В течение многих лет аборт являлся основой семейного планирования в Советском Союзе. Приняв закон о добровольном прерывании беременности в 1920 году, СССР в течение многих лет был мировым лидером по применению этого метода, в то время как способы контрацепции в стране практически не были известны. Но после развала СССР число абортов начало резко падать. И хотя этому давались различные объяснения, ни одно из них не проясняет окончательно, почему так произошло.


Наибольшее распространение получило мнение, что возросло применение противозачаточных средств, и аборты просто оказались не востребованы во многих случаях. Такая точка зрения может быть и справедлива для текущего десятилетия, в котором было произведено меньше абортов, но для периода 1994-2010 годов она не соответствует действительности. Анастасия Климова, научный сотрудник Сиднейского технологического университета, представила свое исследование на Конгрессе «Глобальное здравоохранение», прошедшем недавно в Оксфорде, в котором опровергает это предположение. После изучения всех работ, касающихся указанной темы, и соответствующих опросов населения она заявляет, что, хотя пресса систематически связывает уменьшение числа абортов с ростом использования контрацептивов, это не подтверждают имеющиеся на сей счет данные.


Социально-демографические изменения и использование противозачаточных средств объясняют только 15% от грандиозного падения числа абортов в России до 2010 года, согласно Климовой. Официальные цифры, на которых она основывается, показывают, что в 1995 году было вдвое больше абортов, чем рождений, в то время как в течение трех последующих пятилетий на каждую тысячу новорожденных приходилось 600 прерванных беременностей. С тех пор эта цифра уменьшилась до 480, в то время как в Европейском Союзе этот показатель едва превышает 200.


Чтобы опровергнуть утверждение о том, что снижение числа абортов является результатом более интенсивного применения противозачаточных средств, Климова базируется на подборке целого ряда социологических опросов, реализуемых в России по программе РМЭЗ (Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения) Высшей школы экономики, в ходе которых участников опроса, членов более чем четырех тысяч семей, спрашивали, были ли у них аборты в последние 12 месяцев или они использовали другие методы, чтобы избежать беременности. Как ни удивительно, но число тех, кто не пользуется противозачаточными средствами, увеличилось за 1994 — 2010 годы с 45% до 55%. И параллельно этому число абортов снизилось с 5% опрошенных семей до 2%. И хотя рождаемость в этот же период времени несколько возросла, приведенные данные все же плохо согласуются между собой.


Как объяснить это? Для Климовой «это загадка». С одной стороны сохраняется возможность того, что увеличилось число тайных абортов, которые не были зарегистрированы, и соответственно, приводимые данные страдают неточностью. Хотя аборты в России легальны и бесплатны в течение первых 12 недель беременности, она не считает этот фактор определяющим. Уменьшение способности мужчин к оплодотворению из-за проблем с алкоголем — это еще одна гипотеза наряду с предыдущей. Климова также связывает это с тем огромным эмоциональным шоком, который испытало население страны в связи с распадом СССР. «Это в самых различных формах могло повлиять на мировоззрение людей, от уменьшения числа половых контактов из-за стрессовых состояний до изменения сексуального поведения вообще», — говорит она. Но все это не более, чем домыслы с целью попытаться дать ответ на приведенные выше цифры, которые трудно объяснимы. «Может быть, они просто неверны», — предполагает Климова.


В последние годы тенденция к сокращению числа абортов продолжается. «Благодаря появлению в женских медицинских консультациях и родильных домах полутора тысяч кабинетов и центров психологической помощи беременным женщинам в трудных ситуациях, только в 2016 году число абортов снизилось на 58 000 или на 8%», — объясняла в прошлом году Вероника Скворцова, министр здравоохранения России в интервью для новостного агентства «Sputnik».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.