Иногда мы хотим заказать еду в Тольятти или Ростове, вызвать такси, узнать, как пройти в старый город. Но в первое время слова отделяли нас от людей. Россия — прекрасная страна, но русский — трудный язык. А знаем всего пару слов — «спасибо» и «давай».


Большинство людей в Тольятти и Ростове не говорят по-английски. Часто мы этому удивляемся и иногда ощущаем себя выше других с нашим туристическим английским с сильным швейцарским акцентом. Такой по-швейцарски мелодичный фон. Люди стесняются, а мы воображаем, что английский должен быть обязательным элементом повседневного общения в самой большой стране мира. Как будто 142 миллиона жителей России зависят от английского языка. И от нас.


Но ведь мы — гости, это мы должны были им что-то привезти. Но мы ничего с собой не взяли в Россию, кроме всяких странных ожиданий. У нас не было с собой даже швейцарского шоколада или автографа Джердана Шакири для горничных в отеле.


К счастью, взаимопонимание основывается не только на языке. Люди объясняются жестами, повторяют какое-нибудь русское слово по нескольку раз и просто продолжают говорить дальше в надежде, что рано или поздно их все-таки поймут. Они пользуются электронными переводчиками в своих мобильных телефонах. Или подзывают кого-нибудь, кто знает хоть пару слов по-английски. Аптекарша заносит фразы в компьютер, и специальная программа выдает их через микрофон на кассе по-английски. И чем длиннее диалог, тем лучше мы начинаем понимать друг друга.


Во всемирно известном российском мультсериале «Маша и Медведь» рассказывается о приключениях маленькой девочки и циркового медведя на пенсии в лесах где-то между Москвой и Пекином. Ушлая и смелая Маша говорит постоянно, а добряк Медведь молчит. Он понимает язык людей, но сам говорить не может. Чтобы хоть как-то устраиваться в повседневной жизни, Маше и Медведю приходится внимательно наблюдать друг за другом, быть терпеливыми и великодушными. Иногда они недоуменно смотрят один на другого, иногда смеются, иногда качают головами. В принципе, совсем как мы.