Вильнюс: Полгода назад 18-летние и 19-летние граждане Литвы лишились права покупать алкоголь.


В январе 2018 года в Литве начал действовать антиалкогольный закон, вводящий новые возрастные ограничения. Он повысил возрастной ценз с 18 до 20 лет. Теперь молодые люди младше 20 лет не могут даже хранить у себя алкоголь.


«Это было несколько странно. Вот так лишиться своего права», ‒ говорит 19-летняя студентка математического факультета Грета Канашевичюте (Grėta Kanaševičiūtė).


Правительство обосновало принятие нового закона тем, что употребление алкоголя в Литве необходимо обуздать. По данным Всемирной организации здравоохранения, Литва на протяжении долгого времени находилась в числе мировых лидеров по употреблению алкоголя.


Для унификации международных статистических данных все употребляемые напитки, содержащие алкоголь, переводят в стопроцентный алкоголь. Затем подсчитывается, сколько алкоголя приходится на каждого жителя, достигшего 15-летнего возраста.


В 2016 году это количество составило в Литве 15,2 литра, тогда как в Финляндии, например, оно равняется 10,7 литрам.


Правительство решило принять меры. В прошлом году оно повысило акцизы на алкогольную продукцию.


В начале 2018 года в силу вступил антиалкогольный закон. Помимо повышения возрастного ценза, закон запрещает рекламу алкоголя по телевидению, радио, в интернете, печати, а также ограничивает время его продажи.


Канашевичюте сидит на террасе кафе в Старом городе вместе с 20-летней Мигле Банионите (Miglė Banionytė) и 19-летним Кристийонасом Печюлисом (Kristijonas Pečiulis).


Печюлис пьет кофе, Канашевичюте и Банионите — воду. Но это не из-за нового закона, а потому что сегодня вечер четверга.


Печюлис говорит, что он стал пить меньше. Употребление алкоголя больше не считается «крутым».


«Когда принимали закон, мы активно обсуждали его с приятелями. Большинству он не нравился. Но после долгих размышлений мы увидели и хорошие стороны. Ведь алкоголь — это своего рода наркотик, от которого можно стать зависимым», ‒ рассказывает Печюлис.


Канашевичюте и раньше не употребляла много алкоголя, но она считает закон противоречивым.


«Он не коснулся крепости алкоголя. Лучше было бы ограничить крепость алкоголя, а не возраст покупателя», — говорит она.


Но почему же повысили возрастной ценз?


«Исследования показали: молодежь считает, что алкоголь дешевый и его легко купить», — говорит Гражина Белиан (Gražina Belian), глава государственного департамента контроля над наркотиками, табаком и алкоголем.


Также выяснилось, что треть 15-летних и 16-летних подростков употребляет алкоголь регулярно. В этом тысячелетии количество отравлений алкоголем среди несовершеннолетних выросло в 17 раз.


Закон очень жесткий. В некоторых странах несовершеннолетним нельзя продавать алкоголь. В Литве молодым людям до 20 лет нельзя даже хранить алкоголь.


«Единственным исключением являются молодые люди, достигшие 18 лет, которые работают в местах, где продается алкоголь, то есть в магазинах или ресторанах», — говорит Белиан.


Печюлис и его приятели — не единственные, кто в прошлом году обсуждал закон. У закона было много противников.


Большая часть критики была направлена на правящую партию «Союз крестьян и зеленых Литвы», которая неожиданно победила на прошлых парламентских выборах. В центре Вильнюса появилось граффити, изображающее министра здравоохранения Аурелиюса Веригу (Aurelijus Veryga) в образе талиба.


Часть критики имела идеологический характер.


Советское прошлое научило литовцев относиться к законам с недоверием. Часть граждан обвиняла правительство в поспешном принятии закона без должного обсуждения и подготовки или учета непредвиденных последствий.


Непредвиденная ситуация возникла уже в январе, когда появилась проблема с рекламой алкоголя в больших международных изданиях. Многие не стали выпускать отдельные тиражи специально для Литвы, а их распространителям угрожал штраф в 30 тысяч евро за каждую рекламу.


Весь мир увидел фотографии, на которых распространители прессы вырывают из журналов страницы или заклеивают их.


«Это напоминает Средневековье и наносит серьезный удар по образу и репутации Литвы в мире», — прокомментировала ситуацию президент страны Даля Грибаускайте (Dalia Grybauskaitė).


Сторонников закона это не испугало. По их словам, исследование показало, что алкоголь — главная причина того, что на Литву приходится самый большой процент самоубийств в соотношении с численностью населения.


Они также напоминают о негативном влиянии родительского алкоголизма на детей.


Сторонники закона подчеркивают и то, что алкоголь пьют так активно из-за его низкой стоимости и легкой доступности.


«Важно помнить, что эту реформу поддержали сами граждане страны. Петиция за ужесточение законов собрала больше 60 тысяч подписей, и только потом это предложение рассмотрел парламент», — говорит Белиан.


«Люди заметили серьезность этой ситуации. Проблема затрагивает не столько здоровье, сколько общество».


По мнению министра здравоохранения, злоупотребление алкоголем отражается и на возросшем числе онкобольных.


Раймондас Пранка (Raimondas Pranka), владелец бара у железнодорожного вокзала Вильнюса, пожимает плечами.


«Я не понимаю этот закон», — говорит он.


Пранка согласен, что алкоголизм — действительно большая проблема для Литвы. Но, по его мнению, правительство даже не пытается решить проблемы общества, стоящие за алкоголизмом.


«Вместо этого закон всех воспринимает как алкоголиков или будущих алкоголиков», — говорит он.


«Они пытаются решить проблему алкоголизма, запрещая продажу алкогольных напитков».


Пранка отметил влияние закона на работу питейных заведений. Лицам моложе 20 лет больше нельзя продавать алкоголь, для контроля пришлось нанять больше охранников.


«Теперь студенты пьют в своем кругу, и никто не видит, сколько они выпивают».


Молодежь также рассказывает, что, например, на вечеринки по-прежнему можно с легкостью пронести алкоголь.


Закон действует всего пять месяцев, и точных данных об изменениях пока нет.


«Информацию собирают. Пока слишком рано что-нибудь говорить, — сообщает Белиан. — Прошлогоднее повышение налога на алкогольную продукцию может усилить действие закона».