Власти РФ отказали во входе на российский рынок британскому провайдеру спутникового интернета OneWeb, обещающему обеспечить доступным высокоскоростным доступом в Сеть жителей любого уголка планеты.


Россия при этом продемонстрировала желание запустить собственный подобный проект. Однако существуют серьезные сомнения относительно его реализуемости, учитывая многочисленные препятствия финансового, технологического и политического характера.


Между тем Россия с ее обширной территорией могла бы как никакое другое государство извлечь пользу из подобного проекта, способного обеспечить доступной связью жителей даже самых отдаленных районов, что внесло бы большой вклад в развитие страны.


OneWeb


Британская компания OneWeb намерена охватить доступным широкополосным спутниковым интернетом весь земной шар. С этой целью предполагается запуск около 900 спутников связи, с возможным последующим значительным увеличением их числа. Компания планирует начать предоставлять свои услуги уже в 2019 году и добиться полной реализации поставленных в рамках данного проекта целей к 2027 году.


При этом проект OneWeb не является сугубо коммерческим. Одной из заявленных целей инициативы является устранение «цифрового неравенства» — ситуации, когда жители отдаленных районов не могут реализовать свой потенциал по причине отсутствия у них доступа к современным средствам коммуникации. В частности, компания заявляет о намерении к 2022 году подключить к интернету все школы на планете, у которых его пока нет, а к 2027 году добиться преодоления цифрового неравенства, чтобы скоростной интернет «был в наличии и по карману» жителям любой точки планеты.


Для России с ее огромной территорией и множеством удаленных населенных пунктов подобная инициатива могла бы быть крайне полезной. По некоторым оценкам, около половины россиян проживают в районах, переживающих деградацию социально-экономической (в том числе информационно-коммуникационной) инфраструктуры. Наличие всеобщего доступного скоростного интернета в этих районах могло бы создать новые рабочие места, дополнительные возможности для получения образования и ведения бизнеса и множество прочих благ.


Однако в конце прошлого года российские власти отказали компании OneWeb в выделении необходимых для работы проекта в России частот.


Изначально появилась информация, что часть необходимого OneWeb частотного диапазона уже занята российским проектом персональной спутниковой связи «Гонец». Но решение отказать OneWeb в частотах по этой причине показалось неожиданным, так как в 2017 году «Гонец» и OneWeb образовали совместное предприятие, в котором российская сторона получила 40%.


Более того, еще в 2015 году Россия подписала с OneWeb договор на сумму 1 миллиард долларов. На этом фоне отказ России предоставлять OneWeb частоты выглядит опрометчиво: под угрозой, помимо прочего, оказался крупный контракт.


Россия осуществит собственный проект?


Вслед за решением отказать OneWeb в предоставлении частот последовали разговоры о возможном создании Россией собственного конкурирующего проекта. 22 мая 2018 года «Российские космические системы» (РКС), дочерняя компания российской госкорпорации «Роскосмос», представила свой проект российской спутниковой системы глобальной связи «Эфир», предполагающей запуск 288 спутников.


Создание «Эфира» в РКС оценили в 299 млрд рублей (4,8 миллиарда долларов). Первоначально предполагалось, что средства на реализацию российского проекта выделят государственные внебюджетные целевые фонды. Положительного решения по этому вопросу ожидали от Внешэкономбанка (ВЭБ) уже в начале этого года, но в ВЭБе так и не определились, целесообразно ли финансировать «Эфир». При этом в РКС утверждают, что ВЭБ остается партнером проекта, и планируют вскоре подать в ВЭБ заявку на финансирование — правда, не на всю необходимую сумму, а только на небольшую ее часть.


Даже в случае одобрения Внешэкономбанком этой заявки, остается неясным, где РКС будет брать остальные деньги, необходимые для реализации «Эфира». По мнению экспертов, привлечь на такой проект частные инвестиции сложно. Основная проблема заключается в том, что космос не представляется инвесторам выгодным проектом: средств на «Эфир» понадобится много, а вернуть их удастся нескоро (если вообще удастся).


Ситуация с поиском финансирования осложняется еще и тем, что «Эфир» не является прорывной инициативой, не имеющей аналогов. Наоборот, российский проект фактически будет копировать британский OneWeb и американский Starlink, реализация которых, в отличие от «Эфира», уже началась. Система OneWeb должна стать доступной пользователям уже в 2019 году, Starlink — в 2024 году. «Эфир» же могут развернуть не раньше 2025 года. К этому моменту российскому проекту останется уже совсем небольшая доля рынка.


Эксперты считают, что антироссийские санкции также делают «Эфир» непривлекательным для инвесторов. Из-за санкций услугами российской системы связи, вероятнее всего, будут пользоваться только в России и немногих поддерживающих ее странах, вроде Беларуси, Венесуэлы и Кубы. Из-за этого проект попросту не окупится. Тем временем, перед конкурентами — OneWeb и Starlink — таких проблем не стоит.


По этим причинам, РКС, вероятно, может рассчитывать только на государственное финансирование, о котором пока что речи не идет.


Помимо финансовых сложностей, перед «Эфиром» стоят и технологические вызовы. Запуск ракет для России — несложная задача, но с созданием спутников все обстоит иначе. В апреле 2018 года в Россвязи признали, что российские спутники на 70% зависят от иностранных компонентов и электроники. Россия старается перейти на собственную технику, но это долгий процесс: ежегодно удается заместить только до 10% зарубежных компонентов. Более того, в 2014 году США и ЕС ввели санкции на поставки в Россию электроники для армии и космической отрасли, из-за чего РФ пришлось закупать электронику для спутников у Китая. Учитывая это, не вполне понятно, как РКС собирается создать систему спутниковой связи, которая, как отмечалось на презентации проекта, будет основана в первую очередь на российских технологических решениях и компонентах.


Политика против экономики


Система «Эфир» представляется политическим проектом, рассматриваемым властями как возможность обезопасить Россию от негативного влияния западных санкций и повысить независимость страны от зарубежных технологий.


Например, существует мнение, что если бы Россия была подключена к OneWeb, в будущем влиять на нее было бы проще: достаточно было бы просто обрубить на территории страны связь.


Однако на пути этой политической инициативы могут встать серьезные экономические и технологические проблемы.


В частности, пока нет уверенности, что России удастся существенно повысить долю отечественных компонентов в своих спутниках за короткий срок.


Кроме того, остаются серьезные сомнения относительно способности российской инициативы найти финансирование. И даже если деньги будут предоставлены государством, долгосрочные перспективы развития проекта вызывают большие вопросы в связи с низкими шансами его выхода на окупаемость.


В результате россияне могут оказаться лишены доступа к услугам OneWeb, не получив при этом и российского аналога.


Заур Юкин — псевдоним московского автора, специализирующегося на вопросах экономики, науки и технологий.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.