20% испанцев признаются, что хотя бы раз в жизни прибегали к платному сексу, говорится в докладе правительственной Комиссии по проблеме насилия в отношении женщин, опубликованному в 2016 году


«На нас смотрят, как на морально нечистоплотных и антисоциальных людей, но это просто устоявшийся стереотип. Мы нормальные люди», — утверждает Хесус Родригес (Jesús Rodríguez), один из клиентов, который гордится тем, что он «не боится публично признать», что пользуется услугами проституток.


Категории клиентов проституток в Испании


Хесус Родригес не может забыть тот вечер, когда он впервые нанял проститутку. «Пойдем в бордель?» — спросил его один из друзей. Хесусу было 15 лет. Смятение переполняло его. Он долго колебался, но приятель продолжал уговаривать его до тех пор, пока он не согласился. «Это было в августе», — вспоминает молодой человек из астурийского местечка Лангрео (Langreo). «Я очень переживал. С одной стороны, я еще был подростком, который должен был потерять невинность, а с другой — я боялся социального позора, которым меня могут заклеймить за использование проституции».


Шестнадцать лет спустя после «первого раза» этот бывший сомневающийся подросток ведет себя во время интервью уверенно и спокойно. И несмотря на то, что в определенных кругах он известен как большой любитель проституток, его не смущает эта характеристика, хотя он и активист партии «Подемос» (Podemos). В свои 30 с небольшим лет он гордится тем, что «не боится публично признать, что платит за секс». И утверждает: «Современное общество не должно жить во лжи».


Так же, как и Хесус, 20% испанцев признаются, что хотя бы раз в жизни они прибегали к платному сексу, говорится в докладе правительственной Комиссии по проблеме насилия в отношении женщин, опубликованному в 2016 году. В числе основных авторов этого доклада — Кармен Менесес (Carmen Meneses). Она указывает, что подобное поведение начинается где-то с 23 лет. «И это мужчины из самых разных классов общества, представляющие различные политические идеологии», — утверждает она.


Тем не менее, очень немногие из них говорят об этом открыто. Да, возможно, они признают это в тесном кругу своих друзей, главным образом, мужчин. Многие из них уверены, что оплата сексуальных услуг — это нечто вполне допустимое. Но они понимают, что публичные признания могут принести им неприятности. Никто не хочет, чтобы о нем говорили, например, «мой сын ходит к проституткам» или «мой начальник ходит в бордель».


«Люди — большие лицемеры», — повторяет Хесус; сам же он — исключение и нисколько не боится называть свое настоящее имя и позировать для фотографии. «Многие проповедуют мораль, которой сами ее не придерживаются. Они живут по этическим нормам, о которых предпочитают не распространяться. С самого детства нас учат не совершать ничего предосудительного. Да, мне нравятся проститутки, но я не животное».


Согласно высказываниям Хесуса, клиенты борделей не всегда являются теми карикатурными типами, которые платят за секс, потому что не могут никого «закадрить». «На нас смотрят, как на морально нечистоплотных и антисоциальных людей, — говорит отец двоих детей, который работает в сервис-центре телефонной компании. — Но это просто устоявшийся стереотип. Мы — нормальные люди».


Есть и другие клиенты, которые разделяют эти нормы поведения. Рафаэлю Бельону (Rafael Bellón) 37 лет, ему трудно завязать отношения с женщинами, и он просто нанимает проституток. Он устал от любовных предательств и боится компромиссов. «Я всегда был закомплексован и страдал от различных социальных фобий, — признается Рафаэль, который с 20 лет постоянно платит за секс. — И это происходит не только со мной. В борделях я часто вижу мужчин, которым не так просто познакомиться с женщиной. Среди них есть пенсионеры, люди с избыточным весом или с ограниченными физическими возможностями».


Рафаэль родился в Хаэне. Работал в университетской библиотеке, но сейчас безработный. В то же время он учится, чтобы стать преподавателем языка и литературы. Когда же у него есть свободное время, желание и немного денег, он посещает дома терпимости. В среднем один раз в месяц. Проститутки составляют неотъемлемую часть его социальной жизни. По его мнению, они придают ему стабильности. «С друзьями расстаются, отцы и матери не будут вечны, а девушки-проститутки всегда будут на своем месте», — уверяет он.


Большинство клиентов уверены, что женщины занимаются этим из-за экономической необходимости (93,9%). На втором месте находятся те, кто считает, что они делают это под давлением или угрозами (72,8%). Но даже когда они понимают уязвимость этих женщин, они не сомневаются в своем праве нанять их.


Румынка Амелия Тиганус (Amelia Tiganus) на 100% отвечает этим характеристикам: она начала заниматься проституцией из-за экономической необходимости, а продолжила под давлением и угрозами. Ей не исполнилось еще и 18 лет, когда ей пообещали, что если она поработает два года проституткой в Испании, то сможет купить собственный дом и машину. Она согласилась. Она приехала на автобусе, который шел три дня и три ночи. Однако по прибытии на место ничего из обещанного не случилось.


«Я должна была приехать в Аликанте, — вспоминает Амелия. — Меня переполняли надежды на лучшее, не из-за предстоящей работы проституткой, а потому что мне гарантировали как бы выигрыш в лотерее.


И только десять лет назад, когда Амелии исполнилось 34 года, она смогла выбраться из этой системы. Один из клиентов помог ей сбежать из борделя. «Я попросила его приютить меня, пока не устроюсь на какую-нибудь работу: это стало бы моим мостом для перехода к новой жизни», — говорит она. Но верно и то, что в обмен на ее спасение он затребовал бесплатный секс. «Какой-то проститутке никто ничего не подарит просто так. Все делается по расчету», — признает Амелия со смирением.


Когда Амелия, наконец, смогла оставила эту жизнь, она стала активисткой движения феминисток. «Конечно, есть женщины, занимающиеся проституцией, поскольку им это нравится, но я не сказала бы, что они свободны», — утверждает она.


Хесус, как продвинутый клиент, ей не верит. Он повторяет, что женщины, с которыми он общается, «говорят, что занимаются этим по собственному желанию». И добавляет: «Если я стану свидетелем насилия, то заявлю об этом; не сделав этого, я превращусь в пособника преступления. Но мне еще никогда не приходилось оказываться в подобной ситуации».


Каждый месяц этот молодой человек идет в бордель или звонит в нужное агентство. Он платит наличными: 100 евро за сеанс. «Любая женщина может знать, как доставить удовольствие, но я хочу гарантий и поэтому заказываю определенные услуги, — говорит он. — Если нет оплаты, очень редко могут быть оговорены подробности сексуальных отношений. С проституткой обо всем договариваешься заранее и получаешь больше наслаждения».


Проституция, по его мнению, это определенного рода роскошь, предоставляемая время от времени. «Есть люди, которым вдруг приходит в голову какой-то каприз, и они отправляются на курорт, покупают фирменную одежду или нанимают массажиста, — говорит он. — Я же выделяю часть моей зарплаты на получение удовольствия».


Секс. Не любовь, не дружба. Но…


Несмотря на рост популярности сайтов и приложений знакомств, проституция по-прежнему остается легко доступной альтернативой для многих. Рафаэль пытался знакомиться с женщинами на Фейсбуке. Договаривался о встречах с ними, а затем глубоко разочаровывался: «Когда они видят меня вживую, то говорят, что у них были другие представления, и это огорчает». В подобной ситуации, признается Рафаэль, ему не остается ничего, кроме как поднять телефонную трубку и позвонить одной молодой бразильянке, чтобы спросить у нее, есть ли у нее пара часов, чтобы побыть с ним.


«Я не знаю, этично или нет нанимать проститутку, но ведь так же неэтично играть в лотерею, напиваться и делать целый ряд других вещей. Платить за секс — это ведь не преступление», — добавляет Рафаэль. Он говорит, что сочувствует женщинам, занимающимся проституцией: «Я знаю, что это своего рода жертва. Иногда ведь они находятся с мужчинами, которые для них совсем не привлекательны, но ведь есть и другие работы с такими же характеристиками».


Мы поговорили с третьим клиентом, Хорхе (Jorge), который пользуется этим фальшивым именем, чтобы остаться анонимным. Ему 35 лет, и он попробовал проституцию впервые 14 лет назад, когда его начальник привел его в бордель. «Часто думают, что у мужчин, идущих к проституткам, имеются какие-то затруднения в жизни, но нет, у них нет никаких проблем, — говорит Хорхе, который нанимает женщин четыре раза в месяц за 250 евро. — Я иду к ним, потому что они хорошо обходятся со мной, понимают меня. Первый раз я пошел на это после того, как поссорился с моей невестой. А потом мне понравилось».


В отличие от других респондентов, этот клиент ищет и оплачивает сервис проституток на улице. «Мне нравится более естественная атмосфера, — объясняет он. — И девочки все на виду».


Проституция в Испании не регулируется законодательством. То есть, она не является правонарушением, предусмотренным в Уголовном кодексе, но в то же время и не признается в качестве узаконенной трудовой деятельности. Таким образом здесь продолжается вечный спор о том, легализовать проституцию или же запретить ее, на чем настаивает Кармен Кальво (Carmen Calvo), новая вице-председатель правительства.


Несмотря на то, что Хесус разделяет ее прогрессивные убеждения, он поддерживает идею легализации проституции и выступает за то, чтобы эти женщины имели доступ к кредитованию, пенсиям или отпуску по уходу за ребенком. «Будучи убежденным сторонником левых взглядов, я полагаю, что следует установить каналы сотрудничества между проститутками и кандидатами в органы государственной власти, — говорит он. — Эти женщины должны быть выслушаны, поскольку являются ключевыми фигурами данного явления».


Тем не менее, Амелия Тиганус не согласна с идеей легализации проституции. Для нее наилучшим решением кажется воспитание и предоставление женщинам возможностей выйти из системы, если они хотят этого. «Если власти ее легализуют, то государство превратится в сводника», — заявляет она.


Румынка утверждает, что сам облик пользователей платной любви изменился. «Многие из них — это юноши с высоким уровнем образования. Для них речь идет просто о проведении досуга», — добавляет Амелия.


Хесус, Рафаэль и Хорхе относятся как раз к такому типу клиентов: они молоды, начали заниматься этим из любопытства, а сегодня продолжают оплачивать секс для развлечения, потому что не хотят серьезных отношений и рассматривают секс как один из видов услуг. «Посетитель парикмахерской или ресторана платит. И здесь то же самое», — говорит Хорхе. Обмен чувствами возможен. «Ты неизбежно проникаешься нежностью к этим девушкам», — признается Рафаэль.


И Хесус соглашается с этими словами: «Клиент ищет секса. Не любви и не дружбы. Но между булочницей и ее покупателем может ведь возникнуть какое-то чувство? Здесь все происходит так же». — И заканчивает: «Мог ли бы я жениться на одной из них? Конечно. Почему нет?»