Одним из характерных образов Чемпионата мира по футболу являются безумные сцены с южноамериканскими болельщиками, толпами шагающими по русским улицам, скандирующими и пьющими до рассвета.


На прошлой неделе для многих гостей Чемпионата, ожидавших увидеть полицейское государство, отсутствие жесткости в действиях полиции и властей и их снисходительность, стали откровением. Один видеоролик, на котором российские полицейские беспокоятся из-за двух напившихся и заснувших шведов, стал вирусным.


Небольшие провинциальные города, такие как Саранск, были заполнены полчищами колумбийцев и перуанцев, беспрепятственно шествовавшими по главным проспектам со знаменами и флагами.


Но те, у кого есть опыт участия в протестах и движении политической оппозиции, видят в этом спектакле определенный черный юмор: иностранцы могут стихийно собираться на улицах города, а сами россияне — нет.


«Чемпионат мира — это плюс для этой страны, и многие видят, как страна может выглядеть: свободной, открытой, — сказал Евгений Ройзман, бывший мэр города Екатеринбурга, придерживающийся независимых взглядов, который в начале этого года был вынужден уйти в отставку. — Но когда Чемпионат мира закончится, процесс закручивания гаек продолжится. И никаких иллюзий в этом отношении нет».


Тысячи перуанцев съехались в этот уральский город с населением более 1,3 миллиона человек и, как ожидается, пройдут по улицам сегодня вечером перед матчем сборных Перу и Франции, в котором соперники будут биться на смерть.


Это город, в котором Ройзман стал важной фигурой, впервые получив известность благодаря своему фонду «Город без наркотиков» по борьбе с наркоторговлей и распространением наркозависимости, который вызвал споры по поводу жестких методов лечения, применяющихся в реабилитационных центрах фонда. Он занял нишу в качестве общественного деятеля, активиста, открывшего приемную для граждан и управляет благотворительным фондом под названием «Фонд Ройзмана», который оказывает финансовую поддержку местному хоспису.


«Они видели, что я одержу победу», — говорит он, отвечая на вопрос о том, почему город запретил прямые выборы мэра в начале этого года.


Для Екатеринбурга, говорит Ройзман, Чемпионат мира, несомненно, является позитивным событием. Он позволил создать новую инфраструктуру, привлек туристов, послужил для города «толчком вперед».


Но при этом, по его мнению, «картина, которую в эти недели демонстрируют внешнему миру, не совсем отражает то, что происходит в России».


«У людей нет права на проведение собраний, у людей нет полной свободы слова», — сказал он в интервью газете „Гардиан" (Guardian), которое он дал в своем музее „Невьянская икона″ в центре Екатеринбурга.


С 2012 года в России приняты суровые законы, которые запрещают несанкционированные демонстрации с участием более двух человек, организаторов наказывают штрафами и тюремным заключением. Российских протестующих арестовывали даже за то, что они стояли возле Кремля, держа в руках чистые листы бумаги, «невидимые плакаты», которые должны были выставить на посмешище политическую ангажированность правоохранительной системы.


Поэтому все эти сцены с размахиванием флагами Саудовской Аравии напротив Кремля, протестами иранских женщин на трибунах во время матчей Чемпионата или тысячами шведов, буйствующих в Нижнем Новгороде, кажутся особенно нереальными.


Ройзман сравнил все это с VI Всемирным фестивалем молодежи и студентов, проходившим в Советском Союзе в 1957 году, на который съехались 30 тысяч студентов со всего мира и в программе которого были спортивные состязания, зрелища на стадионах и массовые мероприятия у костров. «Когда он закончился, Советский Союз стал прежним», — сказал он.


По его словам, он как патриот, безусловно, рад, что его страна принимает Чемпионат мира по футболу, и при этом понимает, что в политическом плане этот спектакль Кремлю выгоден.


«Я здесь живу. Я понимаю, каким образом будет использоваться Чемпионат мира», — сказал он.


Это стало ясно на прошлой неделе, когда в день проведения стартового матча между российской сборной с командой Саудовской Аравии Россия объявила о повышении пенсионного возраста.


Это была непопулярная и давно назревшая в условиях жесткой экономии мера, которая должна протолкнуть болезненные реформы под политическим прикрытием Чемпионата мира.


Сейчас мужчины могут выходить на пенсию в 60 лет, а женщины — в 55. Согласно новому законопроекту, мужчины будут иметь право на пенсию только в 65 лет, а женщины — в 63.


По словам Ройзмана, в Свердловской области, центром которой является Екатеринбург, 25% людей, не доживают до пенсии. А если будет принят новый закон, это число превысит 50%.


«Люди чувствуют, будто к их сроку добавили еще несколько лет, — говорит Ройзман, используя слово, обозначающее в русском языке тюремное заключение. — Народ будет возмущаться и протестовать».


Лидер российского протестного движения Алексей Навальный, который перед Чемпионатом мира по футболу находился месяц под стражей, призвал провести первого июля общероссийскую акцию протеста против нового закона, пока продолжается Чемпионат. Чтобы провести в России акцию протеста, нужно подать запрос и получить разрешение. И неизвестно, получит ли его Навальный.


Ройзман считает, что пенсионеры примут участие только в санкционированных акциях протеста, и что всеобщее внимание к спорту затмит все остальное. «Все, о чем сейчас говорят, забудется в условиях эйфории, царящей на мундиале», — сказал он.


А если начнутся протесты, что будет делать полиция?


«Они находятся в сложной ситуации, — ответил он. — Они привыкли реагировать на каждое движение. Отбирают флаги. Производят аресты. И вдруг по всей стране ночью ходят люди, не спрашивая разрешения. Но они знают и то, что Чемпионат мира закончится, и иностранцы уедут. Я лишь повторю то, что говорят многие: „вот как должна выглядеть свободная страна"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.