Петр Порошенко подписал указ о неотложных мерах по укреплению государственного статуса украинского языка. Указом предусмотрено утверждение целевой программы на 2018-2028 гг., направленной на обеспечение всестороннего развития и функционирования украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни, создания единого культурного пространства Украины и сохранения целостности культуры. О намерении подписать такой указ президент заявил еще 9 марта, в 204-ю годовщину со дня рождения Тараса Шевченко. Теперь главное — не заболтать и не забюрократизировать тему, как это любят у нас делать.


Потому в процессе формирования целевой программы надо понимать, какой Украина будет в 2028-м. То есть, кроме стратегии внутренних преобразований, обязательно должен быть прогноз внешних изменений, чтобы не получилось, что пока мы будем создавать единое культурное пространство у себя, мир уйдет далеко вперед. А мы и дальше будем гордо стоять в шароварах.


Обратим внимание на несколько вещей, без которых украинизация по-новому может забуксовать. Первое — ее законодательное обеспечение. В парламенте залежался законопроект № 5670 «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», под которым поставили подписи более 80 депутатов из разных фракций. Он предусматривает ряд нововведений, без которых укрепить государственный статус украинского языка будет невозможно, — свободное владение языком должностными лицами, введение квот вещания в эфире телерадиокомпаний и роста украиноязычных СМИ, переход сферы образования на украинский и так далее. Есть в этом документе и дискуссионные моменты, в частности, введение института языковых инспекторов. Соавторы законопроекта поясняют: без контроля и наказаний система не заработает.


Второй момент — кто будет заниматься разработкой и наполнением программы, чиновники, заинтересованные в освоении госсредств под свои министерства, или люди, которые смогут и сами заработать, но при этом дадут толчок тем сферам, куда украинский язык порой вообще не доходит. Например, разработка компьютерных игр с целью украинизировать детей и молодежь. Государство не может много заплатить разработчикам программ, однако способно заинтересовать их разными преференциями.

 

Третье — если выполнять задачи будут все по чуть-чуть, то итог может быть не тем, на который надеются. Необходим единый координационный центр, где совместно с профильными министерствами будут нарабатываться инициативы и вноситься коррективы в реализацию задач. Что-то вроде Нацсовета реформ, только в сфере культурной политики. Для того чтобы этот орган не превратился в площадку для пустых разговоров, саму программу целесообразно разбить на тактические этапы: 2019-й — год украинизации украинских СМИ и сферы обслуживания, 2020-й — полный переход образования на государственный язык с исключениями для территорий компактного проживания нацменьшинств, 2020-й и последующие — расширение культурного пространства за пределы Украины. Украинофония и поддержка национальных общин за рубежом стоит недешево, однако без этого достичь результата нереально.


Мы воспринимаем «русский мир» как зло, как фактор гибридной войны, однако одолеть его пытаемся квотами и запретами, а не смыслами. Украинский мир должен быть не так украиноязычным — украинизацию страны можно провести достаточно быстро, было бы желание — как альтернативным имперским стратегиям России. Существуют разные варианты альтернатив: в геополитике — Межморье; в духовной и культурной сферах — Киев как второй Иерусалим против Москвы как третьего Рима, панславизм (этот термин был приватизирован Россией, после чего потерял свой первичный смысл единства свободных славянских народов) против шовинизма «русского мира» и так далее. Проще говоря, Украина — единственная страна в регионе, способная вытолкать нынешнюю Россию на задворки цивилизации. Просто она прежде никогда не пробовала этого сделать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.