Личные данные:


Роман Степанов из города Сергиев Посад
Место службы — Москва
Возраст — 36 лет
Сотрудник туристической полиции, звание — капитан, что соответствует в Германии званию "гауптман полиции".


Если вы захотите встретиться и поговорить с Романом Степановым, капитаном Туристической полиции в Москве, вы должны учитывать, что он никогда не бывает один. Во-первых, рядом с ним всегда находится его коллега Феликс Токаренко. А еще Светлана из Министерства внутренних дел. Она не отходит ни на шаг. Вопросы только непосредственно о работе, приказывает она строго. И очень быстро становится понятно, что существуют дополнительные ограничения.

— Как долго продолжается ваше дежурство, Роман?


— 12 часов в день.


— Сколько дней в неделю вы работаете?


Роман не отвечает, в разговор вступает Светлана. Роман не уполномочен отвечать на такого рода вопросы, говорит она. Это может сделать только руководитель подразделения.

— Он не может сказать, сколько дней в неделю он работает?


— Нет, говорит Светлана.

Нам потребовалось несколько недель для того, чтобы договориться об организации встречи с сотрудником Туристической полиции.

Первые телефонные разговоры состоялись в мае с сотрудниками Министерства внутренних дел, которому и подчиняется Туристическая полиция. Письменный запрос о проведении встречи в середине июня был направлен 18 мая. Ответа пришлось ждать долго, и сначала был отказ, хотя по срокам все было сделано правильно. Когда сотрудникам Министерства было на это указано, они еще раз стали рассматривать наш запрос — ведь, в конечном счете, Туристическая полиция — это нечто вроде образцового подразделения полиции.

За день до назначенной встречи в центре Москвы — на Манежной площади рядом с Красной площадью — разрешение, наконец, было получено.

Туристическая полиция начала свою работу в Москве в 2014 году, и сделано это было после того, как министр внутренних дел Владимир Колокольцев увидел в Израиле, как работает подобного рода туристическая полиция. С того времени полицейские по двое патрулируют главные туристические места в Москве. Они работают на Красной площади и на Тверской улице. Выглядят они как обычные полицейские, но у них на форме есть нашивка с указанием «Туристическая полиция».

Прежде всего, они должны оказывать помощь туристам, которые к ним обращаются. Ее сотрудники проходят дополнительную подготовку в области коммуникации, а также изучают историю Москвы, учатся говорить на английском языке и улыбаться, что не является чем-то само собой разумеющимся у сотрудников российских правоохранительных органов.

Во время проведения Чемпионата мира по футболу сотрудники Туристической полиции работают также в других городах, где проводятся матчи этого турнира, в том числе в Санкт-Петербурге и в Волгограде.

«Почему закрыта Красная площадь?» — вот главный вопрос в эти дни. Там проводилось одно мероприятие, и сейчас там происходит демонтаж оборудования, и все перекрыто. «Вероятно, завтра она вновь будет открыта», — говорит Роман, обращаясь к расстроенной российской туристке и ее дочери, которые хотели там сделать фото. И не они одни в тот день.

По словам Романа, он работает в полиции с 2010 года, а перед этим он служил в армии. «Когда я служил в армии, я защищал свою страну, а здесь я могу помочь людям», — говорит он. Выясняется, что этот полицейский не только довольно хорошо говорит по-английски, но еще и по-немецки. Остается неясным вопрос о том, был ли он отобран для беседы именно по этой причине. Якобы он самостоятельно выучил языки. В любом случае, он свободнее болтает на немецком, и Светлана оказывается несколько в стороне.


Сам Роман, по его словам, не играет в футбол, зато занимается боксом. По его мнению, Чемпионат мира по футболу — это хорошо для его страны. Это не только важный шаг в развитии инфраструктуры России, с учетом 12 новых стадионов, но также стимул для развития спорта.

«Этот турнир показывает нашей молодежи, что спорт положительное влияет на интеллект и на здоровье», — говорит он.

И атмосфера, по его словам, очень хорошая. «Все веселые, фанаты отмечают успехи своих команд, и это хорошо», — говорит он. И продолжает: «Чемпионат мира — это не только спорт, но и праздник, праздник для всех, без каких-либо границ, он укрепляет дружбу между народами». Роман объясняет пожилой даме, где могут находиться аргентинские болельщики — она хочет сделать фото для своего сына.

Нельзя сделать фото перед часами, которые отсчитывали время до начала Чемпионата мира, вновь вмешивается в разговор Светлана. Там собрались многочисленные болельщики, из Перу и из Аргентины, они размахивают флагами и поют. Это помешает работе операторов государственного телеканала, говорит она. Не совсем понятно, что она имеет в виду. Сотрудники полиции Роман и Феликс отходят немного дальше. Роман старше по званию, и поэтому у него на груди прикреплена видеокамера, которая записывает все, что происходит во время его дежурства; а еще у него есть рация и дубинка. Больше он ничего не может показать из своего оснащения.

— Роман, на что вы обращаете внимание во время своих обходов?

— Я не могу об этом говорить. Мы регулярно делаем доклады, по радио, а также лично.

— А как вы сотрудничаете с другими правоохранительными органами, с другими подразделениями полиции, а также теперь, во время проведения Чемпионата мира, с Национальной гвардией?

— Об этом я не могу говорить.

— Если вы видите, что фанаты в общественном месте распивают алкоголь, что запрещено, то как вы реагируете?

— Я говорю им, что по российским законам этого делать нельзя.


— А если фанаты сильно напьются, например, после победы своей команды, что тогда?


— Если я что-то говорю людям, они это понимают. Они делают то, что я им говорю.

— А вы понимаете, что на Западе многие люди в сложившейся напряженной ситуации боятся приезжать в Россию?

— Нет, не понимаю, мы настроены дружелюбно. Никто не должен бояться. Я не понимаю, почему у людей возникает страх. Мы делаем все для того, чтобы улучшить имидж нашей полиции и нашей страны.


В мае нынешнего года по призыву оппозиционного политика Алексея Навального тысячи людей протестовали против президента Владимира Путина, и полиция тогда задержала сотни человек. Репутация полиции зависит также от фотографий, сделанных во время такого рода действий против демонстрантов.

— Как вы это оцениваете, Роман?

Российский полицейский надолго задумывается, а затем говорит:

— На этот вопрос я не могу ответить.

Роман и Феликс должны теперь продолжить свою работу, говорит Светлана. Встреча окончена, добавляет она. «Всего хорошего», — говорит, прощаясь с нами, Роман. В нескольких метрах от нас появляется его начальник, Роман передает ему протоколы и делает доклад. Хотелось бы услышать, что Роман говорит своему начальнику.