем, при этом обладая информацией о языковой принадлежности граждан. Не говоря уже о том, что статистика о других щекотливых вещах, вроде политических симпатий, венерических заболеваний и потребления марихуаны, уже существует.


Как бы то ни было, моя книга вышла в разгар того периода новой истории Швеции, который обычно называют «миграционным кризисом», и я был вынужден вставить в нее замечание, что, наверное, в ближайшее время языковой состав Швеции порядком изменится. Пусть это предположение не было таким уж оригинальным, все равно сейчас я могу похвастаться, что оказался прав.


Тогда самым распространенным родным языком в Швеции после самого шведского был финский, но при этом число говорящих на нем в стране быстро снижалось. В то же время число арабоговорящих граждан за 10 лет удвоилось и сейчас составляет, вероятно, более 200 тысяч человек. Таким образом, по моим подсчетам, арабский стал вторым по распространенности родным языком в Швеции.


Меня-то это не особо удивило, однако я не сразу осознал, что мы только что миновали настоящую веху в истории страны. Ведь финский не просто некоторое время был вторым крупнейшим языком Швеции, он был им всегда, с самого начала существования Швеции как страны. Другими словами, в 2015 году завершился восьмивековой период шведской истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.