Дэвид Димблби — в России. Чтобы посмотреть матч с участием сборной Туниса? Ингерленд! Ингерленд! Ингерленд! (кричалка английских болельщиков — прим. перев.)… Я не совсем понимаю, хотя он здесь вроде для того, чтобы узнать, какой российский футбол приезжают посмотреть болельщики. Конечно, есть и другие причины проявлять интерес к России именно сейчас. И одной из них, в частности, является новая холодная война.


Димблби был здесь 25 лет назад, беседовал с Борисом Ельциным. «Вы больше не атакуете британских граждан?» — спросил более молодой Димблби тогдашнего президента. На этот раз аудиенции у президента нет. Нет возможности спросить то же самое у человека, который после 18 лет пребывания у власти выглядит как никогда спокойным, уверенным, «состоявшимся». На кого ты целишься, кого собираешься атаковать, Влад? Кого-нибудь, например, в районе Солсбери? А может, иностранные выборы?


Вместо этого Димблби разговаривает с людьми. Он встречает много молодых людей, которые, как вы, наверное, надеетесь, поддерживают демократию, свободу слова, права человека и так далее, но на самом деле являются большими поклонниками Путина. Он идет в гости к гостеприимной женщине по имени Мария, которая живет в многоквартирном доме со своими 10 детьми. Да, у нее их десять! В стены ее квартиры встроены хитроумные трехъярусные кровати. У Марии есть медаль, орден «Родительской славы», который она получила за детей. Я бы сказал, она его заработала. Ее старшему ребенку — 24 года, младшему — всего два. То есть она 22 года производила новых россиян.


Мария, у которой ногти покрашены в цвета российского флага, тоже любит Путина: он сильный, он укрепил армию, ему нравятся большие семьи, ей нравится его внешняя политика. Димблби ведет какой-то нескладный разговор с детьми о королеве — нашей королеве. Он встречался с ней дважды, говорит он им, хотя ему следовало бы об этом сначала подумать.


Такой же неловкий разговор происходит у него с Нилом Харви, британцем, ведущим программы новостей на международном информационном телеканале RT, который финансируется российским правительством. Харви говорит, что он ни перед кем не отвечает — только перед своей совестью. «И это действительно так?» — спрашивает Димблби с сарказмом в голосе. «Абсолютно», — отвечает Харви.


Ветеран «Би-би-си» отворачивается с выражением отвращения на лице. Не думаю, что Нилу Харви, который однажды выиграл грант на стажировку в новостях на «Би-би-си», следует беспокоиться и подавать заявление на подработку в передаче Question Time («Время вопросов»), когда/если Димблби отойдет от дел. Кстати, видеосюжет на RT посвящен делу Скрипаля: интервью с Викторией, племянницей Сергея, в котором говорится, что ею манипулировали — правда, люди не из Кремля, а из МИ5.


А еще Димблби встречается с Владимиром Познером, ветераном-ведущим еженедельной телевизионной политической передачи — своего рода российским Дэвидом Димблби. Передача Познера идет на государственном Первом канале, где, по его словам, он более независим, чем большинство других, и он выбирает, кого приглашать на передачу, хотя он не может пригласить, например, оппозиционера Алексея Навального. Политическая передача, в которой вы не можете взять интервью у главного политического оппонента Путина? Это может показаться невероятным для нас, но здесь — скажем так, здесь все по-другому.


Подождите-подождите, Димблби — не на Первом канале, он, возможно, навещал Навального. Не исключено, что он ходил в тюрьму. Надеюсь, он пытался.


Впрочем, он находит и многих инакомыслящих и оппозиционеров. Таких, как Иван Павлов из Санкт-Петербурга, города, где жил и другой Иван Павлов, который знаменит своей собакой. Наш Павлов — правозащитник, специализирующийся на защите людей, которые пошли против властей — жертв несправедливости, можно сказать, подопытных Павлова. Как правило, российские судьи в 99% случаев признают подсудимых виновными.


Димблби идет на независимую радиостанцию (которой позволено существовать, чтобы Кремль мог заявлять о соблюдении свободы слова), где Евгения Альбац, активист движения в защиту демократии, объясняет, что Россия — это корпоративное государство, которым управляет ФСБ. Он знакомится с Аленой Поповой, которая борется за права женщин и выступает против депутата, обвиняемого в сексуальных домогательствах. Пока они разговаривают, приходит человек из органов госбезопасности, а за ним человек, который ее снимает на видео, а потом — активист, борющийся с протестами, полиция…

 

В итоге Попову, которую только что освободили, снова арестовали. Это фарс, все это смешно… ну, если не считать того, что это является преследованием властями женщины, протестующей против сексуальных домогательств, то есть, делающей то, на что она имеет полное право. Попова на удивление спокойна. Похоже, это в порядке вещей, и уже давно.


Это Россия, и у них тут все по-другому. Это главный вывод, который сделал Димблби во время своей второй российской Одиссеи — основательной и увлекательной. Сейчас — время футбола. Я знаю, что если принимающая страна выигрывает первую игру, это благотворно влияет на атмосферу турнира. Но это не вызывает во мне чувство любви. С кем они снова столкнулись? С Саудовской Аравией! Замечательно. Да ладно!… неужели ни с кем?