Эль-Кайм, Ирак — На поросших пальмами берегах Евфрата играют дети, как играли тысячи лет назад — а рыбацкие лодки мирно режут безмятежную речную гладь. На плодородных пойменных землях неподалеку земледельцы сеют будущий урожай.


Глядя на этот пасторальный пейзаж, сложно себе представить, сколь многоплановая битва разворачивается поблизости.


Всего в нескольких милях отсюда в своем последнем убежище в пустынях вдоль иракско-сирийской границы засели солдаты «Исламского государства» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.). Разбить их раз и навсегда пытается расколотый союз государств, включающий в себя США, Россию и Иран. Добиться своей цели им мешают глубоко въевшееся недоверие и геополитическое соперничество.


В мае месяце США начали операцию «Решительная поддержка» (Round-up). Ее цель: выбить исламистов из горного массива Багуз, треугольника, втиснутого между восточным берегом Евфрата и границей двух государств.


В операции участвует альянс сирийских курдов и арабского ополчения — он идет в авангарде предпринимаемых Западом попыток уничтожить ИГИЛ в Сирии. Операция — часть масштабной кампании, чья цель — прогнать исламистов из богатой нефтью сирийской провинции Дейр-эс-Зор и не пустить их в иракскую провинцию Анбар.


В рамках кампании бок о бок с курдами воюют спецподразделения из США, Франции и Италии. Небо наполнено ревом боевой авиации: самолеты коалиции и иракские F-16 летят бомбить позиции ИГИЛ.


В Эль-Кайме, с иракской стороны границы, коалиция с трудом координирует свои операции с иракскими шиитами. Их разрозненные силы носят название «Силы народной мобилизации» и лояльны Ирану.


На противоположном берегу Евфрата раскинулся сирийский город Букамал. Здесь с «Исламским государством» воюет уже Сирийская армия при поддержке российских наемников и советников из Корпуса Стражей Исламской Революции, а также нерегулярных войск из Ливана, Ирака и Афганистана. У них также есть воздушные силы: российские истребители и иранские беспилотники.


Со стороны может показаться, что у всех их одна цель: разбить «Исламское государство». Но в действительности каждый преследует свои собственные мотивы.


США хотят, чтобы курды укрепили свою власть над восточной Сирией и тем самым превратили свой анклав в противовес правительству Башара Асада.


Расставив у власти своих доверенных лиц, США получит контроль над иракско-сирийской границей и сможет обуздать растущее влияние Ирана в регионе.


Многие считают, что Иран рассчитывает создать сухопутный коридор, чтобы обеспечить Тегерану доступ к Средиземному морю. Поскольку остальная часть сирийско-иракской границы уже в руках коалиции, пограничный переход Букамал-Эль-Кайм — последняя надежда Ирана.


Асад тем временем поклялся отвоевать каждую пядь сирийской земли. Контролируемые курдами земли богаты полезными ископаемыми, и Асаду и его российским покровителям нужны особо — ради горючего и сельского хозяйства.


Между двух огней засел ИГИЛ, чей личный состав насчитывает, по разным оценкам, от 800 до нескольких тысяч человек. Исламисты прорыли туннели в убежища посреди пустыни и процветают на территории геополитического разлома, где развернулась борьба за сферы влияния.


Последним убежищем повстанцам этот регион служил и раньше.


Десятилетиями пустынные земли, прилегающие к иракско-сирийской границе, были прибежищем контрабандистов. После вторжения США в 2003 году, регион перешел под власть «Аль-Каиды» (запрещена в РФ, ред.), которая чуть позже переродилась в ИГИЛ.


В 2014 году, пока в Сирии бушевала гражданская война, «Исламское Государство» захватило Букамал и Эль-Кайм. Исламисты заявили, что стерли «линии на карте», прочерченные век назад колониальными державами, и провозгласили свой «халифат».


К 2015 году под их контролем находился участок иракско-сирийской границы длиной почти в 600 километров.


Когда же «халифат» рассыпался в порошок, США и Россия выставили в регионе своих посредников в надежде перехитрить друг дружку.


С той поры сложилось патовое положение: противоборствующие стороны настороженно следят за малейшим продвижением противника. За последний год неоднократно случались стычки между проиранскими войсками и США. А в результате февральского столкновения погибли сотни солдат сирийской армии и российских добровольцев.


За исключением «линии разрядки» — прямой линии, по которой военное руководство США и России обмениваются данными о перемещении войск, какая бы то ни было координация между сторонами отсутствует. Вообще, сотрудничать в борьбе с ИГИЛ они как будто и не настроены вовсе.


«В этом и загвоздка. ИГИЛ не сидит на одном месте. Они перемещаются и прячутся», — говорит Джошуа Лэндис (Joshua Landis), директор Центра исследования Ближнего Востока при Университете Оклахомы.


Разумеется, деятели из американского и российского лагеря поспешили обвинить друг дружку если и не в пособничестве исламистам, то, по крайней мере, намеренном затягивании времени.


Британский генерал-майор Феликс Гедни (Felix Gedney), командир при ведомой США коалиции, заявил на майском брифинге Пентагона, что проправительственные силы в Сирии эффективно разобраться с «Исламским государством» «либо не могут, либо не хотят».


Сирийцы теми же нелестными словами отзывались об американцах.


«Все последние годы основную борьбу с ИГИЛ ведем мы при поддержке России и Ирана», — заявил Асад в июньском интервью газете «Мэйл он Сандей» (Mail on Sunday). «Что же касается Запада и его военного альянса, где верховодят американцы, то они, напротив того, ИГИЛ всячески поддерживают: они атаковали сирийские войска при любом нашем столкновении с исламистами», — сообщил он.


С такой оценкой согласятся так называемые союзники США с иракской стороны границы — например, Хадж Кассем Муслех, командир «Сил народной мобилизации». Ранее он утверждал, что США сорвали его планы прикончить исламистов.


В постоянно меняющейся классификации союзников и противников США в борьбе с ИГИЛ Муслех входит в обе категории.


Его бойцы вместе с тысячами нерегулярных солдат «Сил народной мобилизации» отвоевали иракскую часть границы, включая Эль-Кайм.


По идее, он сражается на той же стороне, что и США. Но воюет он иранским оружием, а помогают ему — иранские военные советники.


Стоит ему лишь перейти границу, как он и воевать будет вместе с самими иранцами и тем самым станет противником США.


А что же Иран? «Нравится ли это США или нет, — заявил Муслех в интервью из своего штаба в Эль-Кайме, — Иран — хозяин ближнего востока и сильнейшая из держав региона».


«Исламское Государство» затаилось в двух шагах от Эль-Кайма. Город еще не оправился от войны с исламизмом, и жители продолжают бить тревогу о тайных джихадистских ячейках.


Помимо вопросов безопасности, нарушено электроснабжение, поскольку бойцы ИГИЛ свалили десятки линий электропередач ради катушек медной проволоки. В больницах и школах царит чудовищная нехватка персонала. Требуются масштабные восстановительные работы, однако денег на них нет.


Если ничего так и не будет восстановлено, а экономика так и не оживет, регион «никогда не избавится от ИГИЛ, потому что они плодятся там, где нет государства», считает Лэндис.


А поскольку ряд игроков друг против друга настроены решительно, сотрудничать, чтобы предотвратить возвращение ИГИЛ, они попросту не намерены.


А это значит, предрекает Лэндис, что регион так и останется прибежищем ИГИЛ, как и прежде.


Исламисты смогут обвести основные противоборствующие стороны вокруг пальца, заключает Лэндис, потому что никто из них не несет ответственности за будущее региона.