Приближается новый период европейской помощи. Специалисты ломают голову над тем, как обуздать крупных землевладельцев и побудить молодых людей заниматься сельскохозяйственной деятельностью. Только, возможно, уже поздно — больше половины литовских земель находится в руках крупных землевладельцев, латифундистов.


И это официальные данные. Тут есть повод для беспокойства. По данным статистики Евросоюза за 2016 год, всего 3,5% литовских хозяйств, которым принадлежат больше 100 га сельскохозяйственной земли, управляют 50% всех земель сельскохозяйственного назначения. Именно эти хозяйства получают больше всего помощи и выделяются конкурентоспособностью, поэтому решают вопрос, есть ли смысл их дальше финансировать. Кое-кто заговорил даже о национализации земли, чтобы села не стали довеском к латифундиям.


По мнению специалистов, крупные землевладельцы привели к исчезновению села, поскольку затмили собой семейные хозяйства. В Литве долго бытовало мнение, что небольшие хозяйства не конкурентоспособны и они обречены на исчезновение, поэтому их не стоит поддерживать. При таком отношении у молодежи не остается ничего иного, как отказаться от фермерства. Расширение латифундистов пытались остановить в 2014 году, когда парламент принял ограничения, позволяющие физическим, юридическим и связанным с ними лицам приобретать/иметь в личном владении не больше 500 га земли (при условии развития животноводства).


Директор Литовского института аграрной экономики Раса Мелникене назвала укрупнение хозяйств отрицательным явлением, но предлагает не заниматься поиском виновных, а искать выход из создавшейся ситуации. «Сильная сторона крупных хозяйств — большой капитал и производительность труда, мощная техника. Они ориентируются на масштабное производство и экспорт, внедрение современных технологий. В наших интересах, чтобы эти хозяйства успешно работали. Им надо помочь в решении двух проблем — управления риском и воздействия на окружающую среду.Больше помощи надо направить средним и небольшим хозяйствам. Они должны быть ориентированы на местный рынок и поддерживать жизнь в селе», — сказала она Delfi.


По мнению председателя Сельскохозяйственной палаты Арунаса Свитоюса, еще есть выход, только нужна политическая воля. Он убежден, что крупные хозяйства могут работать и без помощи, ее должны передать малым хозяйствам. «Крупные хозяйства не представляли бы проблем, если бы не вытесняли семейные хозяйства. Сейчас положение нехорошее. Мы должны четко определить, что такое семейное хозяйство, а что — коммерческое предприятие. В ЕС оценили, что из-за крупных хозяйств вымирает село, не остается работников, обостряются социальные проблемы. Поэтому и хотят ввести «потолок» помощи. Имущество быстро может сконцентрироваться в одних руках, а за этим следуют революции», — сказал Delfi Свитоюс.


Председатель парламентского Комитета по вопросам села Андреюс Станчикас заметил, что в Литве можно обрабатывать неограниченное количество земли, поскольку ее можно брать в аренду. По закону разрешается владеть 500 га земли. Станчикас заметил, что это количество было узаконено, поэтому такая ситуация и сложилась. «Немало земель в Литве принадлежит иностранному капиталу. Если мы начнем говорить о том, что надо национализировать то, что сверх этого, то нас не поймут другие страны Европы. У нас есть масса проблем, которые были созданы прежде, они мешают развитию малого бизнеса в селах», — заметил депутат. Он согласен с тем, что крупные хозяйства могут обойтись и без помощи.


По его словам, многие согласны с тем, чтобы поддерживали только тех фермеров, которые обрабатывают до 500 га земли, но не находят рецепта для решения ситуации с малыми и средними хозяйствами. Мелникене заметила, что в Литве еще плохо осознают проблему демографии — некоторые села могут быть полностью заброшены. «Нужно создать хорошие условия для молодых фермеров. Это беда, когда люди не могут выжить в сельской местности и уезжают. Раньше многие думали, что главное купить трактор, скупить фермы и все будет в порядке. Но самое главное — человеческий капитал, он дает доходы», — сказала глава института.