Война России на Украине продолжается пятый год. Перестрелки и убийства происходят еженедельно, но средства массовой информации стали уделять им гораздо меньше внимания. Наверное, это вызвано тем, что боевые действия вышли на «приемлемый уровень насилия».


В 1971 году я был подростком, когда впервые услышал это леденящее кровь выражение из уст одного британского политика, который вел речь о войне низкой интенсивности между британскими властями и террористами из Ирландской республиканской армии. Тот конфликт начался в 1968 году и длился 30 лет, сопровождаясь взрывами бомб и перестрелками, оставившими кровавый след из погибших и искалеченных.


Но если не считать нескольких ярких нападений, в результате которых десятки людей погибли или получили ранения, это насилие едва запомнилось британцам. Многие в Северной Ирландии по вполне понятным причинам чувствовали себя забытыми, как будто остальному миру надоела эта ужасная ситуация.


Это министр внутренних дел Реджинальд Модлинг (Reginald Maudling) объявил, что конфликт вышел на «приемлемый уровень насилия». Многие восприняли его слова так, что Лондон махнул на конфликт рукой и решил просто удерживать его в приемлемых рамках.


Русские в марте 2014 года аннексировали Крым и к весне начали разжигать военные действия на востоке Украины, готовясь к захвату все новых украинских территорий. Вскоре начались крупные сражения, в ходе которых иногда гибли сотни человек ежедневно.


Этот конфликт унес более 10 000 жизней, причем в основном среди гражданского населения. В их числе 298 пассажиров авиалайнера Малайзийских авиалиний МН17, который был сбит в небе над восточной Украиной 17 июля 2014 года. Все улики указывают на Москву, однако Россия возмущенно лжет и отрицает свою причастность. Но в этом месяце независимое международное расследование в своем отчете подтвердило, что самолет был уничтожен российскими военными.


К осени 2015 года соглашение о прекращении огня существенно снизило потери. Украинские солдаты и гражданские лица, как и раньше, гибли каждую неделю, но теперь жертв стало гораздо меньше. Пресса переключила свое внимание на Сирию, и многие украинцы почувствовали, что о них начинают забывать, как в свое время забыли о Северной Ирландии.


И тут российский президент Владимир Путин, расшатавший послевоенный мировой порядок своими провокационными действиями на Украине, действуя в характерной для него манере, 15 мая открыл мост, соединивший Россию с оккупированным Крымом.


Путин сел за руль грузовика и первым проехал из России через Керченский пролив по 19-километровому мосту, который называют самым длинным в Европе.


Путин известен своей склонностью одеваться «по-простому» в костюмы крутых парней. Раньше он появлялся на публике в облике летчика ВВС, байкера, гонщика, водолаза, дельтапланериста. Теперь же Путин предстал перед всеми как водитель-дальнобойщик, в джинсах и ветровке, и прикатил на грузовике на оккупированный Крымский полуостров.


Но усердно переключая рычаг скоростей, он с трудом сохранял улыбку на лице, думая о том, что мост этот — не только памятник военному триумфу России, но и мрачный символ неудавшихся планов Кремля по строительству новой российской империи.


После захвата Крыма Путину не удалось отнять у Украины огромную полосу земли, которая могла стать сухопутным коридором из России в Крым. В этом случае Москва могла легко обеспечить крымчан товарами первой необходимости, которые раньше доставлялись на полуостров с Украины железнодорожным и автомобильным транспортом.


Но этого не произошло, так как к изумлению Москвы, не имевшие численного превосходства украинские добровольческие батальоны сумели сдержать пророссийские силы, и те смогли оккупировать лишь малую часть восточного региона Донбасс.


Мост в Крым стал жизненно необходим, так как все приходилось завозить туда из России паромом или самолетами, что было очень дорого. Из-за этого стоимость жизни в Крыму резко возросла. Произошел резкий спад туризма, который когда-то составлял важную часть крымской экономики.


Этот мост стал для Путина навязчивой идеей. Он выделил на его строительство миллиарды долларов, а когда стройка подошла к концу, Путин назвал это «чудом». Прежний мост, находившийся на том же месте, разрушился много лет назад, потому что морское дно плохо держало анкерные опоры, да и погода там часто портится. Кое-кто говорит, что если мост не разрушится, это и будет настоящее чудо, потому что его строительство велось спешно, без должной инженерной проработки, и сопровождалось коррупцией.


Европейский Союз, Соединенные Штаты, Канада и многие другие страны осудили строительство моста, назвав его попыткой Москвы закрепить незаконную оккупацию.


Несмотря на тот ажиотаж, который возник из-за открытия моста, пользы от него будет мало, так как подъездные пути к нему с российской и крымской стороны будут готовы не раньше 2019 года. Украинский министр иностранных дел Павел Климкин совершенно верно отметил в Твиттере: «Оба конца моста ведут в никуда».


Похожим образом Минские соглашения, призванные принести мир на восток Украины, тоже ни к чему не привели. Они предусматривают не только прекращение огня, но и вывод российских войск и пророссийских сил с оккупированных территорий, возврат всех украинских границ под контроль Киева, а также проведение выборов с целью политического урегулирования в регионе, отражающего интересы местного населения, среди которого много русских.


С момента подписания соглашения в 2015 году был только один день без боевых действий, а все остальные положения минских договоренностей не выполняются, потому что вооруженные силы Москвы, как регулярные войска, так и кремлевские марионетки, остаются в оккупированном Донбассе и контролируют российско-украинскую границу.


В этом месяце специальный представитель США по урегулированию конфликта Курт Волкер выступил в сенате с кратким докладом. В его выступлении было мало оптимизма. С тех пор, как три месяца назад был выдвинут план ввода на восток Украины миротворцев с мандатом ООН для установления контроля над обеими сторонами линии конфликта, его российский коллега Владислав Сурков ни разу не выходил с ним на связь.


По словам Волкера, он не видит никаких признаков того, что Москва готова к «серьезному» взаимодействию в целях разрешения конфликта, хотя от его продолжения она не получает никакой выгоды.


Между тем, боевые действия продолжаются, и наблюдатели сообщают об активизации атак со стороны России. На прошлой неделе еще два украинских солдата погибли, а четыре получили ранения. Это неприемлемо ни для украинцев, ни для кого-то еще.


Аскольд Крушельницкий — вашингтонский корреспондент издания «Киев Пост».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.